Гейдар Джемаль: «С Эрдоганом Турция займет антироссийскую позицию и будет наращивать поддержку крымских татар»

Категория: 

НОВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ ТУРЦИИ БЕРЕТ ЗА ОБРАЗЕЦ МОДЕЛЬ ПУТИНА?

Сегодня — первый день Реджепа Тайипа Эрдогана в качестве избранного президента Турции. Вчера вечером турецкий Центризбирком официально подвел итоги выборов, а ОБСЕ признали выборы успешными и демократичными. Возглавив страну, Эрдоган развернет векторы внешней политики, борясь против интересов США в Ираке, поддерживая политику ЕС и США против России в украинском кризисе и напрямую влияя на крымский вопрос. По крайней мере так в разговоре с «БИЗНЕС Online» позицию нового турецкого президента охарактеризовал политолог Гейдар Джемаль.

СМОТРИТЕ, КТО ПРИШЕЛ: САМЫЙ ДОЛГОИГРАЮЩИЙ ПРАВИТЕЛЬ ТУРЦИИ?

Сегодня — первый день Реджепа Тайипа Эрдогана как избранного президента Турции. Вчера вечером он уже обратился к нации с речью победителя первых в истории страны прямых президентских выборов. Эрдоган, пришедший к власти в качестве премьера в 2003 году, известен как успокоитель стамбульского майдана на площади Таксим и конституционной реформой. На балконе штаб-квартиры правящей партии в Анкаре он появился со своей супругой Аминой — и призвал народ к миру и согласию, предложив начать новый период общественного примирения, оставив в прежней Турции старые споры.

Известный востоковед, председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль в интервью «БИЗНЕС Online» описал векторы внешней политики обновленной Турции под управлением Эрдогана. Фактически новый турецкий президент, судя по всему, намерен оставаться у власти как минимум два пятилетних президентских срока. Таким образом, он еще будет у власти в 2023 году, когда Турция будет отмечать столетие со дня основания Турецкой республики. Именно тогда ее первым президентом стал Кемаль Ататюрк. И, если Эрдогану это удастся, он станет самым долгоиграющим правителем в истории современной Турции, проведя у кормила власти более двух десятков лет.

ЭРДОГАН ОБЕСПЕЧИЛ СЕБЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ ДИКТАТУРЫ

— Как вы оцениваете итоги президентских выборов в Турции?

— Говоря об итогах выборов, в данном случае важно то, что победа получена в первом туре. Независимо от чистоты голосования — я думаю, что там, если и был вброс, то небольшой — Эрдоган получает максимум легитимности. Даже если за него было 49% голосов, он все равно победил бы во втором туре — но второй тур не дал бы такого уровня легитимности. Теперь же эта убедительная победа позволяет ему реализовать в полной мере те трансформации конституции, которые фактически дают ему диктаторские полномочия.

Если раньше президент Турции избирался парламентом на 7 лет, то сейчас он избирается всенародно на 5 лет. После изменений конституции там складывается совершенно другая конфигурация власти — иначе зачем бы Эрдогану становиться на место Гюля? Президент Гюль при нем был вообще никто — и что, ему надо было становиться Гюлем? Нет! Эрдоган остается по-прежнему Эрдоганом, и для этого была переписана конституция.

Благодаря этим трансформациям у Эрдогана есть перспективы оставаться у власти два срока по 5 лет — вместо того семилетнего срока, когда президента избирал парламент. Это больше, чем у американских президентов. Фактически, по замыслу, Эрдоган обеспечил себе десятилетнюю диктатуру. Будучи амбициозным человеком с огромными планами и проектами, Эрдоган получил под свои планы 80-миллионную страну, являющуюся наиболее мощным государством в ближневосточном регионе.

— Президентские полномочия Эрдогана в Турции сейчас можно сравнить с полномочиями Владимира Путина в России?

— Моделью Эрдогана был именно Путин — об этом он говорил в свое время открыто, это не измышления конспирологов.

Все это очень похоже на то, как полтора десятилетия назад 15 Путин пришел из премьер-министров в президенты России. И тоже, кстати говоря, получил в первом туре 52 процента голосов. Схема выстроена явно не без влияния этого опыта — Эрдоган, по собственному признанию, считал Путина неким образцом для себя. Схема прихода к президентской власти выстроена явно не без влияния изучения путинского опыта — кое-какие ходы, приемы были использованы.

ИНТЕРЕСЫ ТУРЦИИ И США РАЗОШЛИСЬ В ИРАКЕ

— Что такое Турция сегодня с точки зрения геополитики?

— Турция сравнима с Ираном — они, правда, идут фактически ноздря в ноздрю, причем Иран обгонял Турцию до введения санкций. Валовый продукт в Иране тогда вышел вперед. Обе эти страны — как Иран, так и Турция — фактически обеспечивают собственные вооруженные силы всем спектром необходимых армии современных вооружений — танки, самолеты, артиллерия, стрелковое оружие, и так далее. В той или иной степени — лицензионное либо построенное на заимствованных технологиях. Это говорит о технологической развитости стран.

Можно добавить, что Турция еще и страна-экспортер высокотехнологичной и среднетехнологичной продукции. Это сейчас держава европейского уровня, и неслучайно Турция является важным партнером НАТО.

— Турция стремится в Евросоюз...

— Сейчас, с приходом Эрдогана, претензии Турции на вхождение в ЕС будут отброшены. Хотя бы потому, что в последнее десятилетие эти претензии были сугубо лицемерными: Турция не нуждается в Евросоюзе. Более того — вхождение в ЕС было бы губительным для экономики Турции.

— То есть, вы полагаете, Турция при президенте Эрдогане будет играть свою партию на мировой арене.

— Задача Турции — это игра на исламском поле, попытка вернуться на новом витке к неоисламскому проекту. Для этого ей очень важно сейчас вести линию на поддержку «Хамас», поддержку палестинского сопротивления — то есть антиизраильская позиция в регионе. Эта позиция подкрепляется тем, что сразу же, в день выборов, Эрдоган заявил, что берет всех раненых палестинцев на излечение в Турцию. Этот жест сразу же обозначает вектор турецкого руководства в ближайшей перспективе.

Кроме того, я полагаю, что США будут выброшены — по крайней мере, во всем, что зависит от Турции — за пределы Ближнего Востока. Влияние Штатов с приходом Эрдогана в президенты резко уменьшится — оно, собственно, уже уменьшилось, но теперь следует ожидать ускорения этого процесса. Турция, например, поддерживает ИГИШ в Ираке (исламское государство Ирака и Шама, или исламское государство Ирака и Леванта — авт.). А США перешли к прямой поддержке Нури Аль-Малики (премьер-министр Ирака — авт.) и курдов, перейдя к бомбежкам ИГИШ. Они очень напуганы вероятным взятием Багдада под контроль ИГИШ.

Однако Турция является непосредственным спонсором, прикрытием, «крышей» исламского государства. И здесь совершенно четко расходятся интересы США и Турции.

ТУРЦИЯ ЗАЙМЕТ АНТИРОССИЙСКУЮ ПОЗИЦИЮ В ВОПРОСАХ УКРАИНЫ И КРЫМА

— Какую, на ваш взгляд, позицию займет Турция по отношению к России в свете украинского кризиса?

— Я думаю, что Турция займет скорее антироссийскую позицию в вопросах Украины и Крыма. Хотя бы потому, что Эрдоган не будет связывать себя с «хромой уткой» — а Россия попала в такое положение. Этой стесненной для РФ ситуацией уже начал пользоваться Китай, который требует очень высокой платы по всем направлениям за то, что сохраняет с Россией особые отношения.

Но при всем этом, если вы обратили внимание, и Китай, и Иран дистанцируются от России сегодня. И было бы странно ожидать, чтобы Анкара — с ее амбициями и той важности, которую она придает черноморскому региону и Южному Кавказу — вдруг стала бы сближаться с изолированной, подвергающейся санкциям Москвой.

Совершенно логично, что Турция будет занимать антироссийскую позицию и будет наращивать поддержку крымско-татарского народа.

— Однако, если крымскую историю, Тайип Эрдоган говорил скорее о правоте России в вопросах Крыма. В марте, например, он заявил, что РФ отстаивает свои национальные интересы, и Западу скорее пристало бы их уважать.

— До выборов Эрдоган в этом направлении вел себя осторожно, потому что полагал, что Москва может каким-то образом испортить его игру. Но его реакция на малазийский «боинг», так же как и решение принять на лечение палестинских раненых, очень ясно дает понять о его ближайших шагах в отношениях с Россией. Он же заявил однозначно, что в гибели «Боинга» виновата Россия — это маркер его дальнейшей политики.

— Не приведет ли это к еще большему накалу страстей вокруг Ирака, Ирана, Сирии, Израиля и Палестины?

— Амбициозность Эрдогана, его игра в поддержке ИГИШ, его курс на вытеснение США и России из сфер влияния Ближнего Востока приведет к резкому обострению ситуации в целом. Чтобы это компенсировать, Анкара будет развивать отношения с Тегераном — совместный диалог, совместные проекты с Ираном, которые не касаются судьбы Багдада. В частности, по Палестине, нефтегазовым вопросам Иран и Турция будут сотрудничать, хотя их позиции и расходятся по судьбе ИГИШ.

Еще одним открытым вопросом остается позиция вокруг армяно-азербайджанского конфликта.

— Вы говорите о Нагорном Карабахе?

— Я думаю, что Эрдоган мог бы предложить Ильхаму Алиеву поддержку военных действий Баку по возвращению контроля над Нагорным Карабахом и семью оккупированных Ереваном районов рядом с ним — в обмен на разрыв отношений между Азербайджаном и Израилем. Это было бы логичным, другое дело — насколько готов Алиев пойти на это.

Думаю, что на это он не пойдет. Алиев не торопится вернуть азербайджанские земли — это очевидно, поскольку, если он их вернет сегодня, то завтра у него просто не останется национальной идеи. И никаких оправданий далее оставаться у власти. Таким оправдательным фактором мог бы быть ислам — но клан Алиевых подавляет ислам, преследует мусульман. И вне контекста борьбы за Карабах никакого оправдания дальнейшему правлению этого клана нет.

Там есть, конечно, некие телодвижения, постоянные обострения конфликта, но это не более чем обман народа. А Израиль крайне важен для Азербайджана по части различного рода финансовых, политических афер. Баку, кроме того, использует Израиль в противовес политике Ирана, которой он очень боится. Поэтому, думаю, даже если попытка такого размена со стороны Эрдогана и будет иметь место, то она скорее будет отвергнута — поскольку идет против интересов Алиева.

Дмитрий Катаргин

 

Источник: «БИЗНЕС Online»

Понравился материал - поддержите нас