Государственная власть и народное самоуправление

Категория: 

Человечество со времен своего возникновения (смутного осознания своего отличия от сообщества зверей и животных), по крайней мере, в пределах видимой истории мечтало о построении справедливого общества, где  царил бы мир, спокойствие и взаимопомощь. Где даже волк и ягненок жили  бы мирно. Возможно, это есть ностальгия по раю, откуда был выгнан человек за первородный грех, как это представляют верующие или же рай есть продукт человеческой мечты построения справедливого общества, как думают атеисты. Уж очень абсурдным представляется тем и другим  ничтожность жизни по смыслу и времени «образа и подобия (и наместника) Бога на земле», наделенного высшим разумом.  

Но как бы ни было, лучшие умы человечества с древнейших времен до наших дней  посвящали свои жизни великой идее социальной справедливости. Одни, так и не добившись их осуществления на практике, становились социальными изгоями, другие погибали от рук жестоких тиранов, третьи прокладывали путь в светлое будущее. Одни, разочаровавшись в осуществлении своих идей, становились человеконенавистниками или же прожигателями жизни. Вторые до конца своей жизни продолжали изобретать «вечный двигатель». Третьи,  полагаясь на конечное торжество добра и справедливости и на вознаграждение хотя бы в будущей жизни, верили в необходимость своей миссии.   

Я же отношу себя к третьему разряду людей, то есть, верующих в конечное торжество справедливости. Этому учит путь предков и собственный жизненный опыт. Я на личном опыте убедился в том, что человек, независимо от веры, национальности и других генетических приобретений, действительно, рождается с нравственным законом, записанным в форме биологического кода в его глубокое подсознание, который является как бы защитным иммунитетом по отношению к злу и несправедливости. Этот закон определяет социальное поведение человека на всю жизнь. Но сохранить его в заданном виде можно лишь при соблюдении двух условий, наделенных Творцом или природой.  Это врожденная свобода воли и наличие собственной доли (ризык), без которых может прийти к расстройству нравственный закон. Только при единстве этих трех начал (нравственного закона, свободы воли и наличия собственной доли), человек может выполнить роль наместника Бога на Земле. В противном случае он может упасть ниже уровня дикого животного, что происходит сейчас в нашем «цивилизованном» обществе.

Нарушение в обществе принципов социальной справедливости со стороны людей с ущербным нравственным законом приводит к лишению человека свободы воли, и ограничению обеспечивающей эту свободу неурезанной природной доли. Возникает вопрос, откуда появляются люди, нарушающие принцип социальной справедливости? Верующие люди скажут, от козней и наущений сатаны, изгнанного из рая вместе с человеком. Неверующие будут ссылаться на их невоспитанность или другие отклонения от нормы. Есть учение о карме и другие рациональные и иррациональные объяснения. Здесь мы не будем глубоко вникать в философские аспекты этих объяснений. Наша задача заключается в том, чтобы, приняв за аксиому триединство природных начал человека, выработать такие формы организации общественной жизни, которые обеспечивали бы выполнение принципов социальной справедливости.

Но, услышав слово «справедливость», многие могут возразить, «а что тут нового, какой толк от этого?». Действительно, ведь кто только не говорит о справедливости. И социалисты, и демократы, и бедные, и богатые, и верующие, и не верующие. Но почему-то локомотив «справедливости» всякий раз залетает в очередной тупик, из которого, как многим кажется,  нет разумного выхода. А суть дела в том, что большинство людей толком не знает о социальной сущности божьих законов. Для них эти законы лишь религия, согласно которой исполняются определенные обряды и ритуалы, а в лучшем случае, происходит «давление» на совесть и нравственность. Но пока люди не поймут сущность божьих законов, воочию не увидят торжество справедливости, всякие призывы и обращения к Богу, исполнению обрядов и ритуалов не дадут желаемого результата. И сколько бы не построили религиозных храмов, к ним не «проложится народная тропа», ибо зло сосредоточено в людях, переступающих принципы справедливости. Бог не покровительствует тем, кто нарушает Его законы. Не поняв эту истину, нет смысла сетовать на несправедливость.

Апологетов несправедливости мало, но их сила и живучесть заключается в союзе рабов и господ, которые обвязаны  общей паутиной несправедливости. На протяжении всей человеческой истории установлению принципов справедливости препятствовало искусственное разобщение религий. Божьи законы как бы растаскивались по «религиозным квартирам». Не  вникая в единую социальную сущность всех религий, каждый представлял свою религию единственно истинной, при этом не соблюдает ни религиозные нормы и не знает ее основные догмы. Слепота веры, внешнее различие обрядов, фетишизация ритуалов, иррациональная мифологизация и догматическая схоластика разрушают сущность веры, что позволяет отступникам от божьих законов посеять среди верующих сомнения в их универсальность. В результате такой «заботы» одни становятся господами, другие рабами, но никак не хозяевами своей судьбы, своей доли, дарованной самим Богом.

В обществе, отвергающем принципы социальной справедливости, в любом случае, устанавливаются рабско-господские отношения. Но раб, не осознающий своего рабства и господин, превращающий своего единоверца в раба, не могут быть верующими. Ибо все верующие братья. Их братство крепче кровного родства. Поэтому только свободный человек, обладающий чувством хозяина, может считаться верующим, если даже он не осознает себя таковым.

Главным препятствием на пути осуществления принципов социальной справедливости является современное светское государство, вытеснившее Бога из жизни общества. Пресловутый тезис «отделения церкви от государства» на самом деле обернулся отрицанием божьих законов, отожествленных религиозной схоластикой церкви, являющейся духовным приказчиком государства.

Поэтому сегодня  большинство населения, практически все политические партии и движения, общественные организации и объединения идолом своего поклонения выбрали государство и представляющую его власть. Со всех уст - демократических, коммунистических, национальных, религиозных и т.п. мы слышим одни и те же штампы: «государственный подход», «государственный уровень»,  «государственное решение», «государственная поддержка», «государственная власть» и т.д., которым придается высшая значимость. Символами поклонения этому идолу являются флаг, герб, гимн, президент, силовые структуры и т.д. Жизненный успех определяется принадлежностью к той или иной ступени власти. Стремление к власти превращается в смысл жизни. Власть могут ругать, но не отрицать. Ругают ее лишь за недостаточное удовлетворение личных амбиций или при ощущении персональной невостребованности. Но никто не оспаривает необходимость власти.  Между тем государственная власть не представляет необходимую ценность, а является патологическим вырождением общественных отношений, когда институт народного самоуправления в силу преобладания в обществе эгоистических побуждений приходит к кризису. Государство как институт господства одних людей над другими лишь паразитирует на этом злокачественном материале.

Поклонение государству и государственной власти можно рассматривать как одно из форм язычества, в который впали не только безбожники, но и все слои общества, включая церковников, националистов, социалистов.
 
Вопрос о государственности на протяжении веков осмысливался выдающимися умами, во всяком случае от Ибн Халдуна до Ленина. Нет смысла здесь разворачивать теорию и практику государства. Остановимся лишь на том, что сущность государства вытекает из самого его названия «государство», как «владение государя». По мнению Ибн Халдуна, государство принадлежит клану избранных («асабийи») во главе с государем. И вовсе не народу. Но многие возлагают на государство позитивно-регулятивные функции. Например, Адам Смит возлагал на государство четыре функции: первая - самозащита граждан от взаимного подавления; вторая - справедливое осуждение за отступление от закона; третья - построение свободного общества; четвертая - защита недееспособных граждан. Но при всей разнообразии форм государственности оно оставалось социальным инструментом подавления одного социального слоя другим. Предположение о том, что государство стоит на страже интересов народа не более чем навязанная иллюзия.

Как бы не ругали сегодня мы марксистов, именно в этом вопросе они были правы. Фундаментом марксистской идеологии был принцип отмирания государства как орудия эксплуатации одного класса другим. Бакунин и Кропоткин пошли дальше. Они настаивали на немедленной отмене государства и замене его органами народного самоуправления. Ленин же  в своей знаменитой книге “Государство и революция” отстаивал марксистский тезис об отмирании государства, но в качестве промежуточной стадии отмирания предложил идею диктатуры пролетариата, заложив тем самым основы тоталитарного режима.   

И как следовало ожидать, вместо отмены или отмирания государства, мы получили чудовищного монстра, не имеющую ничего общего с фундаментальными постулатами коммунистической идеологии. Хотели устранить государя, получили диктатора, хотели установить равенство, получили рабство, хотели передать народу дворцы, загнали его в концлагеря, хотели упразднить нации, получили безродных «иванов»,  хотели устранить Бога, потеряли веру в человека. Именно об этом не хотят говорить нынешние «коммунисты», ибо сами делают ставку на те же демонизированные государственно-имперские  принципы, которые дискредитировали не только народные советы, но и разрушили саму идею подлинно народного самоуправления.

Последующее за этими отступлениями отвержение идеи социальной справедливости сняло последние ограничения на ненасытность власти и открыла путь к полному произволу по отношению незащищенных слоев населения. Государство потеряло все свои функции, обозначенные Адамом Смитом. Оно из гаранта прав и  свобод своих подданных превратилось в верховного  грабителя своего народа. Об этом еще за 600 лет до Маркса предупреждал Ибн Халдун. Он убедительно доказал враждебность и чужеродность власти и «асабийи» к управляемому ими народу. Отчетливо показал неизбежность применения насилия против народа при той или иной форме протеста, вплоть до использования для этой цели «чужаков». Указал на спекулятивный характер политических и идеологических течений,  взятых на вооружение правящей «асабией» для одурманивания  народа.  Осуждал перерождаемость властей в зависимости от изменения политической конъюнктуры и тотальное предательство своих принципов и убеждений.

Можно привести пример поголовного ренегатства секретарей партийных организаций от ЦК до первичных ячеек. 
Все эти отвратительные качества власти особо ярко проявились в период так называемой перестройки. Перестроились опять же те, которые десятилетиями  находились у кормила власти. Кто не смог перестроиться, тот превращался в изгоя. Не произошла даже ротация господ и рабов. Так вновь расплатился народ за превращение власти в своего идола. Свергнув дискредитировавшего себя  одного идола, он расчистил  путь к другому,  еще более зловещему идолу. 

В этом смысле является примечательным ностальгия по так называемым коммунистическим временам, что вызывает некоторое удивление у свободно мыслящих людей. Неужели, говорят они, народ забыл  братоубийственную гражданскую войну, голод и разруху двадцатых годов, приведших даже к людоедству, массовые репрессии тридцатых, нищету и бесправие сороковых и пятидесятых, разорение деревни, карточную систему, пустые прилавки, дурачества Хрущева, маразм Брежнева и прочие дары коммуно-большевистской богемы. Нет, конечно. Просто никто не мог предположить, что их ожидает нечто более худшее. Это похоже на то, когда заключенный, выходя на свободу, добровольно возвращается в тюрьму. Ибо ожидаемая свобода оказалась для него более суровой, чем тюремная жизнь, где осознанное рабство может стимулировать волю к свободе. А рабство на «свободе» оскверняет жизнь.

Есть еще одно высказывание русского философа Николая Бердяева. Он пишет: 

«Государство существует не для того, чтобы создать для людей на Земле рай, а для того, чтобы не превращать человеческую жизнь в ад». 

В сущности, можно согласиться с этим мнением, если его отнести в эпоху рабства, варварства и цивилизации, когда рухнули все устои общинной жизни, основанные на родоплеменных отношениях народного самоуправления.

К сожалению, человеческая история пишется не с позиции общинных принципов самоуправления, являющихся основной формой общественной жизни на протяжении тысячелетий, а с позиции классовых интересов отдельных социальных групп, как продуктов разложения общинной жизни. Основная масса людей, зараженная вирусом индивидуальности, отвергает всякие формы общинной жизни, предпочитая ей институт государственного управления, в котором они могли бы обрести привилегированное положение. По их мнению, всякие социальные преобразования могут происходить без нарушения принципов государственности. Так формировался демон власти, которому поклоняются люди в поисках правды, свободы и справедливости.  

Сейчас много говорят об угрозе распада России. И при этом, прежде всего, подразумевают ее территориальный распад. Но территориальный распад есть следствие духовного распада. Тело распадаться тогда, когда его покидает душа. Причиной гибели государств, наций, народов является не козни каких-то враждебных сил, а исчерпание ими духовной энергии. При тенденции роста количества людей с материалистическим мировоззрением общество движется к распаду, а при преобладании духовных личностей оно идет к расцвету. Здесь уместно привести высказывания Ибн Халдуна, который говорил: 

"Государство, живущее на милостыню, расцветает, и казна всегда богата, а когда оно существует на непрерывно растущие поборы, идет к распаду, и казна всегда пуста". 

Поэтому следует признать, что существующая угроза распада России - есть результат потери мировоззренческой ориентации. 

Когда осуждают или превозносят те или иные идеи, надо относиться к этому с предельной осторожностью. Ибо опасность таится не в самих идеях, а в их носителях. Люди консервативны до тех пор, пока прежняя  идея  служит их личным интересам, а новая угрожает их социальному  положению.  Поэтому со всей силой сопротивляются развитию новой идеи. Когда сопротивление становится невозможным, пытаются перехватить эту идею у ее носителей,  одновременно дискредитируя  их в глазах общественности. Больше всего старую идею начинают критиковать те, которые в недавнем прошлом злоупотребляли ею, и выхолостили ее созидательную сущность. Так было и с религиозными, и национальными,  и социальными идеями. То же происходит сегодня и с идеей демократии. Как не парадоксально, она аккумулирует в себе все то отвратительное, что породили другие идеи при своем разложении. 

Нельзя верить и сказке о народовластии, проповедуемой “демократами” от большевизма. Народ и власть понятия не совместимы. Народ не может властвовать над самим собой. Он может жить лишь по принципам самоуправления. Вот почему переход от коммунистической диктатуры к буржуазной демократии ничего позитивного не принес народу, кроме дополнительных страданий. Народ может приобрести свободу, лишь вернувшись к принципам народного самоуправления. Кто не верит и не стремится к этому, в того вселился бес рабства. Народу власть не нужна, она нужна господам. Кто выбирает себе  господина - тот и есть раб. Ибо раб не может жить без господина. Разве не было сказано: 

«Не сотвори себе кумира». 

Так что поборникам истины и правды, свободы и справедливости предстоит длительная и упорная  борьба не столько с демонической властью,  сколько с самим собой, вселившимся в глубинные пласты сознания демоническим духом. Не выгнав из себя «беса власти» и сотворенного им раба, невозможно обрести свободу, дарованную самим Богом по рождению.

Одной из задач моих работ является поиск пути восстановления института народного самоуправления на принципах этнодуховности. 

Но чем же все таки отличается институт общественного или народного самоуправления от института государственного управления?  Если коротко – различием базиса и надстройки. Более развернуто - базисом государственного управления является монополия правящей «ассабии» (в том числе, олигархов) на общенародную собственность, а надстройкой – культ государства, а точнее, его демонизация.  Базисом института самоуправления является право каждого на прибыль от своей доли любой собственности и равную долю природных ресурсов, а надстройкой – божьи законы, неподвластные демонам власти. При этом институт государственного управления формируется сверху вниз, а институт народного самоуправления – снизу вверх. Но, как видим, для возрождения института народного самоуправления, в первую очередь, надо вернуться  к принципам организации общества на основе божьих законов, реализуемых на практике через пророческие религиозные установки. Без этого разговоры о каком-либо самоуправлении вообще не имеют смысла. Порочность пути «отстранения» Бога от общественной жизни показал крах марксистских идей. И нам предстоит исправить эту ошибку.

Как уже говорили, согласно божьим законам человек рождается абсолютно свободным по отношению себе подобных, наделен свободой воли и природной долей для мирской жизни. Условием и гарантией реализации принципа свободы воли является владение своей неурезанной долей, наделенной Богом. Поэтому и называется наша мирская жизнь дольной.

Вот вокруг этой неурезанной доли и идет борьба на протяжении всей человеческой истории, которая творится, в основном, с этих позиций. Ибо именно на дольном поле  происходит линия фронта между  обществом, пытающимся жить по божьим законам и безбожным обществом, проще говоря, между верующими и неверующими. Критерием веры является не объявление себя таковым, а исполнение  триединства божьих законов социальной справедливости. 

Поэтому основная задача - это не наделение людей равной природной долей (это осуществлено Богом уже со дня сотворения человека), а обеспечение неприкосновенности чужой доли. 

Если же дольная жизнь как-то не удается, то за это не надо винить Бога, так как Он обеспечил ее базисом и надстройкой в форме социальной доли и нравственного закона. В «вину» Ему можно поставить лишь наделение человека абсолютной свободой и свободой воли, ибо он создан (сотворен) по образу и подобию Творца. Если человеку тягостна абсолютная свобода и не под силу свобода воли, то как же он может претендовать на рай, где узреет Бога. Кто же хочет узреть Бога, тот не должен обогащаться за счет вхождения в долю другого. При соблюдении закона неурезанной (равной) божьей доли трудно выделиться богатством среди других. Богатыми часто становятся не столько за счет  личного труда, сколько за счет присвоения доли других, то есть посредством нарушения закона неурезанной доли, изложенной в одном из десяти божьих заповедей: «Не желай… ничего, что у ближнего твоего». Поэтому и сказал Иисус: 

«Удобнее верблюду пройти сквозь  игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие» (Евангелие от Матфея, 5:8, 19:24). 

Но и это не совсем главное. Если бы дело сводилось лишь к материальному обогащению, то как-то можно было бы пережить. В конце-то концов в Писании написано:

«Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим  из уст Божьих» (Евангелие от Матфея, 4:4). 

Даже самому нищему в наше время не дадут умереть с голода - подкинут, накормят, мир не без добрых людей. Дело в другом, в самом важном и насущном: о смысле жизни человека. В этом аспекте важна не сама доля, а равенство доли, обеспечивающее свободу и равенство людей,  дающие гарантию не превращения человека в раба. Если нарушается закон равной доли, то человека от рабства не спасет ни дворцовая роскошь, ни богатство, будь он даже властелином мира или «потрясателем» Вселенной». Ибо в этом мире божьей долей наделены все (и рабы, и господа), а в «царстве божьем» только верующие (т.е., свободные). 

Не тот праведен, кто сумел «урвать» свою долю, а тот, кто не позволил урвать долю других. Не будет прощен тот, кто сознательно впал в рабство, но будет прощен тот, кто попал в рабство ради спасения других. Ибо «блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Евангелие от Матфея, 4:4). Раб и в короне раб, свободный и в цепях свободный.  Бог знает истинные помыслы всех, если даже они скрыты за семью печатями и воздаст каждому по заслугам. Но большинство людей даже при полной зависимости от воли других считает себя свободными, особенно те, кто «толпится у трона» и лелеян властью.

Но кто из них обладает правом получать свою неурезанную долю, открывать свое дело без разрешения властей, быть свободным от уплаты налогов и податей, от призыва на службу, учить своих детей тому, чему хочет, судить и судиться по божьим законам, свободно пересекать границы, говорить то, чего желает, выбирать себе пастыря, а не самозваного господина-раба и т.д.? Практически никто, кроме тех, кто незаконно присвоил себе эти права, которыми обладает даже ничтожный комар, но только не «венец природы». 

И все это «свободный» человек оправдывает тем, что все это нужно для порядка, иначе государство развалится. Государства разваливаются не от свободы человека, а от его несвободы. Многие говорят, что если дать человеку свободу, то он учинит беспредел, но беспредел учиняет безбожная власть, растоптавшая мораль и нравственность, а не общество, живущее по божьим законам, где гарантом от беспредела является врожденный закон нравственности («фитр иман»), которого уничтожает безбожное государство.

Нам нужна не демонизированная власть, а общество, живущее по божьим законам. Это значит, что исправить сложившееся положение без формирования института народного самоуправления на божьих принципах невозможно. Государство как монопольный собственник этого никогда не сделает. Оно будет диктовать свою волю на рабско-господских принципах. Никакая демократия, никакой аморфный «средний класс», никакое акционирование, бизнес-игры, имущественные и банковые манипуляции реальным хозяином человека не сделают, ибо все это исходит не от Бога, а от сатаны.

Значит, главным условием возвращения человека в Царство Небесное является организация общественной жизни по божьим законам, что возможно лишь в условиях полной реализации принципов  народного самоуправления, первичным звеном которого могут быть территориальные или экстерриториальные общины, формирующие базис любой формы и уровня собственности. 

Против организации системы народного самоуправления выступают люди с амбициозным сознанием, игнорирующие  принцип неурезанной доли и чувствующие свое превосходство над другими. Именно поэтому в буржуазном обществе культивируются идеи индивидуальности, суперличности и избранности, с презрением отвергающие коллективные принципы общественной жизни. 

Самоуправляющая община является единственной формой социальной организации общества, которая может спасти человека от рабства.

К сожалению, против идей народного самоуправления выступают не только господа, но и рабы, которые больше защищают свое рабство, чем свободу. Причем, опираясь на своих господ и служилую церковь. Другого пути социального выживания они не видят. Даже пути национального освобождения они видят не через призму народного самоуправления, а государственности.

Первым шагом на пути обретения дарованной Богом свободы должно быть осознание сущности божьих законов, не опороченных Церковью.

Ильдус АМИРХАНОВ

Понравился материал - поддержите нас