Режим аятолл в режиме феминизма

Категория: 
Иранка на стадионе

Есть только одна страна полностью победившей феминократии — это Иран. Америка, Европа отдыхают по сравнению с их феминизмом. На рыбалку в будущее Иран потому и берут вместе со всем его фундаментализмом.

А вот Россию, с её карикатурно рабской психологией масс и пародийной спесью выскочек из этих масс — не берут никуда. Феминизм в России — что-то вроде инвалидности. Здесь бабы пожирают чуть зазевавшихся мужчин, а «удачники» и начальники пожирают всё, до чего дотягиваются — тупо в рамках самого примитивного социал-дарвинизма.

В Иране феминизм — культурная и поведенческая норма. Именно поэтому он так лихо поучаствовал в сирийской бойне в одной связке с как бы заклятыми врагами — феминистки, что твои вакханки, грезят истреблением настоящих мужчин, оставив себе на прокорм тех, кто слушается и не рыпается.

Как эта победа феминизма в Иране получилась, мало кто изучал с микроскопом. Общий западный либеральный подход тормозит при виде чадры. Общий мусульманский подход тормозит при слове «шииты».

Началось ведь всё с бодрого жёсткого мужского подхода — с виселиц для проституток. Но женщины очень изворотливы. Одна из первых массовых демонстраций — чисто женских — была за то, чтобы все носили чадру. Забавно, что в этой демонстрации участвовали и едва прикрытые. В Иране вообще степень закрытости не означает ничего.

А вот те старые фотографии — отличный повод до сих пор выдавать «марш за чадру» — за «протест против» неё.

Чадру они и в 1979 году понимали весьма феминистски — мы, иранки, не хотим более быть игрушкой мужчин. Хотим, мол, пересесть с иглы мужского одобрения. Да, Reebok пользует революционную иранскую риторику, крадёнку.

За 40 лет иранки добились того, что и не снилось никаким западным женщинам. Во-первых, в отличие от феминисток, они остались красотками. Всё прочее — во-вторых.

Жена в Иране может запретить мужу выезжать заграницу. Вообще иранка полностью распоряжается иранцем. Никаких вторых жён. Никаких наложниц. И уж понятно, никаких любовниц — не считая, конечно, узкую городскую среду, где встречаются любые эксцессы.

Иранский муж обязан делать всё. Жена — ничего, кроме секса, и это нормально. Что соответствует шариату и, конечно, противоречит феминизму. Но иранки же умные, не дуры.

Есть фиксированная сумма, которую жених отдаёт невесте — она гигантская. Надо понимать, что при замужестве она получает капитал в своё безвозмездное и неотчуждаемое пользование. Она может делать с ним всё, что хочет. Жена выиграет суд, если муж поднял на неё руку. Сживёт его со свету и оберёт до нитки. Любой суд в Иране будет на её стороне.

В как бы суперфундаменталистском Иране суд не шариатский. Это мало кто имеет в виду. Почему? А потому что женщинам не надо шариатского суда, где их свидетельство не равно мужскому, а составляет его половину, а право наследования и того меньше.

Иранки хотели и хотят продавливать свою феминистскую особую законность.

Иранки стали всё чаще переодеваться в мужчин, чтобы попасть на спортивные состязания

Западный подход сознательно игнорирует, что феминизм в своём наивысшем выражении, то есть в иранском исполнении, всегда идёт рука об руку с поповством. Феминизм и аятоллы за одно.

Другое дело, что и тем, и другим надо, чтобы время от времени одиозный крикун поддавал бы жару про то, что бабы — зло.

В иранском парламенте долго обсуждали (с подачи женщин- депутатш и стоящих на их стороне мулл и аятолл), что «гостевой» брак — нарушение шариата. И постановили его не практиковать.

Это вот что такое: когда население в Иране в 2000-х резко помолодело и удвоилось, у молодых стала проблема купить/снять жильё. Этот фактор реально тормозил. А без брака в Иране для хороших семей не вариант.

И тогда решили, что пусть брак будет гостевым — жена и муж живут у родителей, а время от времени соединяются. Иранки сказали такому браку «нет». И иранцы взяли под козырек.

Иранки могут учиться, работать, заниматься политикой, публичной деятельностью — это норма. Главное, не забыть всё это прописать в брачном контракте (да, он у них давно, примерно полторы тысячи лет).

Можно женское обрезание приписывать любой мусульманской территории — они только будут воздух ртом ловить от наглости обвинений и нехватки аргументов.

Иран сам, кого хочешь обвинит в чём угодно. В стране торжествующей фемины никто не посягнёт на подобное гендерное преступление.

По «медицинским показаниям» (буквально замеряют гормоны) в Иране на поток поставлены операции по смене пола. Поскольку в Иране женщин меньше, чем мужчин, они этому не противятся. Но держат на контроле.

Феминизм иранского образца гораздо круче и изощрённее своего западного аналога. Как английская королева круче любой Хиллари Клинтон.

Надежда КЕВОРКОВА

08.03.2019

Понравился материал - поддержите нас