Депардье и Света из Иваново - живые символы эпохи

Категория: 
Жерару Депардье было предложено даже занять пост министра культуры Мордовии

Жерар Депардье отказался от российского гражданства, продал подаренные ему с такой помпой квартиры в Грозном и Саранске, и подал прошение о бельгийском гражданстве. Русская сказка с мордовско-чеченским колоритом французского актёра как-то тихо и невнятно закончилась. А ведь как принимали "русского душой француза"! 

Помнится, в начале 90-х такого ажиотажа удостаивались звёзды мексиканских мыльных опер. На моей памяти в году 92-ом приезд в Казань Виктории Руффо, исполнительницы главной роли в каком-то там мексиканском сериале. Каково же было её удивление, когда она увидела десятки тысяч людей, встречающих её словно Гагарина после полёта в космос. Люди живой стеной стояли по пути следования кортежа актрисы, у трапа самолёта её встречал президент Татарстана Шаймиев, расплывавшийся в улыбке от невероятного счастья. Позже в интервью Руффо призналась, что её известность на родине просто меркнет на фоне популярности в далёкой и заснеженной России. Она недоумённо пожимала плечами на вопросы российских журналистов о причинах её небывалой популярности. 

Конечно, такое безудержное внимание к посредственной актрисе мыльнооперного жанра можно объяснить крушением железного занавеса, когда всё заморское, импортное априори являлось священным, космическим, правильным и достойным поклонения. Многокилометровые очереди в Макдональдс в начале 90-х, или поголовное ношение бейсболок  с американской атрибутикой или джинс-варёнок - тоже дань, возможность сопричастности. Ведь это не только, как нам впаривают, было желание компенсировать серость жизни "цветными красками новой жизни", скорее, то было бессознательное преклонение перед западным, либерально-позитивным. 

Человек слаб, а безыдейный человек слаб вдвойне. Внутреннюю пустоту заполняют различные нечистоты карнавально-балаганного типа. В этом пластилиновом обществе возможно всё. Мультфильм "Пластилиновая ворона" - это живой гимн обществу спектакля 80-х годов в СССР. Сейчас принято идеализировать это время, но по сути - это самые гнилые годы с точки зрения советского проекта. СССР на излёте своего существования был обуржуазившимся обществом, давно распрощавшимся с красной идеей, променявший её на красную икру и модные джинсы. 

Этот же тезис проговорит десятилетия спустя новый символ путинской России - "Света (Курицына) из Иваново", сказавшая вслух искренние чаяния большинства: "мы стали лучше жить, стали лучше одеваться". Эти слова вознесли её на телевизионный олимп. Она, невзирая на внешнюю невыразимость и необразованность, хабалистость и невоспитанность, стала ведущей программы "Луч Света" на НТВ. Не буду тут хвататься за голову и причитать относительно нашего  телевидения,  я его не смотрю, во-первых, а во-вторых, оно зеркало нашего общества. Может, и не надо тратить годы на изучение психоструктуры российского общества, достаточно включить телевизор и на основании увиденного можно поставить диагноз.

В начале 90-х постсоветское общество коллективно соответствовало образу мексиканской мыльной оперы: наивное, простое, легко обманываемое, дурашливое, утопленное в грёзах об американской мечте. Если кто и найдётся утверждать, что это святая простота, тот, очевидно, сам "обманываться рад". 

В нулевых общество уже прошло этап наивной дебилизации 90-х и гордо, по-взрослому искало себя в новой реальности, путинско-сурковском симулякре. Строились невыразимо-причудливые идеологические конструкты, от которых за версту попахивало фальшью. Эпоха высоких цен на нефть своими ядовитыми парами вскружила голову не только правящему классу, но и населению, которое, преодолев наивность Руффо, эволюционировало в Свету из Иваново. 

У всего серьезного есть символическое обрамление. Так устроен мир. В 90-х восхищались Америкой и любили красивые сказки оттуда, в 2000-х - соорудили свой образ, доморощенный, отечественный, противоположный заокеанскому, соответствующий новому тренду и общественному запросу - девушку Свету, которая простая, русская, провинциальная, но, благодаря своему участию в проправительственном движении "Наши" и знаменитой фразе, ставшей символом десятилетия, смогла стать звездой. Два качества могли вознести любого наверх: преданность власти и посредственность. 
 
Наконец, Жерар Депардье, увлечение которым носило в официальных кругах едва ли не мистический характер, символизирует собой третий этап, последний, развития нашего общества - цинизм и расчётливость. Француз обхаживал Россию не из любви особой к ней, а чтобы только удрать из Франции, не платить там налоги, и показать тамошнему руководству своё фи. Как только Бельгия предложила ему гражданство и меньшую налоговую ставку, Депардье, успевший сыграть в России  роль Распутина (очень не удачно, на мой взгляд), поспешил отказать от российского подданства. 

Это могла бы быть одна из Love story, которую бы российская пропаганда рассказывала в веках, но француз "поматросил и бросил".

Так и наше общество прошло три этапа за 25 лет новейшей истории страны: от внешне миловидной Руффо к обруталенной, нахальной Свете, до циничного, пьяного, клоунского Депардье. Четверть века - это время, которым отмеряют срок поколения. С Депардье, надеюсь, ушло поколение Руффо и Светы, но что придёт на смену? 

Руслан АЙСИН

Понравился материал - поддержите нас