Дело Pussy Riot — ловушка для режима

17 августа 2012
Категория: 
риот

В преддверии начала нового политического сезона традиционно неспокойный на различные технологические, экономические и политические события август месяц и на этот раз выдал нам очередное знаковое событие. Речь идёт о судебном процессе над Pussy Riot. Широкая международная общественность и интернет только и делают, что обсуждают это скандальное дело. Линия размежевания пролегла достаточно чётко между теми, кто «за», и теми, кто «против».

К первому лагерю традиционно относят западников-либералов и тех, кто симпатизирует открытому обществу. Естественно, по умолчанию эти люди — противники путинского режима.

Вторую группу составляют так называемые «государственники» и ревнители традиционных консервативных ценностей. Любого человека на улице можно взять за грудки и спросить, как он относится к Pussy Riot. Один из двух ответов автоматически, хочет он того или нет, будет означать, что он принадлежит к одному из вышеупомянутых лагерей. Таким образом, «молчаливое большинство» тоже втянуто в это идеологическое противостояние.

Однако дело не так просто как кажется на первый взгляд. Дело в том, что процесс над этими эпатажными девушками имеет глубоко символическое значение. Трудно представить какое другое из таких знаковых политических событий так раскололо бы российское общество. Очевидно, что политтехнологи Кремля, которые инициировали это дело, и сами себе не могли представить к чему это приведёт.

Фактически власть сейчас оказывается в ловушке, ибо обвинительный приговор в отношении панк-группы будет означать для Путина полную изоляцию и символический разворот в сторону своего первого президентского срока, когда он предстал в образе жёсткого авторитарного лидера. В то же время оправдательный вердикт будет расценен элитами и вовлечёнными в политический процесс общественными группами как слабость путинской хватки. Скорее всего, это то, чего больше всего боится Владимир Владимирович, поскольку это будет означать потерю образа сильного руководителя, его силовую делегитимизацию, который не поддаётся давлению извне.

Но и быть изолированным Западом и носить ярлык тирана аля Каддафи его окружение и он сам ой как не хотят! Что бы там ни говорили, но нынешняя элита хочет быть частью западного истеблишмента, пускай и на вторых ролях.

Собственно говоря, Pussy Riot есть лишь спусковой крючок для начала идеологического и политического демонтажа нынешнего режима. Даже те, кто по своим идейным предпочтениям не симпатизировал скандальной группе, проговаривают о том, что это настоящее судилище, и такое отношение к ним не соответствует содеянному. А вдруг на их месте могут оказаться они сами, когда, пусть и скандальная выходка, но всё же трактуемая как административное правонарушение, по указанию сверху может быть переквалифицирована в уголовное наказание.

И как бы омерзительна ни была эта акция, она, прежде всего, достойна морального осуждения, но никак не политического судилища. И многие это понимают.

Примечательно, что в это дело были втянуты различные институты, в том числе и церковь, которая, естественно, осудила этот акт. Но втянувшись в дискуссию с либеральным лагерем, она де-факто проиграла это сражение на идеологическом поле. РПЦ стала объектом нападок и отчасти насмешек со стороны либералов и их симпатизантов. Таким образом, власть получила ощутимый удар по правой и левой щеке. С одной стороны, по светской вертикали, а с другой — по клерикальной.

Теперь зададимся вопросом. Если по словам дьякона Андрея Кураева эта акция изначально была плодом технологий предвыборного штаба кандидата в президенты Путина, дабы сплотить вокруг себя патриотично и консервативно настроенных граждан, то выходит, что инициирован весь этот балаган стратегами внутри самой элиты?

Можно ли, исходя из этого, сделать вывод о том, что власть сама, копая яму для своих противников, в неё же и угодила. Тут вспоминается старый анекдот о том, как ёжик, упавший в такую же яму, недолго раздумывая, заключил: «если через пять минут не вылезу — пойду домой за лестницей». Власть напоминает этого самого ёжика, который грезит о том, что сумеет выкарабкаться. Только если эта лестница и есть, то принести её уже некому.

Следует также сказать, что в действительности интересен не сам процесс, важно не само это провокационное действо, а то, что за всем этим открывается уникальная и редкая возможность для политического манёвра по обновлению идеологического курса страны.

С одной стороны, власть, которая самодемонтируется на глазах, с другой, либеральная публика, которая сгорает в огне противостояния, — всё это открывает окно возможностей для выхода новой контрэлиты, которая не будет однозначно отождествлена ни с одной из вышеупомянутых группировок. Это будет новая сила, мыслящая себя в категориях политической теологии, разделяющая идеи социальной справедливости и принципы прямой народной демократии.

100 лет назад произошло примерно тоже самое, когда на политическую авансцену вышла доселе мало кому известная сила в лице партии большевиков. Конечно, аналогия достаточно условная, но историческую параллель провести можно. В конечном итоге, большевики задали абсолютно новый идейно-геополитический проект для страны.

Есть все основания полагать, что в этом противоборстве сформируется новая сила с условным названием «партия будущего», которая будет в состоянии взять управление страной в свои руки и придать ей совершенно новое направление движения. Это должна быть республика с иным смысловым содержанием.

Руслан Айсин

Понравился материал - поддержите нас