Йемен: без мирной передышки

Категория: 
Протесты в Сане

В последнее время в стране обострилась внутриполитическая ситуация. Правительство утратило контроль над столицей - городом Сана. Он перешёл под контроль шиитских повстанцев из движения «Аль-Хуси», названное так по имени своего лидера - Абдель-Малика аль-Хуси. Летом они захватили  административный центр провинции Амран к северу от столицы, и стало понятно: падение главного города - это лишь вопрос времени. 

Президент Йемена Абд-Раббу Мансур Хади, который является, по сути, саудовским ставленником, в обращении к народу дал понять, что страна в состоянии гражданской войны. В дестабилизации обстановки он обвинил некие иностранные силы, недвусмысленно намекая на шиитский Иран. В ответ аль-Хуси заявил по местному телевидению: «Мы поздравляем всех с победой народной революции, которая открыла новую эру в истории страны».

В Йемене царит троевластие – шииты-северяне, центральное правительство и сепаратистки настроенный юг Йемена.

Почти terra incognita

А что мы, собственно, знаем о Йемене? Из советского прошлого нам известно, что это государство было разделено на две части: на, образно говоря, капиталистическую северную – Йеменскую Арабскую Республику, и социалистическую южную, ориентированную на СССР – Народно-демократическую республику Южный Йемен. Последняя была образована в ходе продолжительного конфликта между шиитским севером и суннитским югом в 1967 году.

Объединение страны произошло при крушении всего просоветского блока в 1990 году, вслед за сносом берлинской стены, состоявшимся годом ранее.  

В период правления предыдущего президента страны Салеха Россия хоть и утратила изначальное влияние, но все же так или иначе поддерживала авторитет до последнего. В Йемене проживает порядка  50 тысяч выпускников советских и российских вузов, которые резервировали за собой важные должности во властных структурах при Салехе, да и сейчас тоже. Политика политикой, а врачи с инженерами нужны при любом режиме.

Несмотря на богатую историю и самобытную южноаравийскую культуру, на сегодняшний день Йемен – беднейшее и самое нестабильное государство Аравийского полуострова, где то и дело полыхает огонь гражданского противостояния.

Кстати говоря, сентябрь – вообще знаковый месяц для Йемена. В конце сентября 1962 года в стране произошла первая на Аравийском полуострове антимонархическая революция, положившая конец режиму местного короля-имама. 26 сентября с тех пор называют Днем сентябрьской революции.

Долгое время на территории Северного Йемена правил имам Саны – глава мусульман-зейдитов (разновидность шиитского течения в Исламе), который объединял духовную и светскую власть. Его владычество прерывалась на период, когда Йемен находился под контролем Османского халифата. После его падения в 1918 году йеменцы провозгласили суверенитет и вновь перешли к традиционному формату государственного правления. Именно Йемен (а не Иран, как считается) впервые в современности образовал шиитское теократическое государство.

Йемен – очень пестрая, этнически, расово, конфессионально, социально разная страна. Жители южно-западной оконечности Аравийского полуострова принадлежат к различным группам арабского суперэтноса: кочевники-бедуины, горожане с множеством различных кровей, афро-арабские мулаты, а также потомки эфиопских переселенцев. Страной де-факто правят главы многочисленных племен и родов. В их руках сконцентрированы реальные полномочия и власть.

В конфессиональном отношении страна поделена практически поровну между шиитами-зейдитами и суннитами. Первые проживают на экономически и инфраструктурно отсталом севере страны, вторые – в богатой нефтью южной части. Именно этот факт и является причиной многовекового раздора между двумя общинами, не дающего стране мирной передышки.

«Арабская весна» и «шиитская осень»

На короткое время объединить Йемен и установить некий консенсус племен удалось Али Абдаллаху Салеху – выходцу из зейдистского племенного союза, который пришел к власти в 1978 году, будучи молодым военным (по сложившейся в регионе традиции – как Каддафи, Насер, Асад, Хусейн). На тот момент ему было 36 лет. Салех контролировал страну – то жесткой рукой подавляя волнения, то просто подкупая племенных вождей и лидеров различных вооруженных группировок. Лавировал он и на внешнеполитическом фронте, оказавшись в тисках влияния могущественного Запада, Саудовской Аравии, Катара и Ирана. Наибольшее влияние на режим имел дом Саудов, который фактически определял курс страны.

Но во второй половине 2000-х годов относительному спокойствию пришел конец. Режим Салеха был атакован сразу с двух сторон – радикальными джихадистами, действовавшими под эгидой «Аль-Каиды», и зейдитами. Положение дел осложняла тяжелая экономическая ситуация. Салеха все громче стали обвинять в диктаторских замашках и в том, что он продался США, чьи беспилотники безнаказанно убивали граждан страны под видом ликвидации террористов.

В 2004 году вспыхнуло восстание зейдитов в северной провинции Саада. Единоверцев активно поддерживал Иран, на стороне правящего режима выступили арабские монархии. Противостояние расшатывало единство страны, религиозные лозунги перемешивались с социальными. Йемен медленно погружался в хаос. Центральное правительство теряло контроль над ситуацией.

Итогом борьбы стало отречение Салеха от власти в ходе «арабской весны» в 2011 году. Он ушел добровольно, получив юридические гарантии неприкосновенности.

Противоборствующие стороны после ухода Салеха достигли непростого компромисса: в феврале 2012 года на безальтернативной основе был избран «переходный президент». Им стал Хади, занимавший пост вице-президента при Салехе. Он должен был подготовить условия для выборов парламента. Но, надо сказать, оказался зиц-председателем – без реальной власти, без влияния на армию, спецслужбы, могущественные племенные союзы, да и на широкие, как принято говорить в таких случаях, народные массы.

Правительство национального согласия продемонстрировало свою полную неэффективность и неспособность решать поставленные перед ним задачи. Справедливости ради надо сказать, что решить их без структурных изменений в экономике и политике вообще невозможно. Единственное, что поддерживало правительство Хади на плаву – это финансовая и политическая поддержка монархий Залива и ЕС.

Политический кризис наложился на экономический. Нефтяные доходы страны резко упали, растет безработица, усугубились проблемы с продовольствием. Существенным вызовом является истощение водных ресурсов, которое часто бывает причиной различных локальных, межплеменных конфликтов. Сюда надо прибавить значительное социальное расслоение, вызвавшее резкий рост недовольства среди населения.

Одним из спусковых механизмов для начала организованной протестной волны стали решение правительства об отмене субсидии на энергетику и рост цен на бензин. Вдобавок новые власти при подготовке конституции Йемена с подачи Саудовской Аравии разделили федеральные штаты таким образом, что хуситы лишились доступа к морю, а это, естественно, резко ограничило их возможности.

Таким образом, накопились социально-экономические претензии. Они легко трансформировались в политические. Но простое недовольство – ничто без организованной оппозиции,  которая сильна в Йемене исторически.

Между Тегераном и Эр-Риядом

Поддержка, оказываемая Ираном хуситам, бьет по позициям Саудовской Аравии и ОАЭ, которые активно присутствовали в регионе. У Йемена и СА имеются к тому же территориальные проблемы, не урегулированные с 1918 года. Но, главное, Эр-Рияд всерьез опасается того, что хуситы станут катализатором восстания шиитов, которые компактно проживают в нефтеносной восточной части. Они всегда были головной болью для королевского режима. Беспокойство усилилось после  «арабской весны».

​На восточных рубежах Саудовской Аравии, в Бахрейне, не утихают волнения шиитов, которые составляют 80% всего населения монархии. Шиитский южный Ирак, который уже существует как самостоятельная политическая единица, тоже недружелюбно настроен по отношению к Эр-Рияду. Война в Сирии, политическая нестабильность в Египте, который долгое время прямо вмешивался во внутренние дела Йемена – все это может сойтись в своеобразном кризисном завихрении и увлечь регион в пучину хаоса. Кризис неминуемо спровоцирует рост цен на нефтяном рынке, что, надо сказать, выгодно России…

Руслан АЙСИН

"Кавказская политика"

Понравился материал - поддержите нас