Евро-доллар: очередная валютная война

Категория: 
Евро и доллар

Париж надеется на более выгодный обменный курс евро к доллару США. Однако Германия считает, что это ни к чему. Европейский центральный банк: инфляция приближается к 2%.

Она может вспыхнуть в любой момент со страшной силой. Начавшись между США и Японией, а затем переместившись на российский фронт, валютная война теперь рискует разразиться между Вашингтоном и Брюсселем. Всему виной стал штраф, назначенный одному из банков. Речь идет о французском банке BNP Paribas, который должен будет выплатить Соединенным Штатам 8,83 миллиарда долларов, около 6 миллиардов евро, за сделки с Ираном, Кубой и Суданом — государствами, в отношении которых Америка ввела режим санкций на операции в долларах. 

Возросшая роль евро. 7 июля министр экономики Франции Мишель Сапен (Michel Sapin) лишь подлил масла в огонь, заявив в своем интервью Financial Times о том, что необходимо пересмотреть доминирующую роль доллара в системе международных расчетов и отдать приоритет евро. Помимо всего прочего, Сапен хотел бы девальвировать единую валюту по отношению к американской и опустить ее до такого уровня обменного курса, чтобы французский экспорт вновь стал конкурентоспособным. 

Поддержка предпринимателей. Многие управляющие крупнейших корпораций французского бизнеса поспешили высказаться в рамках поднятых тем: уполномоченный администратор нефтегазовой компании Total Кристоф де Маржери (Christophe de Margerie) выступил за увеличение количества сделок, осуществляемых в единой валюте, в то время как 8 июля президент Airbus Фабрис Брежье (Fabrice Brégier) в своем интервью журналу City заявил о том, что, по его мнению, необходимо положить конец гонке евро. Пожелания, как мы видим, разные, тем не менее, они перекликаются: кто-то за то, чтобы разжечь возможный конфликт с рынками Вашингтона, а кто-то полагает, что нужно поделить Европу на несколько «военных фронтов».
 

87% мировых сделок осуществляется в долларах США, страны БРИКС это не устраивает 

В настоящий момент доллар — это денежная единица, используемая в 87% международных сделок. Дипломатические и финансовые конфликты уже в течение нескольких лет становятся причиной своеобразной гонки, цель которой постепенное свержение монополии американской валюты. Главной движущей силой в этом процессе являются страны, находящиеся не в самых лучших отношениях с Вашингтоном, либо же его конкуренты — среди них, прежде всего, Китай, грозящий обогнать США и стать главной экономической силой мира, и Россия. Расчеты последних газовых соглашений, подписанных двумя державами, выражены в рублях и юанях, а Кремль, вовлеченный в украинский кризис, объявил об увеличении собственных денежных резервов в китайской валюте.

Китайское наступление. Весной 2013 года бывшая Поднебесная империя уже подписала торговый договор с другой страной из группы БРИКС — Бразилией. И еще тогда решила производить все расчеты в двух национальных валютах, исключив доллар: это было настоящей пощечиной для ВТО, Всемирной торговой организации, которая в течение полувека ставила доллар в основе всех финансовых соглашений. В результате к концу 2013 года в международной торговле юань стали использовать чаще, чем евро. 

Тем не менее, доллар остается краеугольным камнем мировой коммерции, от финансовых площадок до нефтяного рынка. Именно поэтому никто не ожидал, что генеральный директор Total займет такую позицию. «Нет причины, по которой платить за нефть необходимо именно долларами, — заявил де Маржери, пояснив при этом, что совсем отказаться от американской валюты «не получится, однако было бы замечательно, если бы евро использовалось чаще». 9 июля в его поддержку высказался также и председатель совета директоров энергетической компании GDF Suez Жерар Местралле (Gerard Mestrallet). 

Трудности для импорта. На энергетическом рынке Европейский Союз, свободный от американских санкций, смог бы с большей независимостью оценивать возможные торговые договоры со странами-производителями или «держателями» нефти, которых недолюбливает Вашингтон. Вполне возможно, что за французскими заявлениями скрываются переговоры между ЕС и США об импорте и экспорте сырой нефти. «Тот факт, что в межнациональных сделках ведущая роль отведена доллару, совсем не идет нам на пользу с точки зрения импорта», отмечает ведущий экономист Nomisma Серджио Де Нардис (Sergio De Nardis). Замена доллара на евро помогла бы увеличить объем денежной массы, а также оказала бы благоприятный эффект на экспорт.
 

На каждый процент валютного курса приходится пункт экспорта 

В 2013 году торговый баланс Европы зарегистрировал актив в 40 миллиардов, ведущим экспортером была Германия. Однако начиная с 2010 года итальянский экспорт также начал расти: в 2013 году продажи Рима обогнали немецкие. В течение того же периода времени французский торговый баланс ушел в минус (-1,6%). Однако данные об успехах итальянской экономики заслуживают большего внимания, если учесть дороговизну единой валюты.  

В 2013 году Deutsche Bank рассчитал рубеж валютного курса, за пределами которого экономики различных стран Евросоюза вынуждены были бы столкнуться со многими трудностями. Согласно исследованию, опасным считается порог, при котором в среднем 1 евро равен 1,34 доллара; на настоящий момент курс евро достигает 1, 36 доллара, следовательно, этот порог уже миновали. Однако экономика экономике рознь. 

Наиболее уязвимыми считаются Италия и Франция. Нынешние темпы экономического роста относительно невысоки, поэтому маловероятно, что немецкий экспорт понесет какой-либо ущерб при условии, что единая валюта не достигнет курса в $1,54. Но если они ускорятся, цена евро смогла бы подняться и до 1,9 доллара, а экономика Берлина при этом никак бы не пострадала. Мадриду под силу удержаться на плаву при ценовом уровне от 1,83 до 1,94 доллара за евро. В свою очередь, в Италии проблемы начались бы уже при обменном курсе € 1 = $1,24, а во Франции — даже при более низком. Именно поэтому французские предприниматели поддержали идеи о девальвации валюты. Согласно Брежье из Airbus, евро необходимо упасть с нынешнего уровня ($1,36) до $1,20-1,25. «В целом, — подсчитывает Де Нардис, — если валютный курс евро-доллар уменьшается на 1%, экспорт, напротив, на 1% увеличивается». 
 

Европейский центральный банк не в состоянии остановить валютный рост, который вредит ВВП

Дороговизна единой валюты заботит также и Европейский Центробанк, поскольку одним из важнейших последствий дефляции (то есть, падения цен на товары и услуги, которое уже было зафиксировано в Греции, Португалии и на Кипре и стало одной из характерных особенностей кризиса потребления) стал тот факт, что европейцы не располагают достаточным количеством наличных денег для того, чтобы их тратить, поэтому цены на различные товары практически не повышаются, а в некоторых странах наоборот лишь падают, еще больше усугубляя кризис. Показатели инфляции в Еврозоне в июне были довольно стабильны (0,5%). Однако, согласно целям председателя Европейского центрального банка Марио Драги (Mario Draghi), они должны достичь 2%. 

Отрицательная процентная ставка по депозитам. «Евротауэр» несколькими способами пытался приумножить число вкладов, вплоть до снижения 5 июня процентных ставок по депозитам во Франкфурте до отрицательного значения для того, чтобы увеличить количество займов, которые финансово-кредитные институты предоставляют рынку. Тем не менее, подобные инициативы не изменили нынешнего положения дел. Unicredit рассчитал связь между динамикой ставок и валютной ценностью: при каждом увеличении уровня обменного курса евро-доллар на 10%, процентная ставка увеличивается соответственно (от 0,5% до 1%), что влечет за собой также уменьшение ВВП на 0,8% каждые 24 месяца. 

Лимит ЕЦБ. В 2013 году евро значительно укрепил свои позиции по отношению к доллару и вырос больше, чем на 7%, За этот же период времени Центробанк Японии девальвировал свою валюту на 15%. Однако ЕЦБ не может оказывать непосредственное влияние ни на валюту, ни на рынки ставок, к тому же средства воздействия, которыми он располагает, далеко не безграничны. «Пополнение денежной массы запланировано на сентябрь и декабрь, но на данный момент все выглядит так, будто реальная экономика по-своему реагирует на каждый шаг ЕЦБ, — замечает Де Нардис, — все идет от отсутствия внутренней стабильности в пределах Еврозоны».
 

Франция и не только против положительного сальдо Германии 

Одним из способов взятия под контроль цены на евро считается уравновешение торгового дисбаланса между различными странами ЕС. Излишек платежного баланса Германии достигает примерно 7% ее ВВП: она много экспортирует и мало импортирует. Таким образом, она оказывает сильное влияние также и на другие экономики, связанные с Берлином, а фискальный механизм, способный уравновесить торговую декомпенсацию, отсутствует. Немецкий экспорт, в первую очередь, направлен на страны, не входящие в состав Евросоюза, но дисбаланс имеется и внутри границ. Самым показательным примером, пожалуй, является динамика торгового обмена между Германией и Францией. Между 2007 и 2013 годами, вспоминает Франческо Давери (Francesco Daveri), Берлин увеличил количество товаров, вывозимых в Париж на 9,5%, в то время как поток товаров, идущих в обратную сторону, вырос лишь на 2%.

Процесс ЕС в отношении Германии. Европейская комиссия начала уделять данной проблеме пристальное внимание и потому официально обратилась к Берлину с просьбой разобраться с излишками немецкого торгового баланса. Немцы пока что продолжают игнорировать подобное поручение. «Мы надеемся на то, что данные о спаде в немецкой индустрии на 1,8% в мае этого года заставят Берлин задуматься», — рассуждает Де Нардис. Иначе валютная война так и останется лишь кровавой полемикой. 

Джованна Фаджионато 

Источник: ИноСМИ

Понравился материал - поддержите нас