Как нам обустроить большой тюркский мир

Вектор развития мировых экономических и политических процессов в 21 веке выводит нас на тему создания и развития межгосударственной интеграции в регионе большой Центральной Азии с объединением в большой геополитический проект совместно с Азербайджаном и Турцией.

Показательным примером развития больших интеграционных проектов в новейшей истории является создание Европейского Союза, объединившего в единое экономическое и военно-политическое пространство страны бывших идеологических противников и системных (экономических) конкурентов.

ЕС возник, как известно, сразу же после распада СССР и стран Варшавского договора, объединявшего в себя в основном государства восточной Европы с социалистической ориентацией.

Это безусловно выдающееся по своей значимости событие не могло не произвести сильного впечатления на умы людей за пределами европейского континента. Создание и развитие Европейского Союза явилось крупным шагом в постсоветском, пост социалистическом мире, который ознаменовал собой наступление новой исторической эпохи, основу которой составила глобализация экономик и культур народов и государств на всех континентах, указав одновременно на их растущую взаимозависимость.

Одним из выразителей нового форматирования мирового пространства и порядка является развитие тесной региональной интеграции, которая подразумевает собой постепенное вытеснение билатеральных отношений новыми блоковыми, объединяющими несколько народов и государств определенного региона, выразителями чьих интересов будут наднациональные структуры и властные институты.

В текущее время многие страны мира находятся на различных ступенях межгосударственной интеграции. Так, европейцы прошли первоначальный путь интеграции, а другие регионы только на подходе к ней. К последним можно отнести и бывшие постсоветские республики Центральной Азии, которые в настоящее время находятся в активном поиске своей новой национальной идентичности.

Для ответа на этот вопрос авторка статьи попыталась проанализировать опыт строительства арабского регионализма на Ближнем Востоке.

Дело в том, что поиски путей региональной интеграции имеют место и в соседнем с Центральной Азией арабском мире, с которым народы центрально-азиатских государств связывают давние исторические и культурные узы.

Арабские страны сразу же после освобождения от европейской колонизации в 20 веке начали активно работать над развитием всестороннего внутри регионального сотрудничества, начиная с заключения сначала билатеральных военных, экономических, политических соглашений. Позже идея создания единого экономического и культурного пространства привела к организации нескольких наднациональных арабских структур, одной из которых является Лига арабских стран, или Арабская лига, принявшая в свои ряды 22 страны.

Известно, что после завоевания суверенитета и освобождения от прямой колониальной зависимости от европейских держав арабский мир столкнулся с необходимостью преодоления экономической, технологической и социальной отсталости. Помимо этого возникли и новые общие глобальные вызовы. Все это в совокупности сформировало потребность в укреплении взаимодействия арабских государств, в поиске оптимальных путей интеграции для решения общих проблем совместными усилиями и ресурсами.

Огромные доходы от торговли нефтью в развитые страны мира  Западную Европу, Японию и в США  дают арабскому миру возможность успешно решать многие трудные социально-экономические и политические проблемы. В ряде этих стран возникла современная нефтеперерабатывающая промышленность. Однако до сих пор арабские страны в общей сложности не смогли перейти в индустриальную фазу развития, используя свои накопленные нефтяные доходы, хотя и произошло определенное сокращение технологического отставания от развитых экономических центров мира.

Постколониальная зависимость от бывших европейских метрополий до сих оказывает сильное влияние на поступательное развитие сравнительно молодых арабских национальных государств. В наши дни арабские страны стоят перед решением сложной задачи  обретение собственной промышленной и научно-технологической базы, которая могла бы модернизировать экономику региона и избавить арабские страны от сырьевой специализации на мировом ранке.

К интеграционным факторам арабского мира можно отнести общий литературный арабский язык, идеологию, основанную на исламе и общей истории, культурные традиции, географический фактор, богатые запасы углеводородов и выход к морю. И наконец, арабский мир накопил достаточные валютные резервы для проведения кардинальных реформ.

Еще в 19 веке в эпоху наполеоновских войн и прогрессивных реформ арабо-мусульманский мир включился в орбиту идейного влияния Европы, что привело к формированию новой арабской интеллектуальной элиты.

Последняя стала активно работать над созданием современной арабской идентичности, в корне отличной от турецко-османской. Новая арабская идентичность стала строиться на ее самобытности и самодостаточности, отраженной прежде всего в арабской классической литературе и едином литературном арабском языке, обще арабской истории и культуре.

Таким образом стала зарождаться идеология арабского регионализма, исключающая Турцию, а позже и Израиль. Идея арабского регионализма основывается прежде всего на арабском национализме.

Другим мощным интеграционным фактором для арабского мира служит ислам в суннитской форме. Почти 90% населения исповедуют эту религиозную правовую школу, 10% принадлежат к другим конфессиям, главным образом христианству.

Факторами, играющими против идеологии региональной интеграции, являются экономическая неразвитость большинства арабских стран, политическая разрозненность, необразованность основной массы населения и столкновения на религиозной почве. К ним за последнее десятилетие добавились перманентные военные конфликты с участием внешних сил и события Арабской весны, приведшие к социальным взрывам, военным переворотам и гражданским войнам, последствием которых явилось появление на Ближнем Востоке феномена Исламского государства с идеологией радикального Ислама.

Лидерами в арабском мире являются «нефтяные» страны с малочисленным населением с высоким уровнем дохода на душу населения, что можно сопоставить с промышленно развитыми странами мира. Остальные государства арабского мира от первых отделяет целая пропасть. В арабском мире встречаются такие формы правления, как ограниченная и абсолютная монархии местных династий и республиканская президентская форма правления с авторитарным характером управления.

По этническому составу преобладающая часть населения  арабы, что и определяет характер интеграции.

Как на интеграционные, так и дезинтеграционные процессы на арабском Востоке оказывают сильное влияние длительный арабо-израильский конфликт и стратегические интересы США в регионе, главным из которых является неограниченный доступ к нефтяным запасам.

В ходе сложной исторической эволюции в 20 веке на Ближнем Востоке сформировалась пан-арабская концепция, основанная на вере в наличие единой исторической арабской нации.

Здесь возникли транснациональные политические партии, наиболее известной из которых была БААС-партия арабского социалистического возрождения. Одним из программных пунктов этой партии было объединение всех арабов в единое государство. Но на сегодняшний день по сути дела лишь Арабская лига является координирующим органом 22 арабских государств, на которую современная арабская интеллигенция и возлагает свои надежды, как на основной интегрирующий институт арабского регионализма.

Лига Арабских Государств(ЛАГ) была создана в 1945 г. на конференции арабских государств в Каире. В состав Лиги входят Египет, Судан, Сомали, Джибути, Коморские острова, Ирак, Иордания, Сирия, Ливан, Палестинская автономия, Алжир, Ливия, Тунис, Марокко, Мавритания, Йемен, Кувейт, Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн, Оман, Объединенные арабские эмираты. Штаб-квартирой ЛАГ является столица Египта Каир. Высшим руководящим органом организации является Совет ЛАГ на уровне министров иностранных дел. Во главе организации стоит избираемый на пять лет Генеральный секретарь. Лига имеет свои представительства во многих европейских столицах, Северной и Южной Америках, Японии, Китае, Российской Федерации и др. Внутри Лиги работают различные агентства, такие как Арабская организация промышленного развития и добывающих отраслей экономики, Арабская организация сельскохозяйственного развития, Арабская организация по атомной энергии, Арабская организация труда, Арабский почтовый союз, Арабская организация спутниковой связи (АРАБСАТ) и др.

С экономической точки зрения на сегодняшний день строительство арабского регионализма означает прежде всего создание зоны свободной торговли. Несмотря на трудности и препятствия как внутреннего, так и внешнего характера, процесс создания зоны свободной торговли между арабскими государствами продолжается с учетом допущенных в прошлом ошибок.

Саудовская Аравия, как арабская страна, собирающая наибольшее количество мировой валюты, вносит наибольший вклад в проект создания арабского мира. Подсчитано, что не менее 40% всех инвестиций в арабском мире приходится на сами арабские страны. На их средства финансируются различные региональные и международные арабские институты и организации, включая Лигу арабских стран, Арабский валютный фонд.

Также средства из арабских стран текут на создание «мягкой силы» и политику проникновения арабского влияния в другие регионы мира, включая и страны Центральной Азии, где на арабские деньги строятся мечети и медресе, объекты социального назначения, дома для социально уязвимых слоев населения.
Молодежь из стран Центральной Азии едет на обучение исламского богословия в различные центры Ближнего Востока и страны Магриба.

Одним из влиятельных интеграционных механизмов является постоянная трудовая миграция внутри арабского региона и вытекающая из этого задача создания обще арабского рынка труда. Шесть из двадцати двух стран арабского мира являются постоянными источниками миграционного потока в регионе. Это- Судан, Египет, Сирия, Палестина, Ливан и Ирак. Трудовая миграция из числа арабской молодежи ищет своего применения прежде всего внутри арабского мира, а потом уже на зарубежных рынках труда в Европе, Америке или Австралии.

Другим фактором в пользу скорейшего создания зоны свободной торговли является транснациональный арабский туризм как важная отрасль экономики. Известно, что основная масса туристов внутри арабских стран состоит из самих арабов, за исключением некоторых стран, например, Марокко и Оман, где более половины всех туристов приезжает из Европы и Японии. Массовый и постоянный обмен туристами внутри арабского мира является одним из ведущих индикаторов социального арабского регионализма.

Но наиболее сложным и актуальным вопросом арабского регионализма является создание арабской коллективной идентичности. Эта задача возлагается на Лигу арабских стран, как наднациональный институт, несмотря на то, что организация подвергается постоянной критике на международной арене по политическим мотивам.

Усилению роли ЛАС способствуют правительства арабских стран, которые в последнее время в ее лице активно налаживают двухсторонние отношения с глобальными транснациональными блоками, например, с БРИКС.

Так, за последние годы экономические соглашения были подписаны между Генеральным секретарем Лиги арабских стран с лидерами Китая, Индии, Турции и др.

Возрастание роли Лиги арабских стран, как представителя интересов арабского мира на мировой арене постепенно преодолевает негативный фон, создаваемый много лет прежде всего СМИ западных стран, что непосредственно отразилось и на имидже всех арабов, вызывая в свою очередь негативную обратную реакцию.

Для выработки общего внешнеполитического курса арабских стран, о котором пока еще не приходится говорить всерьез, то для начала надо прежде всего усилить внутри арабский регионализм, как считают многие арабские эксперты.

В последнее время прорывом в этом направлении является активный процесс выстраивания билатеральных отношений арабских стран со странами Латинской Америки. И в этом важная роль принадлежит суннитским арабским диаспорам в странах Западного полушария, где арабская община насчитывает несколько миллионов человек.

За последние десять лет выстроились эффективные рабочие отношения между Лигой латиноамериканских стран и Арабской лигой. Известно, что Бразилия явилась первой страной Латинской Америки, которая признала Палестинскую автономию.

Здесь надо отметить, что в этой латиноамериканской стране проживает самая многочисленная арабская диаспора за пределами арабского мира.

В целом, многомиллионная арабская диаспора, представленная в странах Латинской Америки, является реальным мостом для налаживания международного сотрудничества двух огромных регионов мира  Латинской Америки и Ближнего Востока.

Арабский мир также направляет свои усилия в построение динамичных рабочих контактов с другими странами БРИКС.

Пример БРИКС  это яркая демонстрация глобальных изменений в новой расстановке сил на мировой экономической и политической арене. Появление БРИКС показал, что так называемый Глобальный юг, или так называемый Третий мир изменяется и по-новому позиционирует себя в мировом порядке.

В свете вышесказанного насущная потребность в усилении внутрирегионального сотрудничества арабских стран ведет к общему росту силы и влияния арабского мира на международной арене, что хорошо осознается всеми арабами. Сегодня этот мир еще не в полной мере представлен общерегиональными арабскими институтами и организациями, которые могли бы продвигать его интересы в других регионах мира.

Другими внеэкономическими факторами арабского регионализма являются сферы образования, современная пан-арабская культура, литература, кино, академии арабского языка, пан-арабские спортивные соревнования, арабские масс-медиа, основанные на интернет-ресурсах, телевизионные ток-шоу, арабские конкурсы.

Многие арабские эксперты считают, что на сегодняшний день существуют все необходимые предпосылки для тесной интеграции арабского мира.

При этом, создание обще арабского объединения требует ставить во главу угла прежде всего внутренние и внешние политические факторы. Главная задача дня  это вовлечение в интеграционные процессы сильно маргинализированные многолетними военными конфликтами субъекты арабского мира.

На текущий момент к отрицательному сальдо при формировании арабского регионализма можно отнести отсутствие наднациональных институтов политической власти, принимающих решения, обязательные для всех арабских стран. Примером может служить Брюссель для стран ЕС.

Мировая реакция, главным образом, со стороны Запада на проявления Арабской весны, как известно, была неоднозначной.

Отсутствие таких институтов надгосударственной власти не может не влиять на формирование различных транснациональных социальных сетей между странами арабского Востока и другими странами мира.

Во всем мире задаются вопросом о том, кто же на сегодняшний день является реальной политической силой в регионе- Саудовская Аравия, Египет или еще кто-то?

В современных средствах массовой информации повсюду в мире идет главным образом поток негативной информации об арабских странах и политических событиях в регионе. Все это не может не создавать негативный фон на перспективы строительства общеарабского регионализма.

Надо заметить, что реальность или реальности конструируются в различных дискурсах, и перспективы арабского регионализма в том числе. Современный дискурс о конструировании арабской идентичности проводится с целью создания универсального для всего арабского мира нового порядка.

Здесь необходимо определиться с единой политической наднациональной структурой, которая могла бы установить обще арабский порядок и правила для всех участников интеграционного процесса по примеру Европейского Союза.

На текущий момент такого института власти у арабов нет, но есть действующий обще региональный политический координатор в лице Лиги арабских стран с двадцатью двумя странами в своем составе.

Другой проблемой на пути создания арабского регионализма является наличие нескольких региональных институтов, которые как бы накладываются друг на друга-это Лига арабских стран и Лига африканских стран, в которые одновременно входят несколько арабских стран. И главный камень преткновения здесь  это различные идентичности. Так, египтяне не могут отказаться от своей африканской идентичности, оманцы не могут выйти из своей западно-индийской-тихоокеанской идентичности. Это- также многочисленные выходцы из Занзибара, Суахили, Индии и пр.

Для сравнения здесь опять же нужно взять Европейский Союз, где уже можно отказаться от отдельной национальной идентичности, например, немецкой, но при этом оставаться в рамках общеевропейской. Динамичный процесс формирования в сознании народов Европейского Союза общеевропейской идентичности идет своим ходом.

И пока еще не выработаны критерии успеха для строительства арабского регионализма. Что является критериями успеха в этом дискурсе?

Сегодня эти критерии определяют политики и аналитики из высокоразвитых стран Запада, но никак не представители самого глобального юга.

Здесь возникает резонный вопрос: а почему они берут на себя роль регуляторов и оценщиков процессов в глобальном юге?

 Европейское отношение к арабскому миру, сформированное еще в эпоху колонизации, все еще остается без изменений. Оно диктуется простым правилом «разделять, чтобы править». Эта доминантная концепция четко проявилась в наполеоновскую эпоху.

У Европы всегда было намерение править на Ближнем Востоке, поэтому и тактика разъединения стран региона друг от друга сохраняется. Пожалуй, это намерение и создает трудности на путях выстраивания равноправного сотрудничества между ЕС и арабским миром, как единым политическим и экономическим центром.

Этот же внешний фактор в определенной степени мешает успешному выстраиванию арабского регионализма. Западный мир пытается заменить сотрудничество между региональными наднациональными структурами двухсторонними взаимоотношениями.

Так, ЕС настаивает на заключении договоров с отдельно взятой арабской страной, а не с Лигой арабских стран, как это делают страны БРИКС, например.

А между тем в большинстве арабских стран уже сформировалась универсальная арабская идентичность:
» я-араб, сириец/египтянин/-мусульманин».

Исключение на сегодняшний день составляет Алжир, где берберы отказываются от арабской идентичности. В этой стране все еще продолжается процесс арабизации других идентичностей.

Возникает вопрос: кто начал подчеркивать отличие между берберами и арабами в Алжире и делает это по сей день? До прихода в эту страну французов такого сильного деления между арабами и берберами не существовало, отмечают арабские историки.

Это-пример типичного проявления концепции власти и правления европейцев-колонизаторов на мусульманском Востоке. Текущий процесс арабизации берберского населения считается лучшим выбором, чем дальнейшее углубление линии разлома между арабами и берберами.

Обобщая дискурс о сильных и слабых сторонах арабского регионализма, можно предварительно заключить, что главными факторами в конструировании арабского регионализма являются не отдельно взятые структурные единицы, как то Лига арабских стран, нефтедоллары, общая мусульманская религия суннитского толка, арабский язык, арабская классическая литература, музыка, история и культура и уже сформировавшаяся обще арабская идентичность, а все они вместе взятые!

Прежде, чем ставить последнюю точку в этой статье, хотелось бы задаться вопросом; проецируя анализ вышеперечисленных проблем и факторов арабского регионализма на центрально-азиатский регион, нужно ли говорить о том, созрел ли наш центрально-азиатский регион для тесной региональной интеграции в Большой Туран?

Какие факторы можно зачесть в пользу глобального центрально-азиатского регионализма (общая тюркская идентичность, общая история, религия и культура, язык общения и наднациональные структуры)?

И какие в сторону дальнейшей дезинтеграции? Настало ли время перед лицом глобальных вызовов и для конструктивного решения внутри региональных проблем (водный и энергетический вопросы, завершение делимитации границ, создание внутри регионального рынка труда и зоны свободной торговли) Казахстану, Узбекистану, Туркменистану и Кыргызстану начать серьезную работу над созданием тюркского центрально-азиатского регионализма в союзе с Азербайджаном и Турцией?

ЧЫНАРА ИСРАИЛОВА ХАРЬЕХУЗЕН
Наверх