Соперничество у полюса. Как развиваются отношения Китая, России и США в Антарктике

Открыто об эксплуатации полезных ископаемых Антарктиды пока никто не говорит, но в 2048 году Мадридский протокол должен быть пересмотрен, и нынешний статус-кво вряд ли сохранится. А дальше возможно несколько сценариев

В этом году Договору об Антарктике исполняется 60 лет. Вокруг региона Южного полюса не идет таких бурных международных споров, как вокруг Северного, но и там дает о себе знать конкуренция мировых держав. Сегодняшняя картина, когда каждая страна пытается расширить свое влияние в Антарктике, напоминает положение дел в Арктике десятилетней давности. Как и на севере, на юге самой динамичной державой в последние годы стал Китай, который и в Антарктиде выстраивает партнерство с Россией, чтобы усилить свои позиции в нарастающих противоречиях с США.

Международная территория

Антарктика, куда включается сама Антарктида и прилегающие к ней воды трех океанов с расположенными там островами, всегда привлекала внимание мировых держав. Еще в прошлом столетии споры за обладание этой огромной территорией угрожали перерасти в крупный международный конфликт. О правах на отдельные сектора Антарктиды заявляли Австралия, Аргентина, Великобритания, Новая Зеландия, Норвегия, Франция и Чили.

Напряжение удалось снизить, когда в 1959 году 12 стран подписали Договор об Антарктике. Он объявлял Антарктику мирной зоной и замораживал все территориальные претензии – стало невозможно ни оспорить притязания участников, ни подтвердить свой суверенитет над секторами.

Сейчас к Договору присоединилось уже 54 государства. Также у него появилось несколько важных приложений, в том числе Протокол об охране окружающей среды (Мадридский протокол) 1991 года, который запрещает в Антарктике любую деятельность, связанную с минеральными ресурсами, за исключением научных исследований.

Долгое время самыми активными государствами в Антарктике были Австралия, США, европейские страны и Россия, но в последние годы все более заметную роль начал играть Китай.

Он присоединился к Договору об Антарктике только в 1983 году и с тех пор успел провести почти четыре десятка антарктических экспедиций, построил четыре научно-исследовательские станции, а к 2022 году планирует открыть еще одну (для сравнения: у США их три, у Австралии – четыре, у России – пять). Китайская станция Куньлунь расположена на ледовом куполе Аргуса – самом высоком ледовом массиве Антарктиды и лучшем месте на планете для астрономических наблюдений.

Китайский полярный флот состоит из двух ледоколов. У США рабочих ледоколов столько же, но оба находятся в неудовлетворительном состоянии. У России более 40 ледоколов, причем четыре атомных, но они тоже знали лучшие времена.

В планах у Китая обзавестись собственным атомным ледоколом, но сроки его ввода в эксплуатацию пока неизвестны. Судя по характеристикам, он будет уступать новейшим российским ледоколам типа ЛК-60Я, но зато даст Китаю ценный опыт в создании и эксплуатации судов такого класса, а также в производстве ядерных энергоустановок, которые дальше можно использовать на атомных авианосцах.

Пекин, конечно, понимает, что заявить свои права на антарктические территории пока невозможно, а добыча полезных ископаемых там еще долго будет запрещена (Китай ратифицировал Мадридский протокол в 1998 году), но все равно расширяет свое присутствие в регионе, инвестируя в исследования, инфраструктуру и логистику. С 2001 по 2016 год вложения Китая в антарктическую научно-исследовательскую программу составили 310 млн юаней ($48,5 млн). Даже во время пандемии Китай, в отличие от США, Великобритании и Австралии, не приостанавливал своих проектов в Антарктике.

Китайские цели

Антарктика для Китая не так важна, как Арктика, которая ближе и дает куда больше возможностей. Тем не менее расширить присутствие на Южном полюсе – это еще один способ подтвердить статус по-настоящему мировой державы.

Официально основная цель Китая в Антарктике – научные исследования: в астрономии, гляциологии и геологии, наблюдении за погодой. Без этого сохранять присутствие на «материке науки» невозможно.

Также Китай возит в Антарктику туристов – в этой области он вышел на второе место после США. Среди посетивших Антарктику в сезон 2019/20 было 36% американцев (27 тысяч человек) и 11% китайцев (8 тысяч). Несмотря на дороговизну (в 2018 году тур стоил около $7–15 тысяч), это направление популярно среди богатых китайцев, которые проводят там даже свадьбы.

Наконец, рыболовство. Ловля антарктического криля – главная цель Китая в регионе на данный момент. Эти ракообразные – ценное сырье для пищевой промышленности, биотехнологий и фармакологии. К 2023 году по заказу китайской компании Shanghai Chonghe Marine Industry будет построен крупнейший в мире крилевый траулер.

В долгосрочной перспективе Антарктика интересна Пекину своими богатыми минеральными ресурсами. На материке обнаружены залежи золота, каменного угля, железной руды, меди, цинка, никеля, свинца и, что важнее всего, углеводородов. По предварительным оценкам, в одном только регионе моря Росса залегает около 50 млрд баррелей нефти и более 100 трлн кубометров газа.

Открыто об эксплуатации полезных ископаемых Антарктиды пока никто не говорит, но в 2048 году Мадридский протокол должен быть пересмотрен, и нынешний статус-кво вряд ли сохранится.

Тут возможно несколько сценариев. Мировой энергетический дефицит может подтолкнуть страны разрешить добычу антарктических ресурсов, которые из-за глобального потепления станут более доступными. Или страны примут совершенно новое соглашение, регулирующее деятельность в Антарктике. Нельзя исключать и того, что запрет пересмотрят, не дожидаясь 2048 года.

В Китае еще с 2000-х годов критикуют Договор об Антарктике, называя его «клубом богатых», где дискриминируют китайцев. Когда КНР присоединилась к договору, у нее не было ни антарктической программы, ни квалифицированных специалистов, ни экономических возможностей. Сейчас это не так.

В 2017 году Государственное океанологическое управление КНР (国家海洋局) впервые опубликовало Белую книгу под названием «Деятельность Китая в Антарктике» (中国的南极事业). В ней, помимо заявлений о приверженности мирному использованию антарктических территорий и защиты договора, есть показательный пассаж: Китай «готов совместно с международным сообществом создать более справедливый и логичный международный порядок в Антарктике». Не исключено, что Китай рассчитывает на передел прав и даже территорий в регионе.

Партнеры и соперники

Растущая активность Китая заставляет определиться со своим отношением к ней другие державы, которые начали осваиваться в Антарктике гораздо раньше. Австралия претендует на 42% территории континента и долго была основным партнером Пекина по исследованиям в регионе. После визита Си Цзиньпина в 2014 году в австралийский штат Тасманию его столица Хобарт превратилась для китайских экспедиций в главные ворота в Антарктику.

Другим важным и удобным для китайцев портом был новозеландский Крайстчерч. Однако с тех пор, как отношения КНР с Австралией и Новой Зеландией стали ухудшаться, масштабы их сотрудничества в Антарктике тоже сократились.

Понимая, что полагаться только на страны Океании слишком рискованно, Китай в 2019 году начал переговоры с Чили о доступе к порту Пунта-Аренас и проявил интерес к аргентинскому порту Ушуая, через который в Антарктику уже путешествуют китайские туристы.

Россию Китай также считает важным союзником. В 2017 году российское Арктическое и антарктическое НИИ Росгидромета и Государственное управление по делам Арктики и Антарктики при Океанологическом управлении КНР (国家海洋局极地考察办公室) подписали Меморандум о сотрудничестве в Антарктике. Две китайские станции находятся недалеко от российских, поэтому страны договорились объединить усилия для выполнения некоторых исследований и логистических операций.

Россия и Китай также координируют позиции в вопросах регулирования. В ноябре 2020-го на заседании Комиссии по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ) в Австралии они (не в первый раз) заблокировали три предложения по созданию новых природоохранных зон вокруг Антарктики: в Восточной Антарктике, в море Уэддела и у побережья Антарктического полуострова. Заблокировать предложения несложно, так как Договор по Антарктике требует консенсуса по любому вопросу, то есть для принятия решения необходимо согласие всех стран.

Китай считает, что новые охраняемые районы не нужны, потому что система лицензирования и мониторинга рыболовства и так действует эффективно. С точки зрения Пекина международное сообщество должно сделать упор на мониторинг в уже созданных зонах, чтобы оценить, насколько реально их позитивное влияние.

Расшатывание или пересмотр

Австралия и ее союзники рассматривают блокировку инициатив по созданию природоохранных зон и другие российско-китайские действия как расшатывание механизма принятия решений в рамках Договора об Антарктике. Такие проверки Договора на прочность вызывают беспокойство в Канберре, где хватает встревоженных публикаций на эту тему.

У Австралии есть и другие поводы для недовольства: еще в 2013 году Китай предложил создать новый особый район вокруг своей станции Куньлунь, которая находится в австралийском секторе. Китайская сторона считает, что этот район площадью 20 тысяч кв. км требует «лучшей охраны» из-за того, что там имеются «значительные научные, экологические и логистические ценности».

Пекин также предлагает координировать деятельность в новом районе. План предполагает разделение территории на несколько зон, причем в самой большой – Зоне чистого воздуха – будет введен запрет на транзит, полеты на самолетах и возведение постоянных сооружений. Неформальные обсуждения этой инициативы в 2013–2017 годах ни к чему не привели. Но если Пекину удастся добиться одобрения плана даже в усеченном виде, это подтвердит его возросшее влияние в рамках Договора об Антарктике.

С тревогой на рост китайской активности в регионе смотрят и в США. Если еще 10 лет назад Китай значительно отставал от американцев и по финансированию антарктической программы, и по количеству персонала на исследовательских станциях, то сейчас почти нагнал по большинству параметров. К тому же работы по модернизации американской инфраструктуры приостановлены из-за пандемии.

В США также распространено мнение, что нынешняя ситуация в Антарктике напоминает Арктику, но десятилетней давности. Начальник штаба Военно-воздушных сил США Чарльз Куинтон Браун-младший говорил, что соперничество в регионе «буквально через несколько лет» будет напоминать многолетнее арктическое противостояние США с Китаем и Россией.

США и их союзники, скорее всего, продолжат продвигать предложения по новым морским охраняемым районам. В Совместной министерской декларации, принятой 28 апреля по результатам совещания по природоохранным зонам в Антарктике, говорится, что стороны (среди них США, Великобритания и ряд стран ЕС) подтверждают свою приверженность созданию системы морских охраняемых районов и готовы объединить усилия для достижения консенсуса.

Тем не менее нельзя сказать, что между мировыми державами в Антарктике совсем нет точек соприкосновения. Продвигая создание охраняемых районов в море Росса, США активно пытались заручиться поддержкой Китая и России. Участие в переговорах по Антарктике принимал тогда еще госсекретарь Джон Керри, который сейчас занял пост спецпосланника президента США по климату. Так что Антарктика еще может стать одной из редких областей сотрудничества в нынешних конфликтных отношениях держав.

НАТАЛЬЯ АЗАРОВА

https://carnegie.ru/commentary/84729

Расскажите друзьям:
Наверх