Кризис научного культа

Категория: 
наука

Гейдар Джемаль: «Многие люди, не исключая и нынешних ученых, думают, что наука — это синоним материализма. Дескать, научный метод основан на эксперименте и истолковании практических результатов оного. Наука продвигается наощупь, малыми шажками, шаря в темноте растопыренными пальцами и отвоевывая у неизвестности крупицу за крупицей достоверного знания. Такой подход живо напоминает о том, как пять слепых щупали слона. Один, ухвативший хобот, говорил, что слон — это гибкая упругая труба. Другой, обнявший ногу, уверял, что это мощная, уходящая ввысь колонна и т. д. Конечно же, наука начинает с общего начинает с общего абстрактного представления о том, чем мир является (= должен быть). Потом она начинает это доказывать. Если не доказывается, наука нехотя и чуть-чуть подправляет первоначальную идею и снова доказывает». 

Так в своей работе «Кризис реальности» Гейдар Джемаль описывает сущность научного подхода. Действительно, мы можем констатировать факт того, что функция описания мира учёными в глубоком тупике. Об этом свидетельствуют кризисы разного рода, которые накрыли научное сообщество с головой. Некоторые парадоксы учёные решили просто игнорировать, например, противоречия в законах квантовой механики и теории относительности. Но бесконечно закрывать глаза и обходить острые углы невозможно, поэтому мы можем видеть множество научных публикаций и книг, которые констатируют кризис современного научного подхода.

Следует отметить, что мы ни в коем случае не пытаемся отрицать те научные достижения, результаты тяги человека к познанию, которые окружают нас в быту и не только. Особенно, учитывая, что определённая часть научных знаний пришла в западный мир с исламского востока, где, кстати, было удивительное по нынешним понятиям сочетание веры и научного прогресса.

В Коране сказано: «Бог доставит высокую степень тем из вас, которые веруют и получили познание» (Коран, 58:12); «Скажи: разве сравняются те, которые знают, и те которые не знают? Пусть об этом размышляют люди рассудительные» (Коран, 39:12). Из чего следует, что Всевышний поощряет желание учиться и познавать. Тем не менее, познание не есть ценность сама по себе, иначе это превращается в культ и совершается очевидная подмена понятий, что, как раз, происходит на наших глазах.

В книге известного научного журналиста Джона Хоргана «Конец науки», автор замечает, что наука теперь стала неким обрядным институтом, воспроизводящим поколения постдекадентов — людей, сознательно выстраивающихся в это общество обслуживания культа науки, справляющей наши потребительские нужды. Кроме того Хорган констатирует, что наука зиждется на огромном массиве допущений, которые вероятным образом могут быть ложны.

Главный же аргумент адептов научного культа под названием «экспериментальный опыт» рассыпается на глазах в силу так называемого «кризиса воспроизводимости». Воспроизводимость — главный показатель качества научной работы: если другие учёные не могут повторить исследование и получить те же самые результаты, такое исследование считается недостоверным. В последние годы неожиданно выяснилось, что таких недостоверных, невоспроизводимых исследований в науке катастрофически много. В отдельных областях науки, например, в медицине, доля невоспроизводимых исследований, по некоторым оценкам, доходит до 75%, в онкологии — почти до 90%. В популярной нынче социальной психологии доля невоспроизводимых экспериментов составляет около 60%. Не обошло стороной и «твердую» физику, где несколько громких экспериментов, на которых стояли некоторые научные выводы, оказались негодными, в силу невоспроизводимости оригинальных опытов.

Текущий кризис настолько глубок, что создаются отдельные научные центры, целью которых стоит повторение фундаментальных научных экспериментов. 52% исследователей, опрошенных журналом Nature, оценили кризис воспроизводимости как значительный. Ещё 38% не считают его значительным, но признают, что он есть. Отрицают существование кризиса всего лишь 3% опрошенных.

При этом стоит подчеркнуть, что невоспроизводимость совсем не отменяет того, что выводы, сделанные на его основе, могут быть работоспособны. Как такое может быть? В этом и состоит кризис современного научного мира: исследователи потеряли основу основ, поняв что «объективный» мир не так объективен, как они ожидали. Вспомним еще одну цитату Гейдара Джемаля: «(Люди) …ищут в физическом мире некий принцип, некую точку сборки, некий концепт, который позволил бы им опять рассматривать мир, как единое целое. Они ищут эту точку сборки в объективном мире, так как полагают, что объективный мир реально содержит в себе концепцию о себе, которую надо просто открыть. С точки зрения исламской теологии и антропологии, это надо искать в совершенно противоположном пространстве — здесь. Объясню на примере. Приезжает, скажем, в Баку гость: пошел он в театр, цирк, ресторан. Что объединяет те места, которые он посетил? Можно сказать, что это интересные места Баку. Но этим мы покривим душой, так как по большому счету это разные миры. Объединяет их только один и тот же человек — посетитель. Он был свидетелем их всех, и потому по исламу точка сборки находится в человеке — субъекте, а не объекте».

Отсюда мы делаем вывод, что именно отсутствие точки сборки является главным упущением современной науки. Само по себе свидельствование существования неких феноменов или принципов работы, например законов квантовой физики и астрофизики, является ключом, который поможет нам направить процесс познавания мироздания в конструктивное русло. Основа же понимания сущности свидетельствования лежит в монотеистической традиции и в священном Коране, в частности.

В завершении с сожалением хочется отметить, что многие мусульмане невольно становятся слепыми последователями научного культа, который зачастую носит чисто коммерческий характер или еще хуже — идеологический. Многие современные учёные дискредитировали слово «наука». Но на смену уходящему циклу приходят искатели знания иного типа, которые хотят вернуть науке былое значение и величие, создавая новую физику, новую геометрию, новую химию и так далее. Эти термины не новы, всё больше молодых учёных пытаются переосмыслить базовые научные воззрения с нуля, и есть надежда, что у них это получится успешней, чем у их предшественников.

Артём УТОЧКИН

20.04.2019

Понравился материал - поддержите нас