Китайская экономика расти дальше не может

Категория: 

Китай не создал за 2010–2012 годы ни революционных отраслей, ни принципиально новых товаров. Относительное значение его слабостей возрастало с каждым годом. В 2014 году кризисом уже пахло.

После того как Шанхайская биржа стагнировала несколько лет, рост фондового рынка Китая в 2014–2015 годах выглядел как признак устойчивости экономики КНР. Но затем началось падение, достигшее нешуточных 28%. 

И теперь самое время задуматься, какие последствия это будет иметь. Вполне возможно, что китайские власти в июле успокоят рынок и порадуют бизнес своим оптимизмом. Они уже раньше объясняли замедление роста экономики КНР переходом к естественным темпам.

Однако обвал на китайском фондовом рынке имеет серьезные, а главное фундаментальные причины. В 2012 году наш институт подготовил аналитический доклад «Противоречия экономики Китая: падение как окончание «чуда».

Согласно сделанным выводам, переход Поднебесной в состояние полномасштабного кризиса был неминуем. И когда в 2014 году в рецессии оказался ряд других стран БРИКС, было понятно, что очередь Китая тоже придет.

КНР – это одна из самых информационно закрытых «открытых экономик». Ее статистика мало у кого вызывает доверие, хотя рост последних лет – это явление бесспорное. И проследить за динамикой роста ее рынка было непросто. Рыночная же экономика, чтобы просигналить кризис, в точности данных не нуждается.

Вторая волна кризиса и так долго обходила китайский рынок. Без смены модели Китай расти дальше не мог. Между тем разгон его экономики после 2008–2009 годов произошел в рамках старой периферийной модели. 

Худшее для КНР состояло в том, что она не смогла стать локомотивом мировой экономики. Бросив силы на поддержание роста, власти страны еще более раздули индустриальный и кредитный пузыри в экономике. Экстенсивный рост КНР поддержал мировое производство сырья и машин.

Но он не создал из Поднебесной очага нового мирового подъема, а истощил ее ресурсы. Китай не создал за 2010–2012 годы ни революционных отраслей, ни принципиально новых товаров. В 2014 году был отмечен мощный спад на рынке жилья. Власти среагировали на него, снизив ключевую ставку до 5,1%. Но вызревание кризиса шло.

Насколько серьезный вред нанесли Китаю европейские валюты? Евро, фунт стерлингов и рубль просели в 2014–2015 годах, а это не могло не сказаться отрицательно на товарном вывозе Поднебесной.

Она же не порвала за последние пять лет с зависимостью от европейских и североамериканских потребителей и осталась чувствительна к мерам протекционизма и даже неумышленному ослаблению чужих валют. Беда эта усугубляется ограниченными возможностями Китая по снижению цены производства товаров, тогда как дешевая энергия и автоматизация нового поколения дают старым индустриальным странам перевес.

В США не только рассуждали о реиндустриализации. Из КНР вообще шел отток иностранных капиталов. Перекрыть негативные тенденции было нечем. В подготовленном под моим началом докладе говорилось:

«Основой экономического «чуда» Китая является соединение жесткой репрессивной системы с огромным ресурсом дешевой рабочей силы. «Энергия мускулов» – главный ресурс КНР, который более не может обеспечить снижение себестоимости товаров.

В результате по воле западных корпораций в силу американской реиндустриализации и борьбы с импортом Китай из обслуживающего интересы стран центра производителя может вскоре превратиться в конкурента, которому ничего не прощают». А главное, относительное значение его слабостей возрастало с каждым годом. В 2014 году неприятностями уже пахло.

Вторая волна глобального кризиса непременно должна втянуть Китай в свой поток. Ему не хватает собственных сырьевых ресурсов, а потребление было раздуто искусственно. Власти Поднебесной сумели в 2010–2011 годах разогнать рост экономики, не изменяя ее модели. 

В результате было достигнуто перепроизводство жилья, а дорожное строительство и продажи автомобилей опирались на кредитование, а не на растущие реальные доходы населения. Все это вело к спаду.

Shanghai composite просигналил кризис. Это не означает, что следом мы обязательно увидим его во всех показателях. В скором времени этого может и не случиться, но то, что осень 2015 года может пройти в мировой экономике под знаком китайских проблем, вполне ожидаемо.

Власти Китая в 2010–2011 годах рассчитывали, что если США не запустят новый глобальный подъем, то это сделает их страна. Характер мирового кризиса остается в Пекине непонятым. Не поняли там и того, что вся неолиберальная модель капитализма свое отработала и может давать только отрицательные результаты для экономики.

Иначе говоря, Китай выиграл время после первой волны кризиса, но не смог его правильно использовать. Даже не пытался. Теперь пузыри на рынке недвижимости, в сферах коммерческого и потребительского кредитования дали о себе знать через сдувание биржевого пузыря.

А он мог продолжать раздуваться только при внешнем спокойствии на рынке страны. Банки теперь ожидает волна потрясений, которые правительство может в основном сдержать, а может – нет. Однако важно другое.

Мировая пресса полна возмущением по поводу раздутого в Поднебесной пузыря, который грозит вызвать волну падения на всех биржах. Велик страх и того, что цены на сырье пойдут теперь вниз, поскольку большой спад в китайском строительном секторе уже маячит на горизонте.

Показательна и сама история бума на фондовом рынке КНР. Капиталы явно уходили туда, не находя места в реальной экономике. Это и привело к быстрому росту пузыря и его стремительному разрыву в этом году.

Китайский биржевой пузырь лопнул, но это – не конец истории. Впереди классическое последствие: спад в реальной экономике. Может быть, КНР найдет средства его отсрочить, смягчить или даже остановить? Каких радикальных решений это потребует, и как они будут претворяться в жизнь? Ответ на это вскоре даст сам Китай.

Василий Колташов

Понравился материал - поддержите нас