Тайная связь: Петрэус попался в «медовую ловушку»?

Категория: 
pedreus

Разоблачение генерала Дэвида Петрэуса как неверного супруга с его последующей отставкой с поста директора ЦРУ было проведено неизвестным «разоблачителем» из ФБР, который дал утечку по фактам расследования ФБР в частной жизни генерала члену Палаты представителей Конгресса США Эрику Кантору.

 

Нью-Йорк Таймс сообщает:

«Эрик Кантор, лидер большинства в Конгрессе сказал в субботу, что служащий ФБР, которого сотрудники Кантора охарактеризовали как „разоблачителя“, сообщил ему о деле Петрэуса и возможного ущерба для безопасности в конце октября; это было уже после начала расследования.

„На меня вышел сотрудник ФБР, озабоченный тем, что чувствительная секретная информация может попасть не в те руки. Поэтому я поставил в известность директора ФБР Мюллера об этих серьёзных подозрениях и потенциальном риске для нашей национальной безопасности“, — сказал мистер Кантор в официальном заявлении.

Мистер Кантор говорил с этим лицом после того как член Палаты представителей Дейв Рейчард — вашингтонский республиканец — сказал ему, что «разоблачитель хотел говорить с кем-нибудь из руководства Конгресса по вопросу национальной безопасности. 31 октября его руководитель аппарата Стив Стомбрес позвонил в ФБР сообщить им о звонке».

Расследование ФБР, по-видимому, началось поздней весной, когда несколько человек, связанных с Петрэусом — далеко не только «одна женщина», как печаталось повсюду — стали получать угрожающие послания. Электронные письма были отслежены и привели к сорокалетней Поле Бродвелл, аналитику национальной безопасности, ветерану военной разведки и автору биографии Петрэуса. Компетентные органы полагали, что его почтовый аккаунт мог быть взломан, и это привело к сатирической ситуации: электронный почтовый ящик руководителя ЦРУ подвергся мониторингу без его ведома, в результате чего было обнаружено, что Бродвелл либо имела доступ к его аккаунту, либо пыталась его получить. Во всяком случае, в ходе своего соглядатайства мониторы ФБР откопали большой объём посланий к Бродвелл и от неё. В поисках доказательств того, что безопасность была нарушена, всё, что им удалось найти, было свидетельством «человеческой драмы», как некий анонимный сотрудник ФБР назвал это «незаконной связью между Петрэусом и Бродвелл».

Петрэуса информировали об этом расследовании только 25 или 26 октября.

Итак, мы имеем поразительный факт того, что за главой ЦРУ скрытно шпионят в течения ряда месяцев наши же собственные силовики.

А может быть, это был не просто случай жалоб на «запугивания» или угрожающие послания. Фокс Ньюс утверждает:

«ФБР расследовало не связанное с этим гораздо более масштабное дело, прежде чем натолкнулось на эту любовную связь. Фокс Ньюс выяснило, что в ходе этого расследования выплыло имя биографа генерала Полы Бродвелл. ФБР последовала за этой наводкой и, в конце концов, открыла его связь с ней».

Что же это было за «более масштабное дело»? Почти наверняка это была контрразведывательная операция, то есть отражение неких иностранных усилий проникнуть в американские секреты. Мы можем только догадываться о деталях, хотя знаем, что в ходе этого расследования «всплыло» имя Бродвелл.

Внешне, по крайней мере, Бродвелл не тот человек, чьё имя появится в деле по контршпионажу: окончила Вест-Пойнт, где получила степени в политической географии и системном инжиниринге; она выглядит как настоящее воплощение 100%-го звёздно-полосатого суперпатриотического американизма. Этот биографический аккаунт на сайте её школы даёт следующую информацию:

«Пола делала карьеру в военной разведке за границей, служа в Азии, Европе, на Ближнем Востоке и в Африке. Во время своей службы, особенно после 9/11 Пола со всей страстью была заточена на войну с террором; её вклад в противостояние терроризму заслужил похвалу армии США и командующего силами специальных операций в Европе. В этой области она планировала контртеррористические инициативы, предложенные НАТО, и работала по международным контртеррористическим проблемам с иностранными и отечественными агентствами, спецназом США и ФБР».

Аспирантские исследования в университете Денвера по Ближнему Востоку дали ей возможность съездить в «Иорданию и Израиль», а также прокатиться по странам Персидского залива и Европы, где она выступала на различных конференциях. Этот триумфальный тур был увенчан магистерской степенью в Гарварде «за изучение Сирии и Ирана».

Хотя в настоящем академическое сотрудничество Бродвелл завязано на гарвардскую правительственную школу имени Кеннеди, её предыдущий пост был замдиректора Джебсоновского центра контртеррористических исследований в Школе Флетчера при Университете Тафтса. Сей Центр, согласно тому, как он сам себя описывает, «выделяется философией, согласно которой контртерроризм должен уметь предсказывать, предупреждать и наносить удар первым, хотя последнее должно быть крайней мерой».

Основанный в 2005 году Джебсоновский центр стал возможен благодаря щедрому дару некоего Яна Хенрика Джебсона, наследника норвежских судовых магнатов, который дал 1,3$ млн на его учреждение. Джебсон — бывший инвестиционный банкир, работавший у братьев Лазарь — является главой гамма-группы по применению открытий — международного спрута с щупальцами повсюду: частично — торговля оружием и разработка вооружений, частично — экологические источники энергии. Как можно ожидать от того, кто инвестировал значительную часть своего многомиллиардного состояния в производство и продажу оружия, Джебсон входит в совет директоров откровенно провоенного Гудзоновского института, в котором нашли укрытие Скутер Либби, Даглас Фейт, Майкл Ледиин и практически каждый неокон, о котором вам доводилось слышать.

Хотя гудзоновские учёные в истинно неоконовском стиле высасывают из пальца широкую палитру неминуемых «угроз» в адрес США, включая Китай и Россию, главный их фокус сосредоточен на угрозе исламского радикализма, особенно там, где это касается Израиля. Действительно, Гудзон оперирует внутри Израиля, где проталкивает крайне правые взгляды самых экстремистских элементов израильского общества: движения поселенцев и фракцию «Ликуд», рвущиеся воевать с Ираном. Гудзон также фокусирует своё внимание на изгнании из университетов профессоров, которые не выстраиваются в крайне правой ультранационалистической ликудниковской шеренге. Не так давно бывший гудзоновский президент и «почётный член правления» Макс Зингер — который с тех пор перебрался в Израиль, где как «консультант по общественной политике» в университете Бар Илан проводит своё время, возбуждая вражду к палестинцам — взял на себя миссию защитить Израиль от угрозы, якобы представляемой президентом Соединённых Штатов. Джебсоновский центр равно полезен неоконам. Ричард Шульц, глава программы международных исследований Тафтса, подписался под проектом нового американского столетия — «открытого письма» президенту Бушу, требующего войны с Ираком и рядом других ближневосточных акторов сразу после 9/11. Это он рекомендовал импорт израильских антитеррористических техник для «умиротворения» беспокойных иракских туземцев. Это ещё один деятель джебсоновского центра, описывающий террористические действия, в которые якобы вовлечён Иран по всему миру. Вот оно, свидетельство этого «Добро Молодца»:

«Идея свержения иранского правительства через скрытые, но мирные средства — не оригинальна. Проект был впервые доведён до меня в августе 2006 года, когда я работал интерн-ассистентом в Джебсоновском центре контртерроризма при флетчеровской дипломатической школе в Тафтском университете. Я работал для тогдашнего директора центра бригадного генерала Рассела Говарда (отст.) по проекту, озаглавленному „Обвалить Иран без единого выстрела“. Я не был тогда опытен в области тайных операций в поле, также как не был опытен и в академической области, но я был очень заинтересован в том, чтобы стать причастным этому. Генерал Говард, с другой стороны, был не только стратегом контртерроризма, но и ветераном спецназа, академическим учёным и учителем. Именно генерал Говард ввёл меня в курс использования целевых факторов, специфических для Ирана, чтобы адаптироваться к особым потребностям этой страны. Он перечислил шесть факторов, которые считал важными:

  1. Военное использование восстаний внутри Ирана;
  2. литическая борьба;
  3. Экономическая борьба;
  4. Сокращение дохода от нефти;
  5. Демография;
  6. Упадок инфраструктуры».

Интересно, что в ноябре 2006 года во время своего срока в Джебсоновском центре Бродвелл возглавила группу студентов Флетчеровской школы в поездке в Нью-Йорк, чтобы встретиться там с тогдашним представителем Ирана в ООН Давадом Зарифом. Оба были выпускниками Школы международных исследований Джозефа Корбеля в Университете Денвера.

Все эти данные устанавливают контекст, который выходит далеко за пределы скабрезных деталей якобы существовавшей между Петрэусом и Бродвелл связи — и это без сомнения то, что встревожило разведсообщество, когда скандал разразился. Нужно ли здесь оговаривать функции «медовой ловушки» в разведывательной практике и тайной активности, в которой принимают участие агентуры всех стран? От Мата Хари до той моссадовской шпионки, что заманила израильского ядерного физика Мордехая Вануну. Секс — это освещённое временем оружие в войне спецслужб. Тайная связь с директором ЦРУ — это олимпийский уровень в «медово-ловушечном» деле. И нам приходится задаться вопросом: была ли замечательно подготовленная миссис Бродвелл подсадной уткой? Если так, то она выиграла Золотую медаль.

Действия Бродвелл — рассылка электронных писем, обречённых на отслеживание назад к ней — представляются внешне бессмысленными, но если цель — вовлечение 60-летнего старикана в роман с гораздо более молодой женщиной — была подставить его и заставить его уйти со службы, тогда действительно её выкрутасы замечательно способствовали реализации такой задачи.

Кто был бы заинтересован избавиться от Петрэуса? Вот здесь и выходит на передний план контакт Кантора. Наводка со стороны анонимного «служащего ФБР», который объявился в офисе Кантора две недели назад, пришла через конгрессмена Дэвида Рейчарда — республиканца от штата Вашингтон, который знал того, кто знал «разоблачителя». Кантор после этого говорил с «разоблачителем» напрямую, а тот вывел его на директора ФБР Мюллера.

Кантор — большой друг Израиля, а вот Петрэус — не очень. Генерал был атакован, как вы помните, сторонниками израильского лобби, включая Эйба Фоксмана, когда он свидетельствовал перед конгрессом, что Израиль — это стратегическая обуза на Ближнем Востоке. Как исполнитель новой обамовской политики, следование на параллельных курсах с исламистами не только в Ливии, но также в Сирии и Египте, Петрэус был без сомнения воспринят израильтянами как враг, которого нужно нейтрализовать.

Бродвелловские контакты с Джебсоновским центром и связи центра с неоконсервативными сетями дают представление о происходящем: молодая привлекательная женщина с безупречной характеристикой по части национальной безопасности предлагает себя Петрэусу, и тот глотает наживку. Была ли она завербована иностранной разведкой в этот момент или же нет — не важно: он уже подставился, и на международной сцене сколько угодно акторов, более чем готовых воспользоваться своим преимуществом.

Узнаем ли мы всю историю? Сейчас она столь горяча, что может прожечь легенду прикрытия — «это, мол, всё о сексе» — прямо насквозь. Ибо тут больше, намного больше, чем можно заметить на первый взгляд. Когда Кантор обещал израильскому премьеру Биньямину Нетаньяху, что он и его коллеги республиканцы «обуздают администрацию» в части президентской политике относительно Израиля, он, очевидно, заключал союз с иностранным политиком против американских интересов, как их понимает Белый дом. Но пошёл бы он действительно настолько далеко, вплоть до снятия с доски ключевой фигуры, лишь бы выполнить обещание, данное Нетаньяху?

Джастин Раймондо для сайта «Antiwar.com»,
Перевод с английского Гейдара Джемаля 

15 ноября 2012 года

Понравился материал - поддержите нас