Воспоминания о Саиде Кутбе

Категория: 

Наверное это показательно для современного состояния уммы, что за пределами его родного Египта и узкого круга исламских активистов лишь немногие мусульмане помнят о том, что 29 августа 1999 года исполнилось 33 года со дня мученичества Саида Кутба. Кутб не был обыкновенным мусульманином. Человек, безупречно соблюдающий Ислам, Кутб внёс огромный вклад в мусульманскую политическую мысль во времена, когда мусульманский мир был всё ещё загипнотизирован такими западными понятиями как «национализм», «национальное государство» и «отцы нации», и когда в моде была, в основном, националистическая риторика, переплетённая с социалистическими лозунгами.

Именно в такой атмосфере Саид Кутб поднял свой голос и своё перо против тех ложных идеологий и одним росчерком пера заклеймил их как современную джахилийю. При этом Саид Кутб исходил из идей Мауланы Маудуди, писавшего о «частичной джахилийе». Но если покойный пакистанский учёный был готов дать социальным системам, превалирующим в современных мусульманских обществах шанс на модификацию, дабы они приобрели таким образом некоторую респектабельность, то Саид Кутб не допускал ничего подобного и настаивал на том, что Ислам, будучи полноценной и завершённой системой жизни, не нуждается ни в каких добавлениях со стороны систем, изобретённых людьми.

Именно столь прямая и откровенная формулировка привела его на виселицу 29 августа 1966 года вместе с двумя другими лидерами «Аль-Ихван аль-Муслимун» — Мухаммадом Юсуфом Авашем и Абд аль-Фаттахом Исмаилом. Обвинение против Саида Кутба базировалось на его ныне широко известной книге «Ма’алим фи’ль-тарик» («Вехи на пути»). Книга обличала существующий ныне в мусульманских обществах порядок как джахилийю, указывая мусульманским активистам путь и описывая шаги, которые им необходимо было предпринять, чтобы установить общество, основанное на Божественном порядке.

«Аль-Ихван аль-Муслимун» больше не является тем движением, в которое вступил Саид Кутб, когда вернулся из CШA в 1950 года. С тех пор оно превратилось в пустую оболочку, обычную политическую партию, размахивающую исламским флагом. Но даже эти умеренные проявления исламского духа не выносимы для египетских фараонов, выслуживающихся перед своими хозяевами в Вашингтоне и Тель-Авиве. И при этом именно мусульманских активистов обвиняют в «нетерпимости».

Саид Кутб был выдающимся писателем. Его лучшие работы, однако, были написаны после его внезапного возвращения из CШA. Причиной его разочарования стали пресыщенность американского материалистического общества и повсеместная половая распущенность. Он мог бы продолжать работать в университете над докторской диссертацией, но решил вместо этого вернуться в Египет и посвятить свою жизнь исламскому движению.

Если в его жизни и был какой-нибудь особенный момент, который оказался решающим при принятии этого решения, то это была та боль, которую Кутб испытал, увидев, каким образом американская пресса осветила мученичество Хасана аль-Банны. Читатели «Crescent International» не сильно удивились тому в каком тоне «Нью-Йорк Таймс» писала о мученичестве имама Хасана аль-Банны. Вот что было напечатано в газете:

«В Каире от руки наёмного убийцы пал лидер незаконного террористического „Мусульманского Братства“ Хасан аль-Банна» (13 февраля, 1949 года).

Далее в статье говорилось:

«В шейха Хасана аль-Банну, 39-летнего главу незаконного „Мусульманского Братства“ — экстремистского египетского националистического движения, которое было запрещено, после того как власти объявили его ответственным за серию взрывов и убийств, проведённых в прошлом году, выстрелили пять раз. Выстрелы произвели несколько молодых людей, подъехавших к месту преступления на машине. Шейх скончался в больнице сегодня вечером».

Слово «террорист» в приложении к исламской деятельности не является феноменом 80-х или 90-х гг. Оно используется на протяжении более пятидесяти лет. Стоит открыть старые газеты — и любой увидит как рупоры сионистского истэблишмента Америки использовали эмоционально сильные выражения «террорист», «экстремист», «незаконный» и т. д. для характеристики «Аль-Ихван аль-Муслимун». Легко вообразить себе разочарование Кутба, увидевшего, как уважаемые всеми печатные органы, выразители общественного мнения, очерняют образ видного исламского лидера.

Когда Саид Кутб вернулся в Египет, он начал сотрудничать с «Аль-Ихван аль-Муслимун», в рядах которого он ранее не состоял, при этом продолжая думать и писать. В ту пору «Ихваны» контактировали со «Свободными офицерами», которые планировали низвергнуть монархию короля Фарука. В числе «Свободных офицеров» были такие фигуры как полковник Гамаль Абдель Насер и полковник Анвар Садат. По собственному признанию Садата, Саид Кутб был главным идеологом «революции» «Свободных Офицеров». Если бы заговор провалился, ясно, что Саид Кутб заплатил бы за это своей жизнью. Сам же Садат, по его же собственному признанию, пошёл в кино в тот день, на который был назначен переворот, для того чтобы иметь алиби в случае, если «что-нибудь сорвётся». Он стал президентом Египта после смерти Насера от сердечного приступа в сентябре 1970 года.

Пути «Свободных офицеров», однако, скоро разошлись с «Ихванами». В этом нет ничего удивительного для тех, кто хотя бы поверхностно знаком с такими институтами мусульманского мира как армия. Заговорщики были молоды и неопытны, нуждались в патриархальной фигуре, в интеллектуальном лидере. Саид Кутб лучше всего подходил для этой роли. Но как только путч увенчался успехом, у «Свободных офицеров» появились другие планы.

За два года, прошедшие после путча, Насер захватил всю полноту власти в государстве. После этого он обрушился на «Ихванов». Два события, в особенности, послужили причиной разрыва: требования «Ихванов» ввести исламскую конституцию и свободу печати, а также их возражения против принятого в 1854 году англо-египетского соглашения по Суэцкому каналу. Всё это полностью показало неискренность революционных заверений Насера. Договор позволял Великобритании вводить войска в Египет, если возникала угроза британским интересам на Ближнем Востоке. Собственно договор, в сущности, создавал правовую базу для постоянного присутствия британских войск на Суэцком Канале.

С начала 1954 года и до самой своей казни Саид Кутб провёл большую часть времени в тюрьме. В начале 1954 года, когда египетская тайная полиция пришла его арестовывать, Саид Кутб лежал с высокой температурой. Но полицейские всё равно надели на него наручники и насильно отвели в тюрьму. По пути он несколько раз терял сознание от слабости. Когда Кутб оказался в тюрьме, на него спустили специально обученную собаку, которая более двух часов его терзала. После этого его допрашивали в течение семи часов без перерыва.

На суде, проходившем в 1966 году, Кутба обвинили в заговоре с целью подготовки марксистского переворота в стране. Это нелепое обвинение было сделано режимом, который сам являлся близким союзником Советского Союза. Правители Египта знали, что они обвиняют и судят человека по полностью сфабрикованным обвинениям. Настоящей причиной обвинения было то, что Саид Кутб отвергал существующий режим как джахилийю. Насер знал, что если такие идеи проникнут в народ, то это создаст угрозу его правлению и, в конце концов, приведёт к его свержению. Саида Кутба следовало устранить.

Незадолго до запланированной казни к Саиду Кутбу пришёл эмиссар от Насера с просьбой подписать петицию президенту с прошением о помиловании. Ответ Саида Кутба был прямым:

«Если я сделал что-нибудь не так в глазах Аллаха, я не достоин помилования, но если я не сделал ничего дурного, я должен быть освобождён без того, чтобы мне пришлось просить о помиловании у какого бы то ни было смертного».

Эмиссар ушёл от него разочарованный, и Насеру отказали в удовольствии отклонить «апелляцию» Саида Кутба о помиловании.

Саид Кутб написал ряд книг, включая хорошо известную «Под сенью Корана», в которой он разъясняет коранические аяты путём отсылки к другим аятам священной книги. Эту книгу он создал во время своего долгого заключения в тюрьме по фиктивным обвинениям. Его вклад в мусульманскую политическую мысль также огромен. Он категорически отвергал любые заимствования с Запада и настаивал на том, что Ислам самодостаточен.

То, что этот достойный сын Ислама должен был подвергнуться таким испытаниям и унижениям в мусульманской стране показывает всю глубину безнравственности, в которую опустился мусульманский мир. Возможно, это и стало отчасти причиной, по которой армия Насера потерпела столь сокрушительное и бесславное поражение от рук сионистских сил год спустя во время Шестидневной войны в июне 1967 года.

Саид Кутб живёт в сердцах миллионов мусульман во всём мире. Его книги были переведены практически на все языки, на которых читают мусульмане, и пользуются по-прежнему значительным влиянием.

Из книги «Аллах не любит Америку»

13.05.2014

Понравился материал - поддержите нас