"После обеда всякий становится консерватором"

Категория: 
Правые радикалы Франции и Голландии объединяют усилия

В мире наблюдается постепенный правый разворот, который в последнее время лишь ускорил свою поступь. Левая, социалистическая идея, уходит на периферию. По сути, левые силы ничего не могут предложить своих избирателям. После краха СССР мировая левая старалась как-то нащупать собственную идентичность в ситуации, когда Москва, бывшая таким идеологическим и политическим патроном, обанкротилась и встроилась в фарватер западной политики. 

Справедливости ради надо сказать, что европейские интеллектуалы пытались выстраивать собственный левый дискурс, не оглядываясь в сторону Москвы. Так, наиболее известным теоретическим обоснованием может служить движение еврокоммунизма, курсу которого придерживались все ведущие коммунистические и социалистические партии и силы Европы. После крушения советского красного проекта эти партии переориентировались на социал-демократическую платформу.

Основные тезисы еврокоммунизма можно обозначить так:

- Советская модель социалистических преобразований не универсальна; компартии должны в своей деятельности учитывать специфические национальные особенности своих стран. 

- Необходимо объединение всех прогрессивных сил (рабочих, крестьян, интеллигенции, студенчества, женщин, служителей церкви, представителей средних классов) во имя демократического и социалистического обновления общества, для изоляции реакционных групп и противостояния «неспособности капитализма удовлетворить общие потребности развития общества» (Леггорнское заявление итальянской и испанской коммунистических партий, июль 1975 г.). 

- Коммунистические партии должны демократизировать свои структуры и ввести внутрипартийные дискуссии. Им следует учитывать влияние изменившихся экономических отношений на структуру классов (сокращение численности традиционного рабочего класса, появление новых групп), чтобы не лишиться своего статуса и поддержки избирателей. 

Мифы левой Греции

Да, в европейских и латиноамериканских странах широко представлена палитра коммунистических, рабочих, троцкистских партий, но они, если и добивались успеха, то лишь кратковременно, на пике разочарования населения предыдущим курсом, на волне кризиса доверия, когда уже нет веры никому. 


Премьер-министр Греции Ципрас взял неолиберальный курс


Ярким примером может служить победа леворадикального блока СИРИЗА в Греции, объединившей в своих рядах левых радикалов всех мастей, анархистов, синдикалистов. Правительственная чехарда, социально-экономический кризис, в который погрузилась Эллада, вывел на политическую авансцену непримиримых радикалов, которые заявили о своей жёсткой позиции в переговорах с ЕС и кредиторами. Национализация, невыплата долгов, прекращение сокращения социальных программ, урезания зарплат и пенсий - вот, что декларировал лидер радикалов Ципрас. Однако после недолгого перетягивания каната между Брюсселем и Афинами СИРИЗА согласилась на неолиберальные реформы. А именно на масштабное реформирование всей пенсионной системы, приватизацию, массовые закрытия предприятий и увольнения. Даже с учётом победы на референдуме, где греки высказались за прекращение переговоров с евробюрократами, прекращение выплаты долгов, национализацию банковской системы, возврат к национальной валюте, Ципрас всё же прогнулся.

По сути своей, это последний громкий успех левых радикалов на европейской арене. Вряд ли в ближайшие годы мы увидим нечто подобное. 

"Боливар не выдержит двоих"

На фоне предательства греческих левых радикалов провал правящей Единой социалистической партии Венесуэлы на прошедших 6 декабря парламентских выборах кажется совсем не сенсацией. Победу же одержал правый оппозиционный блок "Круглый стол демократического единства". Он получил 99 депутатских мест из 167 в однопалатной Национальной ассамблее. Сторонники президента Николаса Мадуро получили всего-навсего 46 мандатов. 

Впервые за 17 лет – со времени прихода к власти ныне покойного Уго Чавеса - социалисты потеряли большинство в парламенте. В общем-то, это поражение было прогнозируемым. После смерти Чавеса, который на собственной харизме вытягивал левых, его наследие было обречено. Сильнейший экономический кризис, падение цен на нефть (основной источник дохода Венесуэлы), тотальная коррупция, некомпетентный кабинет министров привели к тому, что "чавизм" пришёл к своему закату. Одной лишь риторикой и революционными речами население не накормишь, социальное расслоение не исправишь. 

Именно равенство и социально-экономическое благополучие населения и является главным тезисом левых. 


Президент Венесуэлы Николас Мадуро ещё верит в победу Боливарианской революции


В итоге, как это не прискорбно, но "Боливарианская революция" захлебнулась из-за низкой цены на нефть. Вот так банально. Когда идеология строится на приоритете экономического процветания, она обязательно рано или поздно становится её заложницей и заложницей неуёмных аппетитов населения, которое требует больше и больше благ. Таким образом желудок побеждает рассудок. 

Аргентина: футбол и политика

Южная Америка, которая считается оплотом левого популизма и антиамериканизма, откатывается в правый уклон не только в Венесуэле. Две недели назад в Аргентине с минимальным перевесом президентские гонку выиграл представитель правой оппозиции Маурисио Макри, который набрал 51,44% голосов избирателей. Он одержал верх над преемником Кристины Киршнер, известной своей левой ориентацией и антиизраильской риторикой. Она продолжала курс своего супруга Нестора, который был президентом Аргентины до неё. Уже избранный глава Аргентины Маурисио Макри – сын одного из самых богатых предпринимателей страны, сам достаточно крупный бизнесмен. Был президентом одного из самых популярных футбольных клубов Латинской Америки "Бока Хуниорс". Он был поддержан США и влиятельным еврейским капиталом, против которого боролась Киршнер. Но в мире, где многое решают деньги, деньги (капитал) и победили идею. 

"...где каждый воображает себя Наполеоном"

И, наконец, Франция, один из оплотов европейских социалистов, где в минувшее воскресенье прошли региональные выборы, так же продемонстрировала свои правые настроения. В первом туре победу одержала крайне правая партия «Национальный фронт», лидером которой является Марин Ле Пен. По предварительным данным, они набрали 27,2% голосов. Второе место — у оппозиционных «Республиканцев» Николя Саркози, и только третью строчку заняла правящая Социалистическая партия. 

Это полный провал социалистов и лично президента Олланда. Конечно, негативный эмоциональный фон после атаки на Париж трёхнедельной давности возымел свой эффект. Но это не объясняет структурный кризис левых во Франции. Правые и крайне правые, коим считается в том числе "Национальный фронт" Ле Пен, давно уже теснят своих оппонентов.  

"После обеда всякий становится консерватором"

Правые настроения активно входят в моду. Их подстёгивает антимигрантская истерия в СМИ, исламофобия, страх обывателя перед разверзнувшейся бездной нарождающегося масштабного кризиса. И то, что мы видим, это только первые отголоски, начальные раскаты грома. Но у этого процесса есть выгодополучатель, бенефициарий - это Традиционалистский клуб, который теснит по всему миру Либеральный клуб. К нему большой частью принадлежат все левые, по крайней мере, ориентируются на него. 

Традиционалистский клуб рассматривает возможность отката к порядкам прошлого. Установления жёстких буржуазных порядков, возвращения на идейном уровне образа сакрального государства, сакрального порядка, социальной иерархии, иерократии, реабилитация символического понимания актов истории; сворачивания электоральных процедур, понижение статуса большинства населения до статуса "шудр". 

Поистине

Понравился материал - поддержите нас