Киргизстан в исламской оптике

Категория: 
Жители Киргизстана во время коллективного намаза

Ислам в социально-культурной сфере

Ислам в Киргизстане начал возрождаться с 1991 года. С тех пор построено множество мечетей, медресе, в основном при участии турецких и арабских спонсоров. В стране функционируют Исламский институт и факультеты теологии при различных вузах. Некоторые молодые люди прошли религиозное обучение в Турции, на Ближнем Востоке. За это время расширились международные связи с мусульманскими странами Западной, Малой Азии, Южной и Юго-Восточной Азии. Страна является участником ОИК. 

Мусульмане Киргизстана идентифицируют себя с ханафитским мазхабом, конкретно со школой аль-Матуриди. Однако из-за пробелов в воспитании, образовании, потери связи с дореволюционным Туркестаном во внутренней жизни мусульмане Киргизстана смешивают и не различают традиций и обычаев (адата) и шариата. Хотя численность мужчин, приходящих на ежедневные и пятничные намазы в мечети увеличиваются с каждым годом, их вопросы имамам вскрывают их неполное знание норм шариата, или же их интерес ограничивается бытовыми вопросами (брак, домашние устои и т.д.) и экономическими вопросами (правила торговли, зяката, садака и т.д.). Бывает, что в телеэфире имамам могут задать вопросы об элементарных принципах вероисповедания или бытовых суевериях (кошка дорогу перейдёт, веник стоит прямо, нельзя здороваться стоя у порога и т.д.). При этом часто путают адат с шариатом. 

Также можно заметить, что интерес к религии больше пробуждается у мигрантов или студентов, побывавших в учебе за рубежом. Несомненно, или прессинг чужбины, или вопрос идентичности в общении с иностранными лицами и автохтонным населением дает толчок к размышлению о религии. Например, недавний вояж бывшего муфтия Киргизстана и ректора Исламского университета в РФ прошел успешно: их проповеднические собрания посетили тысячи мигрантов в крупных городах РФ. Причем целевую аудиторию составляли также узбеки, уроженцы Киргизстана. 

В последние 8-9 лет огромными темпами идет расширение сети "Таблиг-и Джамаат", движения, запрещенного в РФ и странах Центральной Азии. Это аполитичное движение имеет успех, потому что мобилизует безработное население, хорошо объясняет основы веры, ритуалы, старается бороться с алкоголизмом, слабым проявлением веры. Члены этого движения читают только свои книги, выходят на призыв на 3, 15 и 40 дней. Они часто уезжают за рубеж, в основном в Индию, Бангладеш и Пакистан. Группы этого движения многонациональны: приблизительно 4-5 лет тому назад почти 100% членов этого движения были только киргизы. Сейчас их открыто поддерживают узбеки, русские и другие. 

Муфтий Киргизстана выходец из этой среды. Практически в любой мечети ежедневно можно встретить проповедников этого движения и органы национальной безопасности не рассматривают их как угрозу, в том числе из-за того, что они сами в своей среде запрещают говорить о политике. На этом фоне очень скромно смотрятся различные религиозные фонды, поддерживаемые Турцией и арабскими странами. У них тоже есть свои сети приверженцев, но не в такой масштабной численности.   

Учитывая серьезность событий на Ближнем Востоке и их угроз национальной безопасности, власти страны в 2015 году приняли решение основать Фонд «Ыйман» (Иман) с целью профилактики радикализма, экстремизма и дестабилизации на религиозной почве. Фонд спонсируется президентом, членами парламента, бизнесменами и турецким фондом «Диянет». Данный фонд сейчас занимается обучением имамов, мулл и журналистов. Повсеместно они проводят свои мероприятия.   

В конце этой части нельзя не затронуть гендерный вопрос: полигамный брак существует и широко распространен в основном среди узбеков, так же, как и ранний брак. В этом вопросе мусульмане часто не умеют различать адат и шариат, что приводит к бытовым, общинным конфликтам. Официальная статистика говорит, что 1% женщин живет в полигамном браке. 2-3 года тому назад время от времени вспыхивали конфликты из-за хиджаба: в некоторых школах учителя запрещали его носить, общины сопротивлялись, и дело доходило до судебного разбирательства. Был даже случай, когда сотрудник Государственного комитета национальной безопасности забрал своих дочерей из школы по причине того, что их притесняли из-за хиджаба.  Сейчас школьницы и студентки свободно носят хиджаб на улицах и власти предпочитают не затрагивать этот вопрос, чтобы не радикализировать население.    

Ислам в экономике 

Киргизстан по макроэкономическим показателям аутсайдер. Причинами отсталости являются коррупция, неэффективное управление, акцент на сельском хозяйстве и отказ от промышленного развития, отсутствие логистической инфраструктуры, залежей нефти и газа, удобных для добычи. Страну поддерживают также в значительной степени переводы денег от мигрантов, которые в основном работают в России и Казахстане. 

Все эти параметры не соприкасаются с нормами Ислама, однако интерес к нормам религии проявляется на микроэкономическом уровне. Среди коммерческих банков только один банк заявляет о том, что его деятельность основывается на нормах шариата – ЭкоИсламикБанк. Насколько он четко следует или нет, судить сложно. Многие говорят, что он имитирует исламское финансирование и зарабатывает на процентах. Остальные коммерческие банки работают на процентах и часто их клиенты оказываются в тяжёлом положении. Когда дело доходит до судебных разбирательств, банки стараются войти в положение клиентов и делать уступки в возвращении заемных средств. Особенно напористых представителей банков близкие к Исламу адвокаты клиентов стараются убедить уступить. Они говорят, что ростовщичество – грех, и после смерти ростовщиков джаназа намаз не совершается. Это помогает сбавить их пыл! 

В стране хорошо развивается халяльный стандарт в пищевой промышленности. Функционирует Центр развития халяльной индустрии, где торопятся пройти регистрацию производители продуктов питания и предприятия общепита. Предприниматели учитывают, что на местном рынке спросом больше пользуются товары, учитывающие халяльный стандарт. 

Ислам в политике и в сфере безопасности 

Теперь можно перейти к наиболее сложной, тем не менее, ключевой проблеме Ислама в Киргизстане. Если начать с формальных принципов, то Киргизстан страна светская и ее конституция запрещает регистрацию и деятельность религиозных партий. Поэтому политическая деятельность, связанная с Исламом, изначально лишена легитимности. 

В политическом поле действует либеральный режим: существуют около 200 партий либерального толка (несмотря на различия в названиях содержание их политических программ неотличимо). Но все же, как обычно, формальные рамки могут существовать в отрыве от реальной политической жизни, ее истинного содержания. 

В этой связи важен совсем другой аспект: кланы и их пакт. С 1293 г., с момента уничтожения киргизской государственности на Енисее монголами,  киргизам не удавалось построить свое самостоятельное государство вплоть до 1991 года. Ключевую мобилизационную и идентификационную роль в их истории играли племена и рода. Прошлое влияет на настоящее! В Киргизстане есть, на мой взгляд, пакт между кланами о некоторых нерушимых границах и принципах: отсутствие государственной монополии на ресурсы, свобода предпринимательства, свобода мнений и слова, свобода вероисповедания. Многие исследователи указывают на наличие этого неформального пакта. Те, кто нарушил этот пакт, уже бежали из страны: семьи Акаевых и Бакиевых. В Киргизстане не удается установить монополию одной группы/клана на власть. Такие попытки заканчивались переворотами (не без влияния внешнего фактора), как это было в 2005 и 2010 гг. 

Существование этих кланов подразумевает, что ресурсы и властные возможности/полномочия распределяются между собой и до населения доходят крохи. Общественный пирог, подкрепляемый не экономическим ростом, развитием технологий и промышленности, а все уменьшающимися поступлениями в бюджет, кредитной поддержкой иностранных государств и международных финансовых институтов, не преумножается, а хищнически и бездумно расходуется/разграбляется правящими группами. 

Власть в республике узурпирована 100-150 семействами, выходцами из разных местностей. Из самого существования пакта и вытекает то, что можно назвать относительной свободой в религиозной сфере, расширением сети мусульманских общин, организаций/сетей (никто не обладает монополией и не может ограничить этот принцип). В настоящее время, несмотря на принцип отделения религии от государства, администрация президента напрямую вмешивается в выборы главы Духовного управления мусульман Киргизстана (ДУМК). В СМИ часто циркулирует информация о том, что ДУМК и администрация имеют долю с финансовых поступлений от участников хаджа, поэтому ДУМК периодически сотрясают скандалы (слив компромата). 

Религиозная свобода проникла и во властные структуры: в здании парламента на пятничную молитву собираются по 200 человек, в органах внутренних дел множество людей, которые ходят на обычные и пятничные намазы и лоббируют открытие молельных комнат в управлениях внутренних дел. В данное время активно обсуждается вопрос предоставления двухчасового времени чиновникам по пятницам, чтобы они беспрепятственно сходили в мечеть. Иначе они ходят туда в ущерб государственной службе и карьерным показателям. В период Рамадана глава государства и другие высшие должностные лица страны участвуют на коллективных намазах. 


Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев (в центре)


В предвыборных кампаниях религиозная тематика активно используется партиями для привлечения электората. Депутаты парламента, которые далеки от религии, пытаются препятствовать ношению хиджаба, ставить ограничения религиозному бракосочетанию, но их действия нейтрализуются и блокируются депутатами, которые видят в Исламе смысл. В последнее время предпринималась попытка внести изменения в закон и сделать имамов и мулл уголовно ответственными за совершения обрядов бракосочетания (раннего брака и многоженства). Каким-то необъяснимым способом и в результате внутрипартийных интриг именно эти люди лишаются мандатов и покидают парламент.  

В сфере безопасности мусульмане находятся под бдительным контролем. С ними постоянно ведут информационно-разъяснительную беседу органы внутренних дел и национальной безопасности. Имамы мечетей систематически разъясняют на пятничных молитвах тему экстремизма и терроризма. По их мнению, убийство невинных людей строго осуждается в Коране, и они много комментируют на этот счет. Также они считают, что экстремизм стоит на пути прогресса и мусульмане, стоящие на этой платформе, неправы. 

Иногда до смешного доходит: на юге с одним имамом мечети повел беседу сотрудник Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) из-за того, что тот в своих мольбах просил Аллаха прислать Киргизстану справедливого и мудрого правителя. На что чекист вопрошал, чем же имама не устраивает нынешний президент. Имам же, испугавшись, сказал, что он доволен А. Атамбаевым, и с удовольствием будет молиться за него. Пожалуй, самым знаменитым фактом в этом плане является осуждение Рашода Камалова, имама из г. Кара-Суу в Ошской области, на 10 лет из-за того, что он стал комментировать понятие Халифата на одном из пятничных намазов. Когда для судебного расследования попросили ДУМК объяснить понятие "Халифат", ДУМК написало, что люди одного времени должны быть халифами (заместителями) людям следующих времен. Если один человек заменяет другого человека на его посту и исполняет его обязанности, тогда он считается халифом (заместителем) того человека. Поэтому королей тоже называют халифами, так как они продолжают обязанности предыдущих королей и заменяют их. В общем, выкрутились, чтобы никто ими недоволен не был! 

Органы безопасности и внутренних дел совместно с религиозными деятелями постоянно ведут превентивную работу среди мусульман, чтобы они не участвовали в событиях на Ближнем Востоке. Для них такие организации, как ИГИЛ, Джабхат ан-Нусра, Хизб ут-Тахрир являются политическими организациями сектантского толка, особенно ИГИЛ как хариджиты. Хизб ут-Тахрир видится как партия революционеров-утопистов. Все эти организации запрещены в Киргизстане. Шариат как правовая система, по мнению органов безопасности, отжила себя и в современности она невыполнима: например, якобы уголовно-исполнительные нормы шариата требуют, чтобы преступников казнили родственники потерпевшего, но безгрешные родственники. Это затруднительно в нынешнее время, так как невозможно найти безгрешных людей!  

Несмотря на усилия властей предотвратить поток граждан на Ближний Восток, из Киргизстана люди все же уезжают (на данный момент около 500 человек воюет в Сирии по данным МВД КР). Согласно исследованиям, эти люди вербуются в РФ и попадают в Сирию через Турцию.  Также власти обеспокоены тем, что происходит в Афганистане: внутренние афганские дела и наступление Талибана на те или иные населенные пункты могут проецироваться и на Киргизстан. 

МВД также сообщало в мае 2015 года, что более 1800 человек в Киргизстане находятся на учете в милиции из-за возможных связей с экстремистскими организациями. 

Ислам также расширяет свое влияние в исправительных учреждениях. Рост приверженцев Ислама, согласно исследованию Международной кризисной группы, пугает администрацию исправительных учреждений и заставляет ее идти на сотрудничество с ворами. Всего, по информации Государственной службы исполнения наказаний, в колониях Киргизстана находятся около 150 человек, осужденных за экстремистскую и террористическую деятельность. Их теперь будут содержать отдельно от остальных заключенных для «уменьшения возможности экстремистской пропаганды и агитации в местах заключения». 

Эсен Урманов

Понравился материал - поддержите нас