В тупике либерализма

Категория: 

Строить коммунизм или встать под знамена ислама: у человечества нет иного выхода в борьбе за свои права?

В преддверии саммита в Давосе международная благотворительная организация Oxfam представила данные своего очередного исследования о социальном расслоении в мире. Согласно выводам Oxfam, в 2009 году один процент человечества владел 44% процентами мировых богатств, в 2014-м — уже 48%. По прогнозам организации, в следующем году один процент будет контролировать уже более половины всего глобального богатства. При этом уже сегодня на 80% жителей планеты приходится только 5,5% мировых материальных накоплений.

Социальное расслоение в мире росло всю вторую половину XX века. Но, как известно, от разрастания пропасти между богатыми и бедными находится в прямой зависимости рост социальной напряженности. Значит, в ближайшее время человечество столкнется с различными потрясениями. Войны, революции — неизбежный итог нынешней политики мировой олигархии.

Но встает вопрос, под какими лозунгами человечество будет бороться за более справедливое мироустройство? В первой половине XX века широкие массы во всём мире были охвачены коммунистической идеологией. Сейчас она не имеет существенной поддержки даже во многих постсоветских государствах. Там же, где компартии занимают видное место в политическом процессе, пропагандируемая лидерами партий идеология мало похожа на то, о чем писали Маркс и Ленин. Есть желание жить по заветам классиков марксизма в КНДР, на Кубе, в Венесуэле. Но эти страны не определяют мировую повестку дня.

Правда, как говорят многие ученые, марксизм просто логичным образом трансформировался, и социалистические идеи находят своих многочисленных поклонников и свое воплощение в разных частях света. Некоторые даже приводят в качестве примера социалистических стран вполне себе капиталистические Швецию и Норвегию. Кто-то обращает внимание на стремительно развивающийся Китая, где компартия у власти.

В то же время растет в мире движение, которое не использует марксистский подход к изучению общества, но выступает за социальную справедливость. Это движение — политический ислам. О необходимости перераспределения глобальных богатств по новым принципам, с учетом интересов сотен миллионов обездоленных, говорят лидеры Ирана, Саудовской Аравии. Не секрет, что даже самые радикальные движения исламского толка на Ближнем Востоке или на Северном Кавказе вербуют своих сторонников именно благодаря обещаниям построить справедливое общество, так называемый «всемирный халифат», который будет жить в соответствии с законами Всевышнего.

Какой вариант развития глобальных событий наиболее вероятен?

Председатель Исламского комитета России и член координационного совета «Левого фронта» Гейдар Джемаль полагает, что современная глобальная классовая борьба будет идти именно под знаменами ислама:

— Во-первых, думаю, что данные организации Oxfam сильно занижены. В частности, американские специалисты еще в 1970 году говорили, что один процент человечества владел 40% мировых богатств, сегодня можно говорить о 80% богатств, сосредоточенных в руках 1%. Во-вторых, небольшой короткий период, в 1990-х и начале 2000-х, в стане Запада существовал социальный феномен под названием «средний класс». Правящим кругам тогда удалось внушить широким массам мысль, что всё общество имеет одни цели, как повышение всеобщего благосостояния, и от последнего бомжа до Сороса все заинтересованы в этом. Но сегодня средний класс уходит в небытие, и база такой наивной «хомячковой» идеологии тоже начинает рушиться. Мы возвращаемся к классовому противостоянию, но на новом этапе.

В-третьих, классовая борьба всегда шла под религиозными лозунгами. Только в короткий период, когда появилось Просвещение, французский социализм и потом — интегрирующий эти течения марксизм, с социальной борьбы были сняты религиозные одежды. Было объявлено, что борьба идет под знаменем распределительной справедливости.

Но протест на базе распределительной справедливости обанкротился, и возвращается классовая борьба под религиозными лозунгами, какой она была в Средневековье и в Античности. Центром этой борьбы всегда была монотеистическая аврамическая традиция. Иудаизм бросал вызов установленному мировому порядку, христианство было религией справедливости и религией бедных. Ислам изначально декларирует борьбу против системы. В Коране сказано, что все правители установлены Всевышним в качестве преступников, которые интригуют во имя своей власти.

Сегодня на место марксизма приходит политический ислам, который ставит перед собой глобальную задачу сокрушения мировой системы, где немногие контролируют планету во имя абсолютного зла, всемирного отчуждения и дегуманизации человечества.

— Может ли политический ислам охватить значительную часть человечества, ведь есть христианский Запад, самобытные культуры Индии и Китая?

— Мусульмане — это всего лишь четверть человечества. Но стоит учитывать, что Запад перестал быть христианским, он скорее постхристианский. Даже если говорить о консервативно-аристократических верхах. Поэтому мы спокойно можем списать западное христианство из той силы, которая контролирует миллионы в широких низах.

В Китае и Индии живут огромные массы. Но они политически и идеологически стали периферией человечества. Основной конфликт идет между либерализмом, у которого штаб-квартира в США, и — политическим исламом, который бросает вызов либерализму, как радикальная доктрина справедливости. Есть два полюса — Запад и «Большой Ближний Восток», который находится всюду. Ведь есть мусульмане и в Китае, а в Индии их более 300 миллионов, то есть больше, чем в любой мусульманской стране или всё население Штатов. Есть мусульмане среди французов, англичан и немцев. Они — некая универсальная всемирная диаспора. Им противостоит либерализм, который своей демагогией прикрывает контроль одного процента над 80% мировых богатств.

Да, есть китайцы и индийцы. Но они точно такая же сила как, скажем, пролетариат на Тайване или в Индонезии. Но он ничего не решает. Даже если пролетариат совершит пролетарскую революцию на Тайване, то это не изменит мировой истории, как это было возможно в XIX веке. Многие страны могут быть мировой кузницей, производящей массу продуктов, но в духовном смысле они не участвуют в главной конфронтации сегодняшнего дня. С одной стороны есть безрелигиозный и циничный либерализм, с другой — политический ислам, который приходит на смену марксизму.

Если гипотетически представить, что политический ислам будет распространять свое влияние, то каким будет образ будущего мира? Есть опасения, что женщинам запретят учиться, а всем — даже играть на музыкальных инструментах.

— Мы знаем, что эти страшилки не работают. В Саудовской Аравии, которой пугают маленьких детей, женщины учатся, работают и в целом чувствуют себя весьма комфортно.

Не надо смешивать политический вызов ислама и жизнь под эгидой ислама в условиях военного времени в тех местах, где он взял ситуацию под контроль. Ведь странно говорить о советском социализме и брать в качестве образца прифронтовую полосу 1942 года.

Ислам делает ставку не на победу пролетариата и построение бесклассового общества, о чем говорит марксизм. Ислам — это религиозная доктрина, которая исходит из конечности мира, то есть из эсхатологического финализма. Есть некий исторический сюжет, который закончится приходом Мессии и Страшным судом. До этого момента будет продолжаться борьба между двумя мировыми правительствами: мировым правительством господ и альтернативным правительством, которое противостоит правительству господ. Поэтому мировая история, согласно постулатам ислама, должна осуществляться как драма мировой гражданской войны, а не как путь к окончательной победе одной из сторон.

— Возможен ли путь к построению более справедливого мира без этой драмы мировой войны и с сохранением разных культур?

— Сегодня меняется не только политический подтекст противостояния, меняются и господствующие верхи. Они становятся более циничными, действуют уже не в цивилизационных, а в глобальных категориях. Стоит посмотреть на то, как себя ведут видимые правители. Мы понимаем, что мировые лидеры это только «швейцары» глобализма. Но даже эти «швейцары» уже фактически основали свой совместный «клуб» против своих народов. Они сходятся в Давосе и совещаются, как контролировать ситуацию дальше.

Мы не можем дальше мыслить в категориях цивилизаций. Цивилизации становятся маской и прикрытием распределения человечества по зонам контроля, где просто назначаются разные «смотрящие».

В такой системе ни о какой социальной справедливости просто не может идти речи. Ведь с «золотого миллиарда» можно получать большую прибыль, чем со всех остальных. Отчуждаемое время французского офисного планктона стоит в сотни раз дороже, чем отчуждаемое время суданского нищего или нищих в Китае и Индии.

В России смогли повысить включенность масс в систему отчужденности при помощи жестких мер. Почти 150 миллионов безграмотных мужиков, чье время практически ничего не стоило, за 20 лет стали гражданами высокоразвитой страны, охваченной всеобучем и профсоюзами. Для этого надо было отнять все ресурсы у крестьян, помещиков и вложить их в советский суперпроект. Но сейчас никто не будет вкладываться в 6 миллиардов человек, не относящихся к «золотому миллиарду». Для нынешней мировой элиты они просто балласт. Поэтому противостояние на планете будет жесточайшим. Задача глобалистов — сбросить со счетов эти 6 миллиардов, которые мешают им контролировать ситуацию, контролировать историю. Против этого будет бороться ислам, чтобы не выключить эти 6 миллиардов из истории.

Источник: Свободная пресса

Понравился материал - поддержите нас