Конгресс США готов объявить войну по просьбе Нетаньяху

Категория: 

Когда израильский премьер-министр во вторник во время своего вызвавшего бурную реакцию выступления в конгрессе заявил, что сделка, о которой администрация Обамы договаривается с Ираном, это лишь попытка отсрочить неизбежное, заключающееся в создании Ираном ядерного оружия, демократический лидер палаты представителей погрозила указательным пальцем, сжала руку в кулак и начала возмущенно говорить что-то своему соседу-демократу Стени Хойеру (Steny Hoyer).

Нетаньяху заявил, что не заключенное пока соглашение — «очень плохая сделка. Нам будет лучше без нее». Пелоси развела руками и что-то забормотала. Потом оглянулась, желая посмотреть, кто из демократов аплодирует.

Когда Биби затем сказал, что альтернативой этой сделке является не война, а «лучший договор», Пелоси выпрямилась в своем кресле и облизнула губы. А когда Нетаньяху заявил, что хотя отказ от ядерных переговоров это «трудный путь», который, тем не менее, «гарантирует лучшее будущее моей стране», Пелоси уже едва сдерживалась.

«Я была готова расплакаться во время выступления премьер-министра, — сказала она позднее в своем заявлении. — Меня опечалило оскорбительное отношение к разведке США... и высокомерное отношение к нашему мнению о той угрозе, которую представляет Иран».

Понять ее раздражение несложно. Конгресс редко объявляет войну — и еще реже делает это по просьбе зарубежного лидера.

Конечно, это не было объявлением войны в буквальном смысле. В ответ на попытку Нетаньяху сорвать переговоры между США и Ираном просто прозвучали символические аплодисменты со стороны республиканцев и некоторых демократов. Но если Нетаньяху добьется своего, и переговоры будут прерваны, и если Иран не вернется за стол переговоров, хотя израильский премьер утверждает обратное, такое развитие событий принудит США начать войну.

Нетаньяху блестящий оратор, и его призыв к оружию был верхом изобретательности. В своей попытке сорвать переговоры он даже сумел заручиться поддержкой писателя Эли Визеля и Моисея.

«Друзья мои, противостоять Ирану нелегко. Противостоять кровожадным и мрачным режимам всегда трудно, — сказал он. — Сегодня с нами находится переживший Холокост нобелевский лауреат Эли Визель. Эли, ваша жизнь и работа вдохновляет и заставляет придать смысл словам „никогда больше“. Жаль, что я не могу пообещать вам, Эли, что уроки истории будут усвоены». 

Затем Нетаньяху указал на барельеф пророка Моисея над галереей и сказал: «Моисей поделился с нами откровением, которое укрепляет нашу решимость на протяжении тысячелетий... Быть сильными и решительными, не бояться и не страшиться их».

Нетаньяху наслаждался продолжительными аплодисментами и не спеша пожимал руки, когда шел по центральному проходу. Его речь, напечатанная на плотной бумаге, была поэтичной («миллионы израильтян были защищены от тысяч ракет ХАМАС, потому что капитолийский купол помог нам создать свой „Железный купол“») и разбитой на множество абзацев с расчетом на аплодисменты. Когда премьер потребовал от Ирана «прекратить свои угрозы уничтожить мою страну», главный финансист «великой старой партии» Шелдон Адельсон (Sheldon Adelson) встал со своего места в первом ряду галереи, где он сидел с Ньютом Гингричем (Newt Gingrich), и присоединился к бурной овации.

Но несмотря на все свое ораторское мастерство, Нетаньяху не сумел затушевать межпартийный раскол, который только усугубился из-за его визита, организованного без согласования с Белым домом. Согласно подсчетам газеты Hill, как минимум 56 демократов в знак протеста отсутствовали во время его выступления. И хотя пустых кресел не было (на стороне демократов сели члены палаты представителей от Республиканской партии Даррелл Исса (Darrell Issa), Джон Майка (John L. Mica), Майкл Берджесс (Michael C. Burgess), Томас Мэсси (Thomas Massie) и прочие), некоторые демократы, все же пришедшие на выступление (Эммануэль Кливер (Emanuel Cleaver), Джеральд Конноли (Gerald E. Connolly), Генри Кьюллар (Henry Cuellar), Фрэнк Пэллоун-младший (Frank Pallone) и прочие) во время оваций не вставали.

«Я глубоко сожалею о том, что кое-кто воспринимает мое присутствие здесь как политический шаг», — сказал Нетаньяху законодателям. Это было похоже на отказ извиниться с подтекстом типа «жаль, что вы так считаете».

Нетаньяху несколько раз заставил республиканцев поморщиться, например, когда он заявил, что всегда будет «благодарен президенту Обаме» за те многочисленные тайные способы, которыми американский руководитель помогает Израилю. Демократы вскочили и начали хлопать, и после долгой задержки к ним неохотно присоединилось с дюжину республиканцев.

Но затем Нетаньяху быстро открыл огонь по Обаме, заявив, что соглашение, о котором ведет переговоры его администрация, практически гарантирует то, что Иран получит ядерное оружие. Премьер-министр потребовал более выгодных условий. «Если Иран пригрозит выйти из-за стола переговоров, как часто бывает на персидском базаре, не поддавайтесь на эту провокацию, — посоветовал Нетаньяху. — Они вернутся, потому что им это соглашение нужно гораздо больше, чем вам».

А если Биби ошибается? Для него это не проблема, ведь израильский лидер уже втянет Соединенные Штаты в войну с Ираном.

washingtonpost.com

Понравился материал - поддержите нас