Герои против пожирателей «тела Брамы»

Категория: 
ц

Наихудшим (или губительнейшим) процессом для религиозной доктрины является не её забвение или радикальная трактовка, а, как это ни странно, её гуманизация и окультуривание. Выхолащивание политического содержания, которая в своей глубинной сути состоит в позиции принципиального отрицания идеи общества как блага, происходит во имя «сближения цивилизаций», нащупывания общего духовно-гуманистического корня и как самоцель: встраивания в общемировую систему.

Это, как ни странно, неизменно низводит её до банального церемониала, содержащего набор примитивных аполитичных убеждений и действий такого же содержания. Однако это лишь следствие, тогда как причина в другом. Чтобы выявить подлинного бенефициара нам следует обратить внимание и на другой пагубный процесс — постепенное доминирование мистической (духовной) стороны религиозного учения, т.н. мистического (духовного) пути. Данный путь стоит рассматривать как результат изъятия политической основы, он тяготеет к религиозному универсуму, бесхребетному экуменизму и такому пагубному явлению как, например, сотрудничество порабощенных народов с колониальными администрациями в 18–19 веках.

Следствием этого изъятия становится расщепление и поляризация двух компонентов: ритуала и мистической оставляющей вероучения. Как следствие, верующие люди делятся на «ритуальщиков», которые не вникают в дискурс и просто соблюдают внешнюю сторону религиозного учения, оставляя решение вопроса о политической свободе в распоряжение Кесаря, и на следователей «пути сердца», практиков более глубокой и сложной духовной природы, стремящихся к «духовным высотам».

Нет сомнений, что данная тенденция очень выгодна последним и губительна для первых, т. к. ставит их в позицию заведомо зависимых ментально от последних. И так же очевидно, что инициатором этой метаморфозы аполитизации религиозного дискурса являются брахманы, которые тем самым зачищают интеллектуально-теологическое поле от радикального дискурса, от воли к небытию, к непознаваемому и несозерцаемому, которую несут в себе кшатрии.

Лишая религию политизмерения, решается сразу несколько задач:

— разрушение преград на пути к объединению всемирного жреческого класса с их декларацией общей позитивистской природы всех религий на земле; утверждение в качестве единственно верной монистической доктрины;

— решение вопроса с претензиями кшатриев (героев) на свою интерпретацию религиозного дискурса и установление гармоничной пирамидальной системы социума во главе с жречеством, духовно окормляющим последующие ступени пирамидальной системы и отвечающей за выработку смыслов и концептов.

Уверенность в своей правоте и последовательность их действий была продиктована как самой внутренней сутью человеческого общества и вселенной как макрокосма, так и глиняной природой отдельного индивида — микрокосма, видящего в духовном лице образ совершенного человека. Ведь во все времена все общества строились по одним и тем же лекалам, системам которые можно условно назвать «телом Брахмы». Это связано с естественной для человеческого общества кастовостью, обусловленной качеством глины и психотипом человека.

В человеке всегда сидит страх и потребность в духовном, надчеловеческом, в «вестях с неба». Его стремление к ноосфере это то же самое проявление, но только в условиях дикого и беспроглядного секуляризма. Подспудно он всегда понимает, что мир его представлениями не ограничивается, и что есть что то более сложное, чем его интеллект и накопленная информация. Некое знание во всей своей полноте, которое постигается лишь путём долгой работы над своим тонким телом, своей психофизикой, преодолевая уровни примитивного ума к высшему состоянию постоянного созерцания.

Это то, чем занимаются так называемые «избранные и посвященные». Существуют они потому что Первосуществу (Иблис, Сатана, Люцифер) нужны посредники в мире людей, которые максимально психофизически предрасположены к контакту с ним, стремящихся к полноте реализации гуманоидных черт. Грубо говоря, они в глиняном сознании человека интуитивно воспринимаются как духовно-интеллектуальный предел и пик развития. Отсюда мы делаем вывод о тайной и глубинной субстанциональной связи между глинянной сутью обычного человека как нижнего полюса манифестации (мокрая глина) и светового человека (или человека совершенного) как верхнего предела (звонкая глина) этой же самой манифестации Великого существа. Так же мы можем проследить и другую связь, а именно спайку «ритуальщики-духовники», союз касты вайшьи и брахманов, как органичный во всех смыслах в условиях имеющегося религиозно-экзистенциального вызова со стороны кшатриев, носителей опыта «собственного суждения».

Али ГАРИБОВ

Понравился материал - поддержите нас