«Куда конь с копытом, туда и рак с клешнёй»: Гейдар Джемаль о российских исламоведах

Категория: 

Кто бы мог сомневаться, что исламоведение как таковое — это наукообразное прикрытие клеветы и дезинформации? Исламоведению уже порядочно лет. Одним из первых исламоведов был Снук Хургронью. Бог шельму метит. Его суть очень близка животному, с которым ассоциируется звучание его имени. Но с виду он был красавчик. Голубоглазый молодец, покрасившись в брюнета и выучив арабский, проник в Мекку паломником. Оттуда он поехал в Индонезию, где шла война. Голландцы в XVII веке пытались завоевать эти острова и вели истребительную войну против несгибаемого султаната Аче. Снук выдавал там себя за араба, шпионил, а заодно как бы занимался наукой.

Я был в ЮАР, куда голландцы 400 и 300 лет назад ссылали в цепях жертв этой «науки»! Мусульмане ЮАР — потомки военнопленных. Эти военнопленные были обращены в рабство, Ислам был запрещён, мусульманские имена тоже. Я побывал в подземной мечети, которую рабы тайно вырыли в поместье плантатора. Вход туда был через бытовку с инструментами. Там хранился первый Коран на земле ЮАР, воссозданный по памяти шейхом, привезённом в цепях с Явы в конце XVIII века. Коран было запрещено ввозить, но он приплыл в Южную Африку в головах и сердцах. Вид этой книги формата А3 — поражал. С одной стороны, безмерная подлость западного насилия, с другой — безмерная стойкость сопротивления, уходящего всё глубже в себя. Рабство в ЮАР официально было до 1945 года!

Российские исламоведы — это особая статья. Конечно, им далеко до Снука, де Вартемы и Бартона — те рисковали жизнью за свою наглость. Российский исламовед сидит под комфортной защитой спецслужб, зная, что вокруг него ходят мягкие, расслабленные, прекраснодушные мусульмане. О них можно писать, что в голову взбредёт, придумывать параноидальные вымыслы, на базе которых их будут арестовывать и делать инвалидами. Правозащитники укоризненно и беспомощно трясут головами в свободное от реальной правозащиты время, а исламоведы — гыкают и насвистывают. Этих людей ведь даже не назовёшь какими-то идеологическими пропагандистами, хотя бы типа Эренбурга, который нёс околесицу, но с размахом. У них нет идеологии. Они, конечно, ответят на вопрос «зачем?» — мол, стоим грудью, защищая от орд Святую Русь и… «белую Францию»! Ссылка на защиту Запада от орд вколочена в этих субъектов всем обухом сталинской педагогики: злой город Козельск не позволил Батыю и т. д. Но, по большому счёту, они знают про себя, что место им — в зоопарке, причём в террариуме.

Упоминание о защите Запада от Востока — робкая заявка на смысл жизни, которая до того жалка, что её не портит даже измена родине. Мне пришлось самому стать жертвой «полива» со стороны этих обитателей террариума. Достаточно открыть мою страницу в Википедии. Конечно, можно было бы гордиться тем, что заслужил от ничтожеств столько ненависти, но уж слишком от ничтожеств! Был бы хоть Бартон… Но когда тебя Силантьев (оперативный сексотский псевдоним «Таракан») называет «маргинальным философом-оккультистом» — это скучно. А скучно, прежде всего, потому, что этот, пишущий книжки человек, не знает толком значения ни одного из этих трёх слов. Просто типа круто!

Эти чудиновы, силантьевы, сулеймановы, амелины, пресмыкающиеся перед мировым порядком и хозяевами жизни — свидетельство того, как мы пали. Я имею в виду, «пали» в экзистенциальном плане, как цивилизация, после 1990 года. Уже 20 лет назад достойные люди были либо стары, либо мертвы. Площадка русского дискурса напоминает сегодня то, что увидел Дон Кихот, придя в себя в дурдоме: санитарку вместо Дульсинеи и ночной горшок вместо шлема.

Ну ладно, я-то не Дон Кихот, и перечисленные исламоведы — не ветряные мельницы, а всего лишь обитатели террариума. «Конь с копытом» разберётся насчёт «рака с клешнёй».

Гейдар Джемаль

Понравился материал - поддержите нас