Философия денег в исламе и перспективы внедрения исламских финансов в России

Категория: 

Выступление Гейдара Джемаля на круглом столе, организованном Комитетом Государственной Думы по финансовому рынку на тему: «Альтернативный банкинг в России: перспективы и законодательная инициатива»:

 

"Я, прежде всего, хочу поздравить всех присутствующих с тем, что мы собрались здесь по такому важному поводу как обсуждение исламских финансов, которая не впервые возникает как проблема на российской платформе и в своё время пережила серьёзные проблемы, серьёзные превратности. То есть далеко не всё так было гладко.

Ну, прежде всего, коснусь именно заявленной темы — философия денег. Деньги — это, естественно, ключевой, важнейший инструмент экономики, и деньги — это, прежде всего, информация. А информация всегда порождает соблазн ей манипулировать. Те, кто держат в своих руках ключи от кодов к этой информации, они очень, так сказать, сильно имеют соблазн вторгнуться вот в эти информационные процессы в свою пользу, что приводит, естественно, к разрушению общественного блага.

Исламская экономика и, в первую очередь, исламский банкинг нацелены не на прибыль. Здесь вот нужно подчеркнуть, что философия исламских финансов — это ориентация не на прибыль, а на общее благо, на максимализацию социального блага. Конечно, элементы, вошедшие в исламское представление об экономике, о финансах, они существовали и предшествовали, естественно, явлению самого ислама в мир. Так, ещё Аристотель говорил, что ростовщичество — это самое подлое и презренное занятие в мире, что ростовщик — это просто преступник, это презренный такой как бы маргинал в обществе, который не имеет оправдания.

Но это было этическим осуждением, а ислам впервые занялся разработкой на фундаментальной теоретической основе противостояния, росту противостояния риба.

Вот была практика в доисламский период, это Мударова — проектное инвестирование, Бушарака — это, скажем, сотрудничество, это компаньонство и плюс Риба в доисламский период. Но, естественно, опираясь на ислам, опираясь на откровения Святого Корана, самые ранние юристы Фикха, они вычистили Риба и стали думать над тем, как развить и сделать пригодным для сложной цветущей и динамически развивающейся экономики те два остальных инструмента. Естественно, что из этого выросло мощное ветвистое древо Фикха, которое касается экономики, есть в этом плане большие ученые.

В частности, я напомню, что после многих привратностей, которые пережил ислам в XIX и XX веках, исламские финансы начали возрождаться в XX веке, они не шли столбовой дорогой там 632 года новой эры до сегодняшнего дня, они начали возрождаться в XX веке в 40-е годы и, как ни странно, это происходить стало в оккупированной англичанами Индии, где первыми шагами в этом направлении были кассы взаимопомощи среди индийский мусульман. Потом появился такой серьёзный ученый как доктор Махмуд Ахмад, который написал такую серьезную книгу «Ислам и процент». Это, собственно говоря, создало предпосылки для научной работы в этом направлении. Там доктор Курайши, доктор Сиддыки, они являются столпами исламского понимания экономики, исламской экономической и финансовой модели и все это предопределило тот динамический рост, который мы имеем сегодня.

Сегодня начиналось всё это с исламского банковского учреждения в Египте в 1963-м году, которое через три года было закрыто по политическим причинам Гамаль Абдель Насером, который был секуляристом и очень агрессивно относился к инициативам такого рода. Три года проработало.

В Малайзии в 1963 году появился Фонд поддержки паломничества. Наиболее масштабным шагом явилось, конечно, создание в 1973 году исламского банка в Саудовской Аравии, в Джидде, и в 1975 году это уже это уже был как бы мощный действующий институт, который потом создал Дубайский финансовый дом, Исламский банк развития под руководством доктора Мадани и так далее, так далее.

 

Сегодня исламский банкинг существует в 75 странах и динамика его роста — это 20 процентов в год, 20 процентов в год. То есть сегодня фактически можно сказать, что движение исламских финансов — это мощное победоносное движение, в котором заинтересованы все. Здесь есть, конечно, такие что называется подставы и подводные камни. Потому что, например, исламские окошки в западных банках, которые они открывают, подчеркиваю, в первую очередь в британских эта началась практика, в Барклайс Банке и так далее, в Сити-банке, это, конечно, шейк или симулятор, фальсификация. Потому что это сделано для того, чтобы привлечь мусульман, которые не хотят харамных денег, чтобы они шли в эти банки и давали свои деньги в окошко, на котором написано: исламское окошко. Но эти деньги, попадая в банк, они лежат вместе с другими. Там же нет пометки, что эти деньги даны мусульманину. Они лежат в общей, условно говоря, куче. Поэтому они лежат с харамными деньгами. Исламское окошко — это, естественно не инструмент.

Что касается России. У России в 1998 году был создан совершенно уникальный банк, это была колоссальная новаторская инициатива, исламский Бадр-Форте Банк, руководителем и владельцем которого был Адалет Джабиев. Мы этот банк создавали при поддержке суданских братьев, которые уже к 1989 году завершили полную исламизацию суданских финансов. Они оказали серьезную и теоретическую помощь, и организационную помощь, но не финансовую, не финансовую, только теоретическую и организационную.

И 10 лет этот банк успешно работал. А в 2006 году он был закрыт. У него отняли лицензию по причинам того, что американский Госдеп проявил агрессию к исламскому банку, то есть он начал давить на руководство Центрального банка России в том плане, что вот это нетерпимо совершенно, что исламский банк у вас работает, финансирование терроризма. Мы как бы заранее считаем, что это вот так.

На самом деле это было «курица, которая несла золотые яйца». Потому что отделения Банка «Бадр-Форте» находились в 64 странах Азии и Африки. Это был очень серьёзный оборот, это было обеспечение, например, студентов, которые учились здесь, которые получали переводы от своих родителей, это масса всяких проектных инициатив и так далее, в том числе касающихся и оборонных тем.

Но, к сожалению... вот работал при этом... Он имел лицензию Центрального банка, работал в соответствии со всеми нормами. И как бы его база была о том, что этот банк работает в соответствии с нормами проектного инвестирования.

Теперь, что касается дальнейших перспектив развития исламских финансов в России. Я считаю, что это вопрос, который определяется исключительно политической волей и исключительно как бы кадровым вопросом: политическая воля сверху и — кадровый вопрос. На самом деле, конечно, получить помощь и поддержку в чисто конкретных прагматических задачах организации всего этого по лекалам Фикха, касающегося экономики, не составляет проблемы. Это всё уже разработано, мощная поддержка и так далее. Но чисто политическая воля, которая, как мне кажется, сегодня должна проявиться в условиях такой неконтролируемой и нарастающей агрессии Запада, которая явно поставила перед собой задачу блокировать и нейтрализовать российскую государственность, а это могучий инструмент противостояния. Вообще, всё это направление — это могучий инструмент противостояния замыслам тех, кто хотел бы «похоронить» нашу страну. Спасибо".

 

Понравился материал - поддержите нас