Либералы начинают белыми. И выигрывают?

Категория: 

По мере того как обостряется экономический кризис и усиливается внешнее давление на Россию, непригодность либеральных экономических методов должна становиться всё более очевидной. Ведь придерживаться принципов открытой экономики во время глобального кризиса — это всё равно что настежь открывать ворота города во время эпидемии чумы или вражеского нашествия.

Но это в теории. На практике же любые провалы либеральной политики лечатся только очередными дозами экономического либерализма. Поскольку же такая терапия ведет к стремительному обострению болезни, нам сообщают, что дозы этого лекарства, которые и так были запредельными, надо удвоить, учетверить, увеличить в десятки раз.

Безумие? Отнюдь. В основе решений, принимаемых в области хозяйственной и социальной политики, лежит не абстрактная рациональность, а человеческий интерес.

Говоря более конкретно, интерес правящих и привилегированных групп, присваивающих себе право интерпретировать интересы общества в целом как свои собственные. И чем острее кризис, тем более агрессивным и безответственным становится эгоизм элит, тем меньше готовы они хотя бы изредка учитывать какие-либо иные обстоятельства и потребности.

Другой вопрос, что российская правящая элита неспособна подняться даже до понимания своих собственных коллективных интересов. Строго говоря, у них даже с частными интересами неважно — доминирует интерес личный. Конкретного человека, занявшего ту или иную должность. Он не думает о том, как укрепить свои позиции в этой должности, а только о том, какую сиюминутную выгоду он может извлечь, занимая данный пост. Не то что стратегическое планирование, но даже простейшее размышление о том, что может случиться завтра, какие произойдут последствия из совершаемых действий, этим людям глубоко чуждо. Будет день — будет пища. Как-нибудь выкрутимся. С проблемами будем разбираться по мере их поступления. И дальше в том же духе.

На таком фоне наши либералы — будь то госчиновники или оппозиционеры — выглядят просто гигантами мысли. Не то чтобы у них были стратегическое видение, концепция развития страны или оригинальные идеи. Ничуть нет! Но у них хотя бы есть способность к минимально логическому мышлению, хотя бы некое отдаленное подобие идеологической последовательности. К тому же, в отличие от своих оппонентов из «патриотического» лагеря, некоторые их них умеют считать что-то кроме банкнот. Разница между либералом и охранителем в России примерно такая же, как между самым примитивным животным и деревянным пнем.

Неудивительно, что каждое обострение кризиса приводит охранителей в состояние беспомощной паники, в результате чего они начинают с надеждой смотреть на либералов, которые своими интеллектуальными силами помогут справиться с очередными «непредвиденными трудностями».

Так случилось и нынешним летом.

Стоило пошатнуться рублю и ценам на нефть, как либеральная часть элиты напомнила о себе. Бывший министр финансов и вице-премьер Алексей Кудрин, давно уже записанный по ведомству оппозиции, заявил, что готов вернуться в правительство. Разумеется, в том случае, если его очень хорошо об этом попросят. И если само государство, ранее не оправдавшее его надежд, готово будет исправится. Короче, он готов встать у руля, «если власть будет настроена на реформы, как это было в начале нулевых».

Бывший министр финансов заявил об этом в интервью, которое дал перед выступлением в Совете Федерации. И тут дело, конечно, не в самом этом интервью — мало ли что может подумать о себе оппозиционный политик, формально давно уже никаких постов не занимающий, а именно в факте выступления. Бывших министров у нас не так уж мало, но до сих пор их выступать в верхней палате парламента не приглашали — было вполне достаточно действующих. Те же тезисы Кудрин повторил и на прошедшем недавно Петербургском экономическом форуме, где ему вторили другие важные персоны либерального лагеря - Греф, Шувалов, олигархи. 

Неудивительно, что размышления Кудрина о грядущих реформах сразу же привлекли внимание прессы. И круги по воде продолжают расходиться даже по прошествии некоторого времени. Публично заявленная готовность бывшего главы минфина вернуться во власть неминуемо ставит вопрос — а кто и зачем хочет его туда вернуть?

Заметим, что высказывания Кудрина прозвучали не в политическом вакууме, они отлично ложатся в общий контекст событий, когда значительная часть российской правящей элиты всерьез обеспокоена поисками путей для примирения и установления взаимопонимания с Западом. Некоторое время назад подобный вопрос, сколь бы ни был он важен для либеральной части нашего правящего класса, не стоял в практической плоскости. Позиция Соединенных Штатов и Европейского Союза была по отношению к России настолько жесткой и бескомпромиссной, что любые попытки договориться с нашей стороны были заведомо обречены на провал. Однако в мае с Запада начали поступать несколько иные сигналы. Стремительный бросок бундесканцлера Ангелы Меркель в Москву 10 мая и последующий за ним визит американского госсекретаря Джона Керри в Сочи показали, что ситуация меняется. Сразу же после этого, по странному стечению обстоятельств, западные рейтинговые агентства начали пересматривать оценки российского экономического кризиса, заявляя, что не всё у нас так уж плохо, а в Брюсселе и Вашингтоне даже нашли несколько поводов пожурить официальный Киев, дав понять тамошним властям, что с рук им будет сходить далеко не всё и не всегда.

Это, однако, отнюдь не значит, будто позиция официального Запада по отношению к России меняется. Ничуть нет. Никаких признаков изменения стратегической линии или признания собственных ошибок нет и в помине. Просто политика Вашингтона, Берлина и Брюсселя становится несколько более гибкой, а поступающие оттуда сигналы более дифференцированными. С одной стороны, цели и приоритеты остаются прежними, а с другой стороны, части российских элит дают понять, что договариваться в принципе готовы. Вот только что может российская олигархия предложить со своей стороны?

На политическом уровне шаги последовали: поставленные во главе Донецка и Луганска марионеточные правительства пообещали, наплевав на результаты народного референдума, не только вернуть свои области под власть Киева, но и признать Крым неотъемлемой частью Украины.

К Западу обращаются с призывом жить дружно на самом высоком уровне — президент рассказывает итальянской газете о своих европейских симпатиях, а чиновники рангом пониже почти открыто организуют контрабанду в собственную страну, обходя ими же провозглашенные «контрсанкции».

Все понимают, что договариваться надо срочно. Времени мало. Гибкая политика будет по отношению к России продолжаться ещё примерно полгода. Этот срок является вполне предсказуемым и «объективным»: в ноябре в Соединенных Штатах проходят президентские выборы, и оба фаворита — Хиллари Клинтон от демократов и Джеб Буш от республиканцев — явно будут проводить жесткую линию. Так что у либерального крыла нашего правительства возникает вполне ясное понимание: что-то хорошее и приятное надо предложить или хотя бы пообещать Западу до того, как пройдут выборы. Надо пользоваться тем, что у власти пока Барак Обама, который, что ни говори, всё-таки не «ястреб» и не русофоб.

Вот тут-то по странному стечению обстоятельств Алексей Кудрин не просто возникает на сцене со своими идеями и предложениями, но и получает возможность официально выступить перед российскими сенаторами, предлагая себя на роль если не спасителя Отечества, то уж во всяком случае знатока и специалиста по решению проблем.

Западу недостаточно обещаний. Европейские и американские политики сами свои обещания не раз нарушали, а потому нет причин, почему они должны верить таким же обещаниям со стороны своих российских коллег. Им нужны гарантии. И в первую очередь на кадровом уровне.

Кудрин для таких дел фигура удобная. С одной стороны, оппозиционер, либерал, «западник», рыночник. К тому же не был во власти на момент присоединения Крыма и ни за что не отвечает. С другой стороны, среди оппозиционеров — не самый радикальный, а главное, в отличие от Алексея Навального и других лидеров Болотной площади, не призывающий к расправам над «кремлевскими коррупционерами», человек умеренный и приятный во всех отношениях. Такого либерала вполне можно предложить и Кремлю и заокеанскому Белому Дому (не говоря уж о Белом Доме московском, где у него в любом кабинете близкие друзья, а то и единомышленники).

Гарантии нужны и российским чиновникам. Тот же Алексей Навальный слишком много говорит о коррупции. Пусти такого к власти, он может и в самом деле кого-то отдать под суд или посадить. Поэтому Кудрин очень убедительно отмежевался от своего коллеги, взгляды которого показались ему «маргинальными». Чтобы никто не боялся: все остаются на своих местах, никого трогать не будут.

Короче, в лице Кудрина появляется компромиссная фигура, которую можно предъявить западному миру как доказательство нашей «договороспособности».

Неудивительно, что речь бывшего вице-премьера и главы Минфина вызвала целую волну восторженных комментариев со стороны либеральных экспертов, которые досказали то, что не счел нужным заявить сам Кудрин. Игорь Юргенс и Евгений Ясин дали понять, что смысл происходящего в подготовке своего рода верхушечного переворота, который свершен будет не снизу, а сверху. Более того, судя по их высказываниям, либералам власть передать должен сам Владимир Путин.

Всё разумно и логично. Что бы ни думали экзальтированные столичные интеллигенты, политики прекрасно знают, что никакими Майданами власть в России не сменить. Ценность Майдана для чиновников-охранителей лишь в том, что на борьбу с этой угрозой отлично можно списывать разворованные деньги. Чем более угроза фиктивна, тем больше можно денег утащить.

Майдана не будет, если только сам Кремль не возьмется за его организацию. Да и в этом случае он, скорее всего, не произойдет.

И дело даже не в том, что население России категорически против Майдана, а в том, что имеющаяся структура государства и общества построены иначе, чем на Украине. У нас власть меняют не с помощью уличных манифестаций, а через бюрократические перевороты, совершающиеся внутри самой же власти. Так уже бывало не раз. И мысль эта далеко не чужда либеральным политикам: если не смогли получить необходимые полномочия в 2011-2012 годах давлением снизу, выпросим сверху. В первый раз зашли с радикальной карты, сейчас пойдем с умеренной.

Собственно, власть и не собирается меняться, она должна лишь перелицевать и перегруппировать себя. Но сделать это без помощи как бы «извне» не получится. Кудрин это прекрасно понимает, а потому и предлагает свои услуги даже несколько навязчиво. Он не просит, а ставит условия. Нынешняя «политическая конфигурация» бывшего вице-премьера не устраивает. Он не согласен с проводимой политикой власти: «Потому я не там». Но он не таит зла и готов снова работать в команде Владимира Путина. Только сделает это не просто так, а лишь «при проведении реформ, в том числе политических».

Однако что конкретно предлагает Кудрин в качестве антикризисной политики? По большому счету, ничего нового. На самом деле экономическая политика правительства и так последовательно либеральная. А потому максимум, что может сформулировать бывший вице-премьер, это ряд общих тезисов, касающихся радикализации курса, который и так проводится: сокращение госсектора, открытая экономика, повышение пенсионного возраста и т. д. Ясно, что нам предлагают в качестве антикризисных мер те самые решения, которые и привели к нынешнему кризису (благо, Кудрин как раз и курировал экономический блок правительства в течение всего того времени, пока вызревали противоречия и проблемы, сегодня рушащие наше хозяйство). Но в том-то и дело, что Кудрин вернуться собирается не как экономист, а как политик. Упор делается на «политические реформы».

Любопытно, что общий курс этих реформ был обозначен уже некоторое время назад в докладе, который Кудрин готовил не просто так, а вместе с Михаилом Горбачевым (вернее, конечно, с экспертами Горбачев-Фонда). Название доклада говорит само за себя: «1985-2015: Ценности перестройки в контексте современной России».

Главная мысль тоже не блещет оригинальностью. России нужна новая перестройка.

При этом план политических реформ тоже, на первый взгляд, не представляет ничего конкретного. Но если внимательнее вслушаться в высказывания бывшего вице-премьера, некоторые черты «плана Кудрина» начинают вырисовываться. Во-первых, будет предоставлено госфинансирование либеральным и западническим масс-медиа (ради повышения уровня политической конкуренции), во-вторых, либеральным партиям дадут возможность заседать в Государственной Думе вместе с «Единой Россией», которой придется немного потесниться: «пока государство не исправит ситуацию, партийная система не станет эффективной. У ряда политических организаций заранее занижены возможности. Это отпугивает многих нормальных людей от политической деятельности». Вот, в сущности, и всё!

Как ни странно, ни о какой радикальной демократизации политической системы, ни о какой свободной игре политических сил речь не идет. «Управляемая демократия» остается, но надо изменить режим управления с учетом потребностей либералов. И это очень разумно, ведь если разом дать рядовым гражданам более широкие политические возможности, вдруг они используют их против либералов и проводимого ими курса?

Главное в политической реформе, провозглашаемой Кудриным, не сама реформа, а новые уступки Западу на глобальном уровне. Об этом он сказал вполне ясно.

И не случайно именно эта часть его заявлений оказалась наиболее ясной, четкой, конкретной. По мнению бывшего вице-премьера, «минские соглашения являются наиболее правильным способом решения проблем. А в минских соглашениях сказано, что Донбасс – это часть Украины. Даже если сейчас фактический контроль Киева над востоком Украины не будет установлен, это может произойти через какое-то время. Переходный период реинтеграции Донбасса в Украину займет лет 10-15, может больше. Но, по крайней мере, появится свет в конце тоннеля».

В общем, «линия Кудрина» предельно проста: Россия должна предать Новороссию, заставив их оставаться под властью нынешних киевских правителей, а за это мы получим благорасположение Запада.

Не совсем понятно, удовлетворится ли этим сам Запад, или там воспримут уступки России лишь как первый шаг, за которым последуют новые — достаточно вспомнить чем кончились односторонние уступки всё того же Михаила Горбачева, который тоже очень своевременно напомнил нам о своем существовании.

Так или иначе, но если «план Кудрина» существует, значит, это кому-то надо. Пробный шар заброшен. Теперь остается ждать, когда проявят себя другие игроки, предпочитающие до поры оставаться в тени или прикрываться «оппозиционным» именем Кудрина.

Рабкор

Понравился материал - поддержите нас