Системный кризис капитализма и «революционные марксисты»

19 июня 2014
Категория: 
capital

В мире, где властвуют силы зла, новый человек будет рождён революцией и беспощадной борьбой. В настоящей революции либо побеждают, либо погибают. // Эрнесто Че Гевара

Не так давно в Испании появилось новое политическое движение — «Народное классовое единство». Движение вырастает из красной сети, нечто вроде thinktank, неформально объединившем революционных марксистов, независимо от их принадлежности ко всем другим действующим организациям и партиям. Это не левацкие сектанты, а люди с опытом конкретной политической и экономической борьбы против господствующей системы.

Идея сама по себе хорошая: забег на длинную дистанцию. Работа на низовом, локальном уровне по месту жительства и работы людей. Протестная активность населения растёт, улица сама оформила протест в «Движение 15 мая», которое началось уличными выступлениями и палаточными лагерями граждан в Мадриде и Барселоне два года назад, а затем распространилось по всей Испании. Налицо попытки, с одной стороны, запугать протестующих репрессиями, а с другой — перенаправить протест в неопасное русло. Поскольку традиционные партии на глазах теряют доверие, идея состоит в том, чтобы оформить «возмущённых» (так тоже называют «Движение 15 мая») в новую политическую партию, не ставящую под сомнение саму систему либеральной демократии и готовую поучаствовать в «электоральной игре».

Инициаторы Народного классового единства обоснованно критикуют уже кристаллизовавшиеся движения наподобие «Антикапиталистической левой» и других в том, что они ставят себе задачу победить в электоральной борьбе — задачу чисто конъюнктурную, но без долгосрочного проекта борьбы с капсистемой и построения альтернативного общества. У «краткосрочников» создать коалицию, наподобие греческой «Syriza», и на волне народного возмущения войти и закрепиться в парламенте.

Syriza, однако, быстро показала своё истинное лицо. Благодаря своим радикальным лозунгам она действительно получила много голосов на выборах в Греции. Но вот её представители в греческом парламенте уже поспешили заверить Евросоюз и лично госпожу Меркель в том, что Греция не уйдёт из зоны евро и не выйдет из Евросоюза. А вместо пункта о выходе Греции из НАТО в программе поставили другое — что будут бороться «за роспуск НАТО».

Вообще, в европейском политическом пространстве бывшие социал-демократы в лице европейских социалистических партий давно отреклись от марксизма и превратились в левый центр. А их место заняли европейские компартии, отказавшиеся от классовой борьбы в пользу реформизма. В Испании компартия входит в коалицию «Объединённая левая», вместе с «зелёными»-экологистами и иными партиями помельче, включая ньюэйджевскую секту под названием «Гуманистическая партия». Весь этот парламентский спектр полностью вписывается в неолиберальную глобальную систему.

Надо отметить и эдакое противоречие: классовая борьба идёт по нарастающей, а мощного революционного ответа на кризис нет. У всех леворадикальных инициатив оказывается короткое дыхание. И это несмотря на то, что уже витает в воздухе предчувствие, что мы живём в последние дни Веймарской Республики. Подвох кроется в самом марксизме или, точнее, в неспособности наших «революционных марксистов» вырваться из тесных рамок марксова анализа и диалектики. Диву даёшься, читая споры между собой самих марксистов. Они не способны понять, что заканчивается сам капитализм, что мы живём при последнем, завершающем кризисе капитализма. А тут все спорят то ли это очередной циклический кризис, то ли начинается новый период накопления капитала. Под конец дискуссии приходят к консенсусу, что речь идёт об «общем кризисе капитализма».

Главная загвоздка в том, что как марксистской диалектикой не крути, а членораздельного ответа не получается. Внутрисистемные противоречия вроде бы налицо, а после двух негативных количественных моментов должен по теории произойти качественный сдвиг в новую формацию. И тут полемисты запинаются. Если будет переход к другой формации, то какой же там будет правящий класс? Выходит, что менеджеры и брокеры, но они ведь не класс, как таковой? Хотя, кстати, один французский социолог определил сию фауну как «гипербуржуазию». Вот что значит самим на себя надеть узду и в упор не видеть происходящего, цепляясь за старую, негодную схему.

Мы свидетели системного кризиса капитализма, а после его окончания начнутся совсем другие времена. Причём тут можно отметить два момента: «объективный» и «субъективный». «Субъективный» это то, что само внутреннее ядро правящего класса начало активный демонтаж капитализма в середине 70-х годов прошлого столетия.

Капитализм — это ведь не просто власть капитала, а целый комплекс институтов, включающий гражданское общество, демократические институты, нацию-государство и т. д.

Причём речь идёт о тех же «хозяевах истории», о которых когда-то, во времена королевы Виктории, говорил знаменитый британский премьер Дизраэли. Они же в своё время вышли из кризиса феодализма, установив абсолютистские монархии в Европе — то, что потом историки назвали «старым порядком». Глобализация — это их проект. То есть переход к глобальному «открытому обществу» (открытому, естественно, для тотального контроля), где экономика потребления будет заменена на постпотребительскую «интеллектуальную экономику».

Либеральная экономическая наука конечность капитализма не признаёт. Эта тема полностью табуирована. Но вот, к примеру, макроэкономист Михаил Хазин очень доходчиво объясняет, почему начался финальный, системный кризис капитализма. Это к вопросу об «объективном» характере нынешнего кризиса. Причём Хазин опирается не на Маркса, а на отца-основателя политэкономии Адама Смита. Надо особо подчеркнуть, что капитализм — это экстенсивная система хозяйствования, она заточена на экстенсив, а не на интенсив. Смит писал, что капитализм может развиваться только тогда, пока есть возможность расширять рынки, то есть пока есть возможность углублять разделение труда. По мере своего развития капитализм выхватывал у некапиталистической части мира кусок и превращал его в свою периферию.

В последний раз такое произошло после поглощения бывшего СССР и соцлагеря. Китай же сам вошёл в мировую рыночную систему. Пока существовал «системный антикапитализм» в лице СССР и соцлагеря (с их государственным капитализмом, хотя и названном «социализмом»), у капсистемы была возможность маневрировать. Но сейчас рынок стал глобальным, расширяться дальше некуда, и к тому же «советское наследство» уже полностью проедено, дальше расти не на чем…

Так вот канул в лету социализм, а теперь и капитализм приказал долго жить. Хотя такое ощущение, что наши революционеры уже так привыкли жить при «развитом капитализме», что и сами не верят, что он конечен. Ведь совсем не так давно почти что все «советские люди», включая и диссидентов, были уверены, что «совок» будет длиться вечно. Ан нет! Пора выбрасывать устаревшие схемы, господа революционеры, и смотреть правде в лицо, хотя это может быть и страшновато…

Артуро Мариан Льянос 

 

Понравился материал - поддержите нас