Евреи, меняющие названия

Испанские евреи

Порой СМИ и те, кто за ними стоят, в качестве сенсационной новости вытаскивают на общественное обозрение какие-то уж совсем заурядные события. Но зачастую за невинной и порой внешне ироничной новостью стоит нечто большее, масштабнее. Знаковое. Но только вряд ли всем это дано понять.

Так вот, тут информленты один за другим сообщают, что деревня Кастрийо Матахудеос («Смерть евреям»), расположенная в северной части Испании, официально получила новое название. Matajudios переводится как «смерть евреям», и такое наименование, как сообщают СМИ, вызывало массу протестов и жалоб. В деревне, где проживает всего 50 человек, провели референдум, по итогам которого было решено поменять название на Кастрийо Мота де Худеос (Castrillo Mota de Judios) — «Лагерь на еврейском холме».

Указатель с новым название торжественно разместили при въезде в населенный пункт, а на церемонию прибыл сам посол «Израиля» в Испании.

Деревня, которой уже более тысячи лет, называлась просто «Лагерь еврейского холма». Однако в 1627 году название было изменено. Некоторые исследователи полагают, что имя населенного пункта сменили по желанию проживавших там евреев, которые перешли в католичество, опасаясь преследования инквизиции, и таким образом хотели доказать свою преданность церкви. Указ испанской правящей королевской четы Фердинанда II Арагонского и Изабеллы Католической, принятый в 1492 году, предписывал всем евреям Испании в трёхмесячный срок либо креститься, либо покинуть пределы страны.

В настоящее время в населенном пункте нет жителей-евреев, но у многих есть предки из числа евреев. На гербе деревни изображена Звезда Давида. Судя по всему, деревню действительно населяют потомки евреев, живущие столетиями на Пиренейском полуострове.

«Огненный бог марранов»

После падения в 1492 году Гранадского эмирата, где иудеи находились под покровительством самого султана, для них в Испании начались тяжёлые времена. Инквизиция преследовала евреев, изгоняла их с насиженных мест, сжигала на кострах «auto de fe». Эмират, а до этого и другие мусульманские государственные образования на юге Пиренеев, всячески благоволили евреям. Брали их советниками, доверяли финансовые, административные и дипломатические дела, так как еврейская диаспора (по-еврейски «галут») имела обширные связи по основным политическим и торговым путям того времени, чем правящие дома успешно пользовались. А евреи активно пользовались этим своим привилегированным статусом.

После падения последнего оплота мусульман в Европе в 1492 году и известного указа испанской монархии большинство евреев бежало в Португалию, оттуда на север Европы, либо же в Италию, Османскую империю, страны Северной Африки. Однако часть евреев в Испании, а затем в Португалии, приняла христианство.

Крестившихся евреев местные жители называли марранами. Часто марраны и их потомки втайне продолжали сохранять верность иудаизму (полностью или частично). Еврейская традиция рассматривает марранов как наиболее значительную группу анусим (ивр. אֲנוּסִים, букв. «принуждённые»), то есть насильственно обращённых в иную религию иудеев.

Исследователи не могут однозначно идентифицировать происхождение термина «марран». Так, по-испански marrano означает «свинья». Есть и другие версии этимологии термина «marrano»: ивр. מראית עין (мар’ит аин, «внешняя видимость»); арам. מר אנוס (мар анус, «принуждённый»); ивр. מומר (мумар, «выкрест») с испанским окончанием 'ano'; араб. mura’in («ханжа»).

Марраны, которые, несмотря на то, что внешне позиционировали себя христианами, тайно продолжали исповедовать иудаизм, преследовались испанской католической инквизицией. Тайное исповедание иудаизма сохранялось в Испании вплоть до XVIII в. и даже позднее. До наших дней сохранили обособленность марраны острова Мальорка (испанская провинция Балеарес), называемые чуэтас (или шуэтас).


Марраны Андалузии, Испания, XVI век.

На протяжении следующих нескольких столетий, во время колонизации Испанией и Португалией Южной Америки и островов Карибского моря, многие марраны поселились там. Часть из них присоединилась к сефардским евреям, нашедшим убежище в голландских колониях. Однако основная масса марранов растворилась в испаноязычном населении.

А в эпоху, когда маленькая Португалия стала пионером трансокеанской торговли, евреи оказались там очень кстати для того, чтобы войти в это дело и развивать его, чтобы стать не только религиозной и одновременно псевдорасовой сектой, но и своеобразной торговой гильдией, имеющей отделения по всему миру.

Различные имена, которыми их называли в Португалии, хорошо отражают все эти три аспекта: «новые христиане», были также «людьми нации» и «людьми торговли». При своем прибытии они были иностранцами, говорящими на другом диалекте, и эта отчужденность, ставшая дополнительным препятствием для их слияния с христианами, в дальнейшем только возрастала: кастильцы в Португалии, они станут затем португальцами в Испании, а в конце концов распространят свой язык и свои обычаи в значительной части средиземноморской диаспоры. Что касается их религии, то за христианским фасадом, который отныне был неизбежен, она постепенно изменялась вплоть до своеобразного синкретизма, названного их историком Сесилом Рогом марранской религией.

По мнению историка, некоторые тайные иудеи Португалии в конце концов сохранили от иудаизма только веру в то, что спасение (понимаемое на христианский манер) возможно, если соблюдать Закон Моисея, а не Закон Христа, и что у них были свои собственные святые, «святая Есфирь» или «святой Товит». Теология большей их части не была столь синкретической, но вынужденные подражать христианскому образу жизни, все марраны должны были отказаться от очевидных знаков и осязаемых проявлений иудаизма, в первую очередь от обрезания — самые упорные делали себе обрезание на смертном одре, а также от еврейских книг. В качестве священной книги им оставалась доступной только христианская Библия; они отбрасывали Новый Завет, но внимательно читали апокрифы, а некоторые даже находили там оправдание своему вероотступничеству.

Интересное генетическое исследование было проведено группой учёных Лидского университета в 2008 году. Согласно полученным данным выяснилось, что 20% современного населения Испании имеют еврейские корни по мужской линии, то есть каждый пятый житель этой страны носит в себе еврейский ген.

Ренегаты из дёнме и сектанты-франкисты

Кстати, многочисленные группы евреев, бежавшие от испанской инквизиции, неплохо осели в Османском халифате, заняв «хлебные» места при дворе. В этой связи не менее интересна история влиятельной еврейской псевдоисламской секты дёнме (тур. dönme, буквально — отступники, ренегаты) в Турции, основателем которой был Саббатай Цеви (или Шабтай Цви), принявший Ислам под страхом отсечения головы султаном, но как это бывает у евреев, сделал это по-еврейски, сохранив преданность иудаизму.

Надо сказать, что его учение существенно отличалось от классической формы иудаизма и фактически балансировало на границе с ересью (он объявил себя Мессией, Машиахом, которого ожидают все евреи) и, скорее, является каббалистической версией иудейства. Его последователи, в частности Натан из Газы, выдвинули концепцию «спасения через грех». По их трактовке, Цеви пошёл на геройство, он принял Ислам, дабы «спуститься на самое дно греха, в сердцевину ада, чтобы взорвать мир клиппот» (материального мрака, противопоставленного свету божественному, который есть в еврейском народе) и рассеять свет истины, тем самым решив глобальную задачу. То есть принятие Ислама явилось лишь вынужденным актом. Кстати, своё «мессианство» Саббатаи Цеви начал в 1666 году.


"Святая троица" еврейской ереси: Саббатаи Цвеи, Натан из Газы и Якоб Франк

Дёнме, будучи влиятельной сектой, поддерживала младотурок в начале XX века. Существуют исследования, согласно которым Кемаль Ататюрк выходец из рядов дёнме (по понятным причинам эта тема на серьёзном уровне табуирована в Турции, которая внешне присягает на верность идеалам Ататюрка). Этим обусловлена непримиримость и ненависть к Исламу основателя светской Турции. (Надеемся, что в скором времени мы более детально раскроем эту проблему и осветим её на нашем портале).

Продолжателем идей саббатаизма в XVIII веке стал еврей Якоб Лейбе Франк. Он, повторяя жест Саббатаи Цеви, предложил своим последователям перейти в католицизм (многие польские евреи вслед за ним крестились и заняли в Польше высокое положение) и внешне отвергнуть иудаизм, внутренне сохраняя с ним глубинные, но парадоксальные связи. Именно франкисты снабдили польских католиков подтверждениями «кровавого навета», заключавшегося в обвинении евреев в том, что они «пьют кровь христианских младенцев» и «добавляют её в ритуальные опресноки — мацу». Франк утверждал, что спастись можно только «спустившись в ад», «нет взлёта без падения». Мы должны нести «бремя тишины» (масаи дума), вещал своим последователям Якоб Франк, «но при этом делать своё дело»…

 

Понравился материал - поддержите нас