Г.Джемаль: Серж Саргсян проиграл в ходе Сочинских переговоров

Категория: 
Гейдар Джемаль

- Как вы оцениваете итоги президентских выборов в Турции, на которых победил Эрдоган, а также его намерение свой первый официальный визит в качестве президента совершить в Баку?

- Эти выборы прошли с максимальным успехом для Эрдогана, и это говорит о том, что он получил легитимный мандат на ближайшие 10 лет. Думаю, он намерен реализовать свой срок полностью, а это означает, что Турция выходит из орбиты влияния США. Потому что очень амбициозный человек получает для реализации своих планов 80-миллионную страну с большим военным и промышленным потенциалом. Можно сказать, что это страна номер один в регионе, по крайней мере, конкурирующая с Ираном и явно опережающее все арабские страны. 

Тот факт, что премьером станет министр иностранных дел, говорит о том, что курс Эрдогана будет направлен на политический ислам. Потому что мы знаем, кто был теоретиком, идеологом политического ислама в Турции. Эрдоган  освобождается от тех элементов, которые связывают его политическое прошлое с Гюленом, он консолидирует антигюленовское ядро, что говорит о многом. Это подчеркивает курс Турции на дистанцирование от США. 

Я думаю, что в рамках визита Эрдогана в Баку будут обсуждаться темы отношений  Баку с Ереваном и Баку с Тель-Авивом, потому что сегодня более актуальной проблематикой в регионе стоит агрессия Израиля против Газы. И тот факт, что Баку поддерживает союзнические отношения с Израилем, может внести резонанс в отношения Азербайджана с Турцией. Конечно же, будут обсуждаться вопросы урегулирования карабахского конфликта, возможность решить карабахский вопрос военным путем, вопросы поддержки или не поддержки Турции в этом направлении. 

Я думаю, что Анкара сегодня несколько осторожно  смотрит на свою вовлеченность в азербайджанскую войну за Карабах, потому что это может отрицательно сказаться на северном направлении, при том, что Турция и так взяла на себя очень много геополитических задач в направлении Сирии и Ирака, конфронтации с Израилем, с иракскими и собственными курдами. Все это создает тот фон, на котором в союзнических отношениях Баку и Анкары появляются некоторые сложности.  

Возможное такое  развитие событий, при которых Эрдоган предложит Азербайджану отказаться от близких союзнических отношений с  Израилем, в обмен на свою поддержку в карабахском вопросе.  Думаю, что эта тема будет не приемлема для Баку, если эта тема будет вообще затронута в ходе этого разговора. Одной из основных тем, кроме отношений с Израилем, будут вопросы  отношений с Россией, естественно, украинская тема и Причерноморье. 

Сейчас Россия вошла в такую полосу конфронтации с официальным Западом, которая предполагает, что  выход из этой ситуации возможен только при радикальном изменении, либо в западной части мира, либо в российской. 

Вывести Россию из конфронтации может либо начало каких-то экстремальных событий  в США, например, типа событий в Фергюсоне,  вплоть до гражданской войны, либо уход Путина. Во всех остальных случаях эта конфронтация будет развиваться. Особенно учитывая, что конгресс США принял акт «о предотвращении агрессии со стороны России», что является прямым путем на усиление противостояния. В этом контексте Турция получает очень широкие возможности, потому что, дистанцируясь от США, она может использовать конфликт между Россией и Западом для усиления своих позиций на Украине и игры вокруг  Крыма. 

Естественно, что Крым всегда интересовал Турцию, и это та территория, на которую Анкара  смотрит как на свое собственное. Если Россия рассматривает Крым, как свою собственную территорию, то в этом плане Крым также является исторически связанным с Османским государством. 

Отношения между Баку и Тегераном тоже будут предметом определенных обсуждений между Эрдоганом и Алиевым, потому что любые трения между Азербайджаном и Ираном - это для Анкары очень неудобная ситуация, поскольку Анкара ищет партнерство с Ираном на данном этапе. Турцию не устраивает конфликт с Ираном, потому что он уже и так обозначен в Сирии, где Турция поддерживает де-факто антииранские и антишиитские силы. 

Я думаю, что Эрдоган берет курс на создание исламистского блока, Турция, Катар и ихваны по всему востоку, в то время как против ихванов формируется враждебный блок, преследующий цель истребления их повсюду. Это – Египет, Тунис, Алжир и Саудовская Аравия. Тунис, потому что их самолеты участвуют в бомбежке ихванов в Ливии.  Хотя в Тунисе пришла к власти ихванитская партия демократическим путем, но, видимо, и Тунис решил примкнуть к этому блоку. 

Таким образом, формируются два блока: с одной стороны - Египет, Тунис, Алжир, Саудовская Аравия,  с другой стороны - Турция, Катар, и неизбежна их поддержка со стороны Ирака. В этом плане для Турции очень важно, чтобы Баку не выпадал из этой обоймы, чтобы  хотя бы на техническом уровне Баку оставался партнером Анкары. Потому что в противном случае в таком важном направлении,  как Южный Кавказ, появится геополитическая брешь. Я думаю, что все эти вопросы -  Газа, Украина, Тегеран, разделения на блоки на Ближнем Востоке будут основной темой встречи президентов Турции и Азербайджана. 

- Как вы на данном этапе оцениваете отношения Азербайджана с Россией,  с учетом карабахского конфликта? Сейчас, после Сочинской встречи, а также санкций в адрес РФ, наблюдается определенное потепление в отношениях между странами.  И ваше мнение о предстоящей встрече глав прикаспийских стран в Астрахани?

-  После вопроса Крыма и начала вооруженных столкновений на Юго-Востоке Украины, резко ухудшился мировой статус России, и у Азербайджана возникли очень благоприятные возможности для диалога с Москвой. В принципе, если бы Баку воспользовался ситуацией и пошел до конца, то в нынешней обстановке Россия технически не смогла бы вмешаться в конфликт на стороне Армении. Но Баку предпочел проявить осторожность,  и ждет теперь от Москвы сдачи определенных моментов в вопросах российской поддержки Армении.  

Это было понятно после встречи трех президентов в Сочи: президент Армении Серж Саргсян по возвращению в Армению грозился проклятиями и угрозами в адрес Азербайджана, косвенно намекая на баллистические ракеты Армении. Это говорило о том, что Армения очень сильно проиграла в ходе этих переговоров. Очевидно, что Азербайджан использует трудное положение Москвы для того, чтобы переиграть преференциальность субъектов Южного Кавказа в глазах Кремля, то есть, повысить свой статус и повысить свои возможности и близость к Кремлю по сравнению с традиционным партнером России -  Арменией. 

Это один из путей, и это очень осторожный путь. На мой взгляд, карабахский вопрос надо решать, а не превращать в предмет торга. Тем более, если опираться на исторические факты, то вся территория Южного Кавказа – это азербайджанские земли, которые традиционно входят в азербайджанский анклав иранского шахства.  
Армения исторически на этих территориях никогда не существовала. В лучшем случае, можно говорить о древней Армении в северо-восточной Турции, но уж никак то, что представляет собой нынешняя Армения, которая была Эриванским ханством. Эти геополитические игры стали возможны в результате некоторых действий Москвы, которую эти вопросы в итоге поставили в очень трудное и не выгодное положение. 

Что касается встречи прикаспийских президентов, то известно, что при ликвидации СССР четыре  страны рассматривали  Иран как политического аутсайдера в мировом сообществе. В результате это привело к тому, что на Каспий начали проникать чуждые этому региону факторы. В частности, конфликт пяти стран привел к тому, что Каспий попал в зону интересов НАТО. 

Это, естественно, наносит удар по всем субъектам региона. Не знаю, насколько это будет обсуждаться на встрече президентов в Астрахани, но я думаю, что будет, потому что есть  активизация НАТО в связи с Украиной. В конечном счете, это Россия  создала те условия, в которых НАТО получила карт-бланш для более глубокой игры в восточном направлении. 

- Как вы оцениваете положение Ирана на данном этапе?

- Рухани сейчас озабочен налаживанием отношений с Западом, который в целом выступает на антироссийской платформе. Сейчас есть некоторые расхождения между США и ЕС, потому что для части ЕС есть повод и шанс ослабить американскую гегемонию в Европе. ЕС иногда делает некоторые двусмысленные заявления, касающиеся России, ее отношений с Украиной и так далее. 

Например,  Меркель была у Порошенко, и она,  собственно говоря, является куратором встречи Путина с Порошенко в Минске. Этот факт говорит о многом. Она же не в Москву приехала, а именно в Киев. Ирану сегодня необходимо любой ценой воспользоваться сложным положением России для того, чтобы облегчить свое санкционное положение и наладить связи с США. Сегодня мы видим это в Ираке, когда США и Иран совместно проводят операции против ИГИЛ. 

Иран ставит конец всем иллюзиям о том, что Иран является революционной страной, носителем идеалов исламской революции. Потому что после свержения Саддама Хусейна вся история Ирана поменяла свое русло. Они начали восстанавливать отношения с Западом, которые были утрачены после ухода Шаха. 

Источник: Новости-Азербайджан

 

Понравился материал - поддержите нас