Разбавленный Троцкий, Мордор и сортир

Категория: 
putin2

Связанная с именем Березовского эпоха никуда не ушла. Этот человек принимал участие в приведении к власти Владимира Путина. Путин его и ликвидировал — это лежит на поверхности. Путин сидит на месте — и эпоха остаётся на месте.

Эпоху эту характеризует безудержная ложь, лицемерие, цинизм, разграбление страны — всё то, о чём так беспонтово любит рассуждать Зюганов, когда попадает на экран: «Верните награбленное!».

Если Ельцин уничтожил 15% военного потенциала СССР, то после Путина не осталось вообще ничего. Произошёл полный демонтаж страны с заменой её бюрократической хищнической правящей корпорации, которая вынуждена занимать оборонительно-полицейские позиции, потому что загнана в угол со стороны тех, кого она хотела бы видеть в партнёрах, то есть Запада. Она мечтала бы перебежать на сторону Запада и стать частью мирового сообщества, но никто не пускает со свиным рылом в калашный ряд. Поэтому она вынуждена использовать оборонительно-полицейскую риторику. В действительности же она совершенно компрадорская по своей сути и не имеет на патриотическую риторику абсолютно никаких моральных прав.

Что отличало Березовского от всей этой правящей элиты? Он, видимо, принадлежит к тому типу евреев, которые, с одной стороны, являются неугомонными революционерами, активистами, сосредоточенными на своей личности, своей роли в истории, а с другой стороны — лишёнными командного духа. У Березовского абсолютно не было командного духа, он не был частью клаки.

Он представлял собой сильно сниженную версию Троцкого, который был по-настоящему идеолог и по-настоящему стоял на принципиальной идеологической платформе и имел достаточный мировоззренческий и публицистически-философский талант. Березовский — это сильно разбавленная, пропущенная через десять фильтраций версия Троцкого. Но типологически они восходят к общей модели: повышенное понимание своей роли в истории, теоретический реализм и практический идеализм, не позволяющий выходить победителем в аппаратных играх. Березовский не хотел грабить в команде. Видимо, хотел один…

Конечно, вся эта история с письмами Абрамовичу и Путину смехотворна и очень наивна. Это напоминает детский сад. Сообщения источников телеканала «Дождь» вызывают гомерический хохот. С одной стороны, это уровень детсадовский, с другой стороны — по уровню важности дезы — наверняка трехзвёздный.

Т. е. должно быть не менее трёх звёзд на погонах у источника, которому доверено ляпнуть такую ерунду — что Березовский обратился с извинениями к Абрамовичу, которому он только что проиграл миллиардную тяжбу.

По ситуации видно, что Березовский был не просто убит. Вспомните Пуго, который в 1991 году застрелился двумя выстрелами, после чего пистолет был найден лежащим на тумбочке в трёх метрах от него. Березовский не только убит, но перенесён в ванну, хотя, по определению британской полиции, умер в другом месте. Это потребовалось для совпадения с формулировкой «замочен в сортире». Это очевидный гэбэшный язык. И я не понимаю, почему это не очевидно всем.

Рассуждения о письмах тоже укладываются в гэбэшную стилистику:

«Предатель родины перед собачьей смертью не только скулил, но и просил прощения у преданной им Родины и товарища Сталина».

Почему нужно было устранять такого удобного противника, на которого легко было списывать проблемы России?

  1. Он потерял ведущую роль в организации протеста и не имел практически никакого отношения к Болотной;
  2. Он создал спецгруппу по нарыванию компромата на Путина, и, видимо, эта группа что-то нарыла;
  3. Необходимо было продемонстрировать всем своим, которые могут сорваться в эмиграцию (в связи с новыми мероприятиями против чиновничества по отъёму денег, дополнительными запретами и т. п.), что «длинная рука ФСБ достанет всюду», что есть такая практика;
  4. Важен и ещё один момент. Сейчас наиболее активным субъектом бессудных расправ над людьми по всему земному шару является президент Соединённых Штатов Барак Обама, который каждый понедельник подписывает листы на уничтожение людей, в том числе американских граждан, без всякого суда по единственному представлению. Он присвоил себе это право, получив одобрение Конгресса. Американская империя превращается в Мордор. Уже не только невинные пакистанцы и сомалийцы, на которых все плевать хотели, но и американские граждане, которых никто не судил, в том числе и несовершеннолетние, становятся жертвами обамовских подписей. Владимиру Владимировичу хотелось показать своему далёкому заокеанскому партнёру, что он тоже может без суда и следствия на дистанции расправляться с теми, кто признан врагом государства.

Вряд ли можно сказать, что творение пожрало создателя. Березовский — не стратег. Он тактик, который вёл игру, изо дня в день реагируя на ситуацию. Ему надо было войти к Ельцину — он создал интригу, чтобы войти. Он стратегически не определял для себя, зачем ему нужен Ельцин. Он хотел повысить свои возможности до возможностей, скажем, Чубайса. Это ему удалось. Но вхождение к Ельцину бросило ему новые вызовы и наложило на него новую ответственность. Он не мог просто войти и сказать Борису Николаевичу: «Я тоже хочу присосаться, как те, что были до меня. Подпишите, я поднимусь на Вашей подписи». В результате он вынужден был работать с Путиным.

Нельзя сказать, что Путин является целиком детищем Березовского. Путин попал в Москву всё-таки через Пал Палыча Бородина, а потом привлёк к себе внимание тем, что очень эффективно выполнял распоряжения Ельцина, в частности, распоряжение вывезти за границу того же Собчака, поскольку уже назрел вопрос о его аресте и допросах. Чтобы избежать негативных последствий такого развития событий, его нужно было срочно удалить за рубеж. Путин эффективно справился с этим заданием — и Собчак внезапно появился где-то в Финляндии.

Целый ряд действий Путина и накопленный на него компромат делали его заложником Семьи, что позволило убедить Ельцина, что ему можно передать «место номер один». Березовский тут, конечно, сыграл свою роль. В чём она заключалась? Он создал провокацию с походом Шамиля Басаева в Цумадинский район, что стало поводом для второй Чеченской войны, необходимой для прихода Путина. Но в «домах» — в провокациях с подрывом жилых домов — Березовский не участвовал. Этим занимался другой олигарх. «Дома» в сочетании со второй Чеченской дали необходимую комбинацию.

Но Березовский исполнял служебно-организаторскую роль, а потом пытался представить себя этаким кукловодом, который всё сам устроил. Березовский был шестёркой семьи, а не её частью.

Тем не менее, его уход — это веха, которая показывает, что режим присвоил себе права беззастенчивого оперирования в формате Северной Кореи 50-х годов, когда кимирсеновский режим прославился возвращением из-за рубежа своих беглых дипломатов в ящиках с дырками. КГБ, конечно, тоже не останавливалось перед этим никогда. Достаточно вспомнить мужа Цветаевой Эфрона, руководившего «Союзом возвращения на родину», который вывез в СССР и убил Кутепова и Миллера. Став агентом НКВД, Эфрон занимался похищениями и убийствами своих бывших военных начальников.

Сейчас режим возвращается в те «славные» времена плаща и кинжала. Можно вспомнить и очень топорно сработанный подрыв Зелимхана Яндарбиева, с арестом исполнителей, и другие акции. Но до последнего времени всё это носило не вполне внятный характер. Часть из этих акций можно было списать на борьбу с международным терроризмом, на разборки с чеченцами.

Теперь же мы имеем совершенно ясный вариант: международная фигура, находящаяся под охраной британских спецслужб, явный оппонент Путина, — и его находят замоченным в сортире. Классика.

Это веха. После этого Россия выходит в новую фазу, с другими последствиями для себя. Этот сигнал в Америке и других странах принят, прочтён, усвоен. Соответствующие выводы сделаны. Мы входим в фазу повышенной конфронтации с внешним миром, с Западом. Причём страна не готова к этой конфронтации ни с какой стороны, потому что её «политический» костяк, то есть бюрократия, идеологически не связана с судьбой страны и с проектом, который в стране воплощается, поскольку в стране не воплощается никакого проекта.

Чиновничество мечтало бы стать подмастерьями у Кэтрин Эштон, у Расмуссена, других деятелей Евросоюза и НАТО, присоединиться к туманности мирового космополитического правительства. А их вынуждают быть национальными бюрократами. Становится всё более реальным вариант Сирии или Ливии. Когда эти страны немного прижали, министры стали один за другим перебегать на сторону оппозиции. Для того чтобы этот процесс предотвратить и предназначена такая демонстративная расправа над Березовским.

Гейдар Джемаль для «Lentacom.ru»

21 апреля 2013 года

Понравился материал - поддержите нас