Восток: все предали всех

Ближний Восток: война всех против всех

Вхождение РФ в Сирию превратило подзабытый конфликт в «канун Третьей мировой». Слишком много участников этой драмы, слишком запутаны планы, декларации и намерения. Чего добиваются и что потеряли те, кто вовлечен в ближневосточный котел?

Россия

Два месяца российских бомбардировок в Сирии не привели к победам на земле. За каждым ударом пристально следят многие – от западных разведывательных и экспертных сообществ до мусульманского интернационала, который крайне болезненно воспринимает российские бомбардировки.

Россия шла на эскалацию – и добилась ее. С самого начала эта эскалация была адресована не неуловимому и запрещенному ИГ, а Турции.
Сейчас, когда РФ довела отношения с Анкарой до намеков о применении ядерного оружия, это стало очевидным.

Четверть века Турция была самым удобным партнером, причем, это партнерство стало плодом усилий людей, а не властей – теперь достижения обнулились. Из России выталкивается все турецкое – студенты, мужья, бизнес, школы, научные контакты, помидоры. 

Чисто экономически в проигрышной ситуации не Турция (цифры доступны). То же  касается и репутационных потерь, если выйти из магического круга телепропаганды.

Два месяца бомбардировок нанесли урон имиджу России – гораздо больший, чем две войны в Чечне и непонятная заваруха в Украине. 

Образ России на Западе был плох и без того. 

Но на Востоке некий позитивный имидж России сохранялся и даже приумножался благодаря целому каскаду символических жестов.

Так, Россия не участвовала в западной агрессии против Афганистана и Ирака. Более того, время от времени намекала, что сочувствует всем формам сопротивления оккупации.

Она стала членом Организации Исламская конференция – единственная, из немусульманских стран. Следила за событиями «арабской весны», до поры удерживаясь от оценок «все это происки ЦРУ». Не участвовала в агрессии против Ливии.

Россия приветствовала избрание первого президента от братьев-мусульман в Египте и принимала его. Россия – единственная – пригласила делегацию ХАМАС еще в 2006 году и сохраняла контакты со всеми ключевыми участниками Ближневосточного урегулирования.

Россия упорно строила Бушерскую АЭС в Иране и дразнила США поставками С-300.

30 сентября 2015 года все плюсы обнулились.

Бомбардировки Сирии во мгновение ока перенесло РФ из знаменосцев антивоенного интернационала в разряд интервентов. Участие в войне на стороне режима, который убивает мусульман, и обвинение Тайипа Эрдогана в том, что он ведет мусульманскую политику – так читается то, что говорит и делает теперь Москва.

Для мусульман мира (полтора миллиарда) и России (20 миллионов) такая политика означает ее переход на сторону врагов ислама. Ни разу в истории России не удавалось надолго договориться с Западом. Для него она оставалась азиатской деспотией, без идей.

Единственный шанс выйти из этого образа был у СССР. Но идея защиты угнетенных СССР подменил запретом религии, свобод и мысли в совокупности с политикой «разрядки», что кончилось демонтажем системы.

До вхождения в Сирию у России все еще был унаследованный от СССР образ некоего «друга справедливости». Конечно, это химера. И, наверное, хорошо, что теперь и она разрушена.

Россия оказалась игроком в ближневосточной ситуации, в которой она участвует на чужих условиях.

Во внутренней политике Восточная война уже ведет к закручиванию гаек, свертыванию свобод, давлению на мусульман и всякое инакомыслие. Ее сопровождает пропаганда по ТВ, которая не имеет себе равных в истории.

Сирия

Воистину, сирийский народ хлебнул горя за четыре года. Страна разрушена. Из 22 миллионов 7 миллионов стали беженцами внутри страны или бежали из нее. Убиты 410 тысяч человек. 

Люди продолжают умирать под бомбами, и эти бомбы «наши» – у антироссийской пропаганды теперь есть свинцовые аргументы. 
За четыре года сирийцы из добродушных, заточенных на семью и ремесло трудяг, превратились в гигантский партизанский отряд в походе. 


Сирия стала той точкой, где воедино в смертельной схватке сошлись ведущие силы мира


Российская пропаганда повторяет линию Дамаска, что в Сирию пришла иностранная интервенция в виде боевиков и террористов. Но вне действия российской пропаганды ситуация видится наоборот: это Дамаск призвал интервентов против восставшего народа. 

Сирийцев сложно убедить, что Свободной сирийской армии нет. Да, есть иностранцы. Да, есть зловещее ИГ. Но всюду под бомбами погибают прежде всего они – граждане Сирии. И сотни активистов в соцсетях разносят фото и видео этих новых жертв, которые теперь намертво привязаны к российским бомбардировкам.

Оппозиционные сирийцы и сочувствующая им умма думает не так, как ТВ в России. По их мнению, оккупантов на сирийскую землю призвал именно Дамаск – сначала инструкторов из Ирана, потом – бойцов Хизбаллы, а теперь – россиян в бомбардировщиках.

Вхождение РФ в Сирию сделало ясной и то, что РФ выступает в Сирии в союзе с Израилем за Дамаск. При всей видимости обмена колкостями с «западными партнерами», РФ и западные оккупационные силы действуют заодно: Запад четыре года говорит, что Асад должен уйти, но ничего для этого не делает.

Вхождение РФ высветила и то, что сирийцы давно знают - армия Асада слаба, а основные действия ведет шабиха (отряды самообороны), сила, наводящая ужас на суннитское большинство.

Так что с точки зрения значительного числа сирийцев и мусульманской улицы, Сирия оккупирована иностранцами благодаря Дамаску, а борьба с оккупацией – святое дело, как ни неприятно это звучит для нас.

Россия умудрилась войти в ту же реку дважды – в Афганистане в 1979 году и сейчас: она вновь спасает  режим, который от самого этого спасения становится антинародным.

Антироссийской и антисирийской пропаганде даже особо напрягаться не надо – сюжетов хоть отбавляй.

До войны Дамаск, брошенный СССР и Россией на произвол, сохранял верность принципам «политического ислама»: помогал палестинским движениям и Хизбалле, дал приют беженцам, не бросал знамя борьбы с израильской оккупацией Палестины.

Теперь заветы утрачены. 

Дамаск занят обеспечением своего выживания. Башар Асад публично отмежевался от «политического ислама», хотя именно его исповедуют его ближайшие союзники -  Иран и Хизбалла.

Российские бомбардировки усугубили положение и Дамаска, и повстанцев – все больше жертв, все гуще поток видео с этими жертвами, но нет ни ясности целей, ни надежд на мир. 

Турция

Из всех участников театра войны только Турция Эрдогана набирает очки в глазах уммы. Да,  во многом, очки заработаны словами, но никто другой из деятелей не способен даже на это.

Впрочем, есть и дела. Именно эти дела обозначены обвинителями Эрдогана как «исламизм».

Эрдоган, его семья и его соратники - соблюдающие мусульмане. Он отменил кемалистские запреты на хиджаб, азан и мечеть. Турция приняла два миллиона беженцев и сама их обеспечивает. 


Турция вынуждена была вмешаться в сирийский конфликт


Турция возвышает голос по всем вопросам, которые волнуют мусульман: она против блокады Газы и оккупации Палестины, против переворота генерала Сиси в Египте, арестов, судов и казней, которые последовали после переворота. Эрдоган  говорит о преследовании народа Рохинья в Бирме, и его советники мониторят ситуацию с крымскими татарами.  

Правительство Эрдогана к 2010 году добилось поставленной цели – ноль проблем с соседями, в том числе и с Сирией. С ней у Турции и не было никаких проблем, если не считать, что дружба со страной «оси зла» запрещена в цивилизованном сообществе. 

Надо сказать, что довоенная спайка Турции с Сирией была гораздо более действенной, нежели помощь Сирии от РФ, которая от нее отмежовывалась.

Знаменитая «встреча семьями», о которой сейчас так часто вспоминают как доказательство вероломства Эрдогана, состоялась на фоне безоблачных отношений между лидерами. 

Башар Асад прибыл в Стамбул 7 июня 2010 года спустя всего неделю после штурма израильским спецназом Первой флотилии свободы, которая шла на прорыв блокады Газы. Турция была главным вдохновителем флотилии, израильские штурмовики убили девять ее граждан. Этим визитом Асад и Эрдоган бросили вызов миру своей солидарностью с Газой. За одно это оба они, с точки зрения мирового сообщества, достойны ликвидации.

Из трудных задач Эрдогану удалось урегулировать курдский вопрос. Англичане с ирландцами к такому перемирию шли 300 лет.

Курды получили СМИ и школы на национальном языке, широкие дотации и льготы, мечети в каждом селении – примирение было достигнуто именно благодаря принципам «политического ислама» - то бишь «исламизма», в котором теперь Эрдогана обвиняют.

На фоне все большего сближения РФ с Израилем, Турция последовательно демонтировала отношения с ним: она свернула все военные контакты, отказала ему в осуществлении водного проекта, туризм из Израиля свернут, дипломатические контакты фактически заморожены. 

У Эрдогана и Асада были рабочие отношения вплоть до лета 2011 года – то есть до того, как сирийская армия и милиция начала стрелять в демонстрантов, а в Турцию хлынули беженцы.

Вопреки пропаганде, вовсе не Турция была инициатором и спонсором волнений.

Восстание против Асада вспыхнуло в марте 2011 года не на границе с  Турцией, но на Юге и в центральной части, а в Алеппо долго ничего не происходило вообще. Отряды повстанцев активизировались на Севере лишь к концу 2011 – началу 2012 года.

Турок в числе боевиков-иностранцев ничтожно мало – не более нескольких сотен.

Турции не удалось ни в 2012, ни годом позже добиться бесполетной зоны над Сирией. Не добился Эрдоган от Обамы и ясности в отношении к Асаду, в том числе и после применения химоружия в Гуте в 2013 году.

У Турции наступило понимание, что ни одна из стран-спонсоров сирийского конфликта не желает разрешения ситуации, но напротив – все хотят ее продолжения и втягивания в конфликт Турции.

С этого времени Турция ограничивается помощью беженцам и сирийским  туркоманам, проживающих на Севере Сирии. Тех самых, которых зачем-то так упорно бомбила Россия.

С момента вступления России в сирийский конфликт напряженность растет именно в отношении Турции. Но чем больше Россия обвиняет Турцию, тем больше поддержка Эрдогану со стороны мусульманской улицы и правителей мусульманского мира. И тем хуже  отношение к России.

Иран

Многие эксперты считают, что Иран – главная опора Асада, и вообще чуть ли не он  уговорил Россию войти в Сирию. Считается, что задача Ирана – удержать «шиитский» пояс Иран-Ирак-Сирия-Ливан. 

Но у Ирана более сложная линия – он точно не готов встраиваться в российский фарватер, его не устраивает открытое союзничество с Израилем, в которое его вовлекает РФ, поскольку это рушит столпы иранской идеологии. 

У Ирана есть и вполне сильные рычаги, которые обеспечивают ему некоторую независимость от внезапного союзника.

Иран намерен избавиться от санкций и вывести свою нефть на мировой рынок. США всячески этому способствует, но тоже так, чтобы держать ситуацию под своим контролем. А Россия, чтобы несколько замедлить этот процесс, вновь обещает Ирану С-300, но ясно, что союз этот не такой сладкий, как мог бы быть.

Пока президентом Ирана оставался Ахмадинежад, участие в сирийских делах было крайне сдержанным и ограничивалось исключительно инструкторами. Ахмадинежад оставался своего рода прощальным символом Исламской революции, единства мусульман, общего дела исламского пробуждения, солидарности с Палестиной. Все лидеры арабских революций ездили при нем в Тегеран. 

С приходом президента Рухани летом 2013 года изменился и курс Ирана, и степень участия в сирийских делах. С одной стороны, начались бурные переговоры с США, отказ от ядерной программы в обмен на снятие санкций. С другой стороны, на нет сошла риторика Исламской революции, помощь ХАМАС и идеологическое  противостояние с Западом.

На сегодня, по некоторым данным, в Сирии погибло девять высокопоставленных офицеров Корпуса стражей исламской революции.
Сунниты мира возненавидели  Иран за то, что, по их мнению, шииты помогают алавитам и русским убивать суннитов.

Несмотря на обмен колкостями, Иран сохраняет устойчивое экономическое сотрудничество с Турцией и не спешит в струю российских антитурецких санкций. На роль антитурецкого тарана он не пойдет.

Ирак

Иракский Курдистан, к неудовольствию Багдада и России, пообещал Турции компенсировать газ, когда начались осложнения с Россией. У Курдистана свои давние сложные игры с Турцией, которые на сегодня гарантируют ей, что никакого нового курдского государства не будет, а курды Сирии и Турции останутся там, где они есть – под давлением ИГ и под надзором турецкой армии.

Турция только что провела ротацию своего небольшого контингента из 150 солдат в Курдистане – как гарантию того, что никакого пересмотра ее собственных границ не будет. Этот корпус находится в Курдистане год по просьбе Эрбиля.

Багдад требует вывода турецкого контингента и ставит условия, но никаких силовых ресурсов для решения проблемы у него нет.
Багдад действует вовсе не является ни российским партнером, ни иранским, а с обоими сотрудничает в тех пределах, которые оговорены с США.

"Израиль"

Сирийская война маргинализовала "Израиль". Новая война лишила его базовых  принципов. Не "Израиль" теперь поставляет первополосные новости, с ним больше не носятся.

Время от времени Нетаньяху по привычке жалуется США, что вообще-то вот тут есть Иран, который все еще хочет стереть с лица земли еврейское государство.

Напоминания эти не производят впечатления в Америке – ведь Америка только что сделала невозможное: заставила Тегеран отказаться от ядерной программы – краеугольного камня иранской идентичности. И вот-вот снимет с Ирана санкции и клеймо «оси зла».


"Израиль" - главный провокатор и разжигатель в регионе


Фактически "Израиль" входит в асадовскую коалицию вместе с Россией и Ираном. Строго говоря, вступив в войну, Россия поставила Асада и Иран перед фактом, что ее главный союзник в регионе – "Израил"ь. Любите, как говорится, и жалуйте своего титульного врага.

Ситуация, конечно, тяжелая для репутации, и Ирана, и Асада, и тем более Хизбаллы. Да и для "Израиля" она неудобная.

Вот и приходится его авиации время от времени совершать показательные и совершенно не опасные полеты над Сирией, имитировать бомбардировки, заявлять, что он-де не допустит передачи С-300 Хизбалле. Дамаск привычно отвечает, что это недопустимо.

"Израилю" в этой конфигурации поручена функция разжигателя антитурецкой истерии. Его спикеры на всех площадках повествуют о том, что Россия вытеснила США из региона. Что Турция – главная угроза человечеству, спонсор террора в виде ИГ и аль Каеды, основной получатель бонусов от нефти террористов. Что Эрдоган ударил в спину России. Что ему следует отомстить. Что «исламист» Эрдоган покровительствует всем «плохишам» и должен быть сметен. 

Под эту трескотню "Израиль" утюжит третий месяц палестинцев, сносит дома, арестовывает и убивает женщин и детей, уверяя изумленного обывателя, что палестинцы без ножа шагу не ступят и исполнены природной немотивированной ненависти.

Палестинцы в этом новом Ближнем Востоке остались один на один с израильской армией. Им никто больше не помогает. И разве что горстка европейских и американских леваков по-прежнему приезжает собирать вместе с ними оливки под дулами израильских автоматов и выходит на акции солидарности с Палестиной. 

Хизбалла

Трагическое испытание выпало на долю этих храбрецов. До 2012 года они оставались незапятнанными рыцарями главного направления мусульманского сопротивления, его образцом и примером.

Они не хотели этой войны. И как могли сопротивлялись участию в ней. Непростительное предательство совершенно в отношении движения Сопротивления, которые 30 лет клали свои жизни за освобождение Ливана и во имя палестинского сопротивления.


Хизбулла между Ираном и Ливаном, а в итоге Сирия... 


Это они освободили Юг Ливана от израильской оккупации. Это они нанесли "Израилю" первое за всю его историю поражение в 2006 году. Это они были героями мусульманского мира, когда миллион человек праздновали победу на площади Звезды в Бейруте в августе 2006.

Ни один суннитский ученый тогда и помыслить не мог, чтобы рассуждать, что шииты – не мусульмане. В каждой семье на Юге Ливана есть шахиды войны против "Израиля".

Иран, американские (и не только) спецслужбы, Россия и неумолимость истории  вовлекли их в сирийскую войну. Никогда прежде Хизбалла не воевала против мусульман. Она сумела избежать этого в Гражданскую войну в Ливане. Но не смогла сопротивляться в сирийской бойне.

С весны 2013 года Хизбалла стала ее участником, когда ей пришлось оборонять шиитские села на севере Ливана и держать оборону аль Кусейры от сирийских партизан. В Кусейре после победы бойцы Хизбаллы прошли по туннелям – и они узнали руку палестинцев, которых они научили искусству рыть подземные укрепления. Не знаю, понимаете ли вы трагизм этого узнавания.

И вот теперь российские мусульмане называют Хизбаллу «хизбут-шайтан», считают врагом, рассказывают о ее коварстве и особой жестокости ее снайперов.

На сегодня Хизбалла является самым боеспособным, хоть и небольшим отрядом, который несравним ни с кем в искусстве войны в Сирии, да и на Ближнем Востоке. Только теперь они умирают не там и не за то, как делали их братья и отцы.

Люди Хизбаллы хранят глухое несогласие – и по поводу вхождения России в Сирию, и по поводу новой «роли» "Израиля", и из-за невозможности дистанцироваться от  «нового курса» Ирана, и по причине слабости режима в Дамаске, который сопротивляться не может, а уйти ему не дают ни его сторонники, ни его противники. Лучше всех они видят, как масштабны и зловещи планы по переустройству Ближнего Востока.

Только что Хизбалла наблюдала, как российская авиация нанесла удары по ряду объектов в Ливане, да еще заявила, что это были удары по ИГ. В прошлом на подобные шаги шел только "Израиль" – враг Хизбаллы. И она всегда на такие удары отвечала. Все, кто приветствовал в Ливане внешнего врага, утрачивали свои позиции и маргинализировались.

Впервые по Ливану нанесены удары, на которые Хизбалла не в силах ответить. Ее втянули в союз с теми, кто совершает удары по Ливану.

Они – заложники. Их принесли в жертву. Они это понимают. 

США

Как известно, внешнеполитическая стратегия этой страны не зависит от того, кто находится у власти. Есть много мнений, каков американский план по переделке границ Ближнего Востока и есть ли он вообще. Есть много желающих рассуждать на эту тему в рамках новой российской пропаганды.

На сегодня США весьма ловко распределили роли, и каждый актер старательно исполняет свое. После 10 лет войны, США впервые руководят процессом, не тратясь и не теряя своих армейцев в боестолкновения. 

Все предали всех под их неусыпным руководством. Образовались союзы, внутри которых натянута пружина жесточайших противоречий.

К сожалению, РФ, несмотря на приступы антиамериканской риторики, встроена именно в американскую стратегию переустройства Ближнего Востока. У РФ не существует самостоятельной внешнеполитической стратегии на Ближнем Востоке.

Либералы как бы этого не видят, а когда увидят, вряд ли будут протестовать. Патриоты пребывают в угаре восторга, что Россия «вернулась» - их ждет разочарование.

И те, и другие сходятся друг с другом и с «западными партнерами» в том, что чем больше на Ближнем Востоке будет убито «исламистов», тем лучше. Просто не все дерзают сформулировать это с такой предельной ясностью, как Носик, который сказал, что он рад, если Россия забомбит всю Сирию в каменный век, так как там все – враги.

В итоге большого передела Ближнего Востока есть много поводов для пессимизма, если ограничиться сугубо материалистическим анализом.

Мусульмане убивают друг друга. 

Лучшие – герои афганского, иракского сопротивления сложили свою голову, потеряли близких, вынуждены скитаться на чужбине. Последний «исламист» Эрдоган в кольце врагов. Есть мало шансов полагать, что заказчиками этого «кольца» был кто-то кроме США. А исполнителем роли его врага назначена Россия. Последняя страна, где мог найти убежище мусульманин, находится под прицелом обвинений в пособничестве терроризму.

Все плохо на Ближнем Востоке. Все, с кем я говорила, произносили эту фразу. 

Заметьте,  тема ИГ, всюду запрещенного, как-то потускнела. Далай-лама советует начать с ним переговоры. «Time» называет аль Багдади в числе лидеров планеты – в списке есть Меркель, но нет Путина.

Об ИГ подзабыли, хотя время от времени из таинственного ниоткуда выплескиваются новые ролики с отрубанием головы. На последнем видео (говорят, грубой подделке под киностандарт ИГ) русский обещает отрезать голову русскому, пока на них обоих не упали русские бомбы. Видимо, это чтобы в России не забыли куплеты про то, что Царьград должен быть непременно «наш».

Надежда Кеворкова

Понравился материал - поддержите нас