Толстые и еврейский вопрос

Категория: 
Протест против передачи Исакиевского собора РПЦ

Политика в России вещь пусть и унылая, но местами она подпрыгивает синусоидой и провоцирует общественное обсуждение. И, надо отметить, местами очень даже полезное.

Намедни вице-спикер Госдумы Алексей Пётр, тот, что праправнук писателя Льва Толстого и троюродный брат телеведущей Фёклы Толстой, заявил, что против передачи Исаакиевского собора РПЦ выступают евреи, являющиеся потомками тех, кто раньше рушил русские храмы. При этом он подчеркнул, что им не удастся остановить передачу Исаакия РПЦ. «Главный православный собор Петербурга будет действующим собором». Цитата же звучит просто как ёмкая революционная проза:

«Хочу от себя лично добавить, что наблюдая за протестами вокруг передачи Исаакия, не могу не заметить удивительный парадокс: люди, являющиеся внуками и правнуками тех, кто рушил наши храмы, выскочив там… из-за черты оседлости с наганом в семнадцатом году, сегодня их внуки и правнуки, работая в разных других очень уважаемых местах — на радиостанциях, в законодательных собраниях, — продолжают дело своих дедушек и прадедушек».

Тут, как говорится, грянул гром. Потому что высказывание это на грани фола. Евреев критиковать можно, но где-то там, на задворках большой общественной и интеллектуальной жизни. В Европе за такое и срок можно схлопотать. Несмотря на то, что там представительство еврейской нации в элите не в пример меньше российского.

Воскликнут либеральные публицисты: «Антисемитизм! Разжигание национальной вражды, дикость и пещерное сознание!», им в ответ из ультрапатриотического лагеря прилетит: «Евреи сели на шею русского народа. Довольно!».

Но не всё так однозначно, как тут представляется.

Антисемитизм в российской империи, до революции 1917 года, был явлением обычным, как сегодня антизападничество. Только тогда в число правящих вельмож евреи не входили, сегодня же они кадровый фундамент административного, культурного и гражданского класса. Да, они большей частью потомки тех, кто действительно, тут с Толстым не поспоришь, в 17-м делали революцию. Но ирония в том, что они же сегодня главные контрреволюционеры-охранители: «За царя и Отечество!». И заняли они по преимуществу места тех черносотенцев, что когда-то с подачи царской охранки громили еврейские магазины и лавки их прадедов. История девка вертлявая, порой её поведение не поддаётся логическому объяснению.

Великий предок Петра Толстого Лев Николаевич вот евреев не хулил, а даже защищал. В переписке с еврейским публицистом Гецем он высказался по поводу антисемитизма в стране так: «Я жалею о стеснениях, которым подвергаются евреи, считаю их не только несправедливыми и жестокими, но и безумными, но предмет этот не занимает меня исключительно… Думаю я об еврейском вопросе то… что нравственное учение евреев и практика их жизни стоит, без сравнения, выше нравственного учения и практики жизни нашего quasi-христианского общества».

Кстати, насчёт последнего тезиса Толстого Льва о христианстве не лишним будет напомнить, что РПЦ его от Церкви отлучила и предала анафеме за критику основных постулатов православия и клерикального аппарата. А Иоанн Кронштадский обрушился на писателя невиданной бранью:

«Поднялась же рука Толстого написать такую гнусную клевету на Россию, на её правительство!.. Дерзкий, отъявленный безбожник, подобный Иуде предателю… Толстой извратил свою нравственную личность до уродливости, до омерзения… Невоспитанность Толстого с юности и его рассеянная, праздная с похождениями жизнь в лета юности, как это видно из собственного его описания своей жизни, были главной причиной его радикального безбожия; знакомство с западными безбожниками ещё более помогло ему стать на этот страшный путь, а отлучение его от Церкви Святейшим Синодом озлобило его до крайней степени, оскорбив его графское писательское самолюбие, помрачив ему мирскую славу… о, как ты сам ужасен, Лев Толстой, порождение ехидны…»

Какие же замысловатые кульбиты совершает человеческая порода, чуть более столетия назад Лев Толстой выступал в защиту евреев и против РПЦ, а его праправнук — с точностью наоборот. И ведь не объяснишь сие лишь конфликтом отцов и детей. Куда там! Тут вопрос выше поднимай!

А вот интересно, если бы сейчас был жив Лев Николаевич, пошёл бы Пётр Олегович против своего именитого предка и обвинил бы того в разрушении духовных скреп?

Думаю, ночами он сам себя мучает этими вопросами и заочно полемизирует с автором романа «Воскресение».

Руслан Айсин

24.01.2017

Понравился материал - поддержите нас