Центральноазиатская оттепель?

Категория: 
Шавкат Мирзиёев

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев отказался во время своих вылетов из Ташкента от торжественных проводов с участием руководителей двух силовых ведомств (Службы национальной безопасности (СНБ) и МВД), как во времена Ислама Каримова, сообщает издание СA-News.

Нынешний президент отказался от таких услуг, сказав, что руководителям этих структур «лучше сидеть в своих ведомствах и заниматься своими непосредственными обязанностями». Такой ответ президента стал для главы узбекских спецслужб Рустама Иноятова полной неожиданностью. Об этом пишет политолог Усман Хакназаров (по мнению некоторых узбекских медиа-экспертов, под именем Усман Хакназаров пишет группа людей, состоящая из числа тайных сотрудников Службы Национальной безопасности Узбекистана, — прим. редакции) в своей статье, опубликованной на сайте Народного движения Узбекистана, под названием «О нарастающих противоречиях между Мирзияевым и СНБ».

Автор также пишет, что как только Сенат страны назначил Мирзиеева исполняющим обязанности президента Узбекистана, он сразу же отказался от услуг Службы Безопасности Президента (СБП), большая часть персонала которой являются солдатами вооруженного подразделения «Qalqon» («Щит»), подчиняющейся СНБ республики. Буквально через месяц после этого, точнее в середине октября прошлого года, Мирзиеев уволил 200 человек из СБП. Казармы СБП, находящиеся возле Ташкентского кукольного театра и на территории аппарата президента, заметно опустели, — говорится в статье.

По словам автора статьи, второй неожиданностью стала встреча нынешнего президента с руководством СНБ, где глава государства заявил, что персонал Службы необходимо перевести с системы служебных удостоверений на систему служебных жетонов. «Эти жетоны должны будут показываться сотрудниками СНБ только в исключительных ситуациях и только представителям органов прокуратуры», — заявил Шавкат Мирзиеев. На этой встрече президент сильно возмущался тем, что некоторые недобросовестные сотрудники СНБ стали злоупотреблять предоставленными их службе привилегиями и способствовали падению авторитета этой структуры, появлению в людях ненависти к ее персоналу.

«Извините меня, но в последние годы эсенбешники стали показывать свои удостоверения даже женщинам, торгующим семечками и сигаретами у въездов в кварталы и махали. Я еще не говорю о наездах на малый и средний бизнес, о запугиваниях предпринимателей, из-за чего предприниматели стали называть СНБ Службой Наезда на Богачей», — сказал президент Мирзиеев.

А в середине декабря прошлого года Мирзиеев своим Указом уволил с работы 150 человек из Ташкентского городского управления СНБ. Именно это событие стало для руководства и персонала СНБ последним сигналом того, что новый президент решился на кардинальные реформы этой структуры.

Тиран ушёл, идёт оттепель?

Смерть Ислама Каримова послужила основанием для фундаментального изменения политического климата в Центральной Азии. Причём эти изменения касаются не только самого Узбекистана, но также и его соседей, с выходом в дальнее зарубежье. Последствия устранения Каримова с политической сцены касаются Афганистана, Пакистана, Ирана и КНР. Не говоря уже о партнёрах Узбекистана по СНГ.

Каримов являлся тиранической фигурой, стержнем автократического правления. Он строил свою внутриполитическую деятельность на исламофобии, на ожесточённой борьбе с расхожим трендом «радикального политического Ислама».

При этом, разумеется, пружина, которую он сжимал, накапливала ответный потенциал и вводила исламский фактор в центральную проблематику антикаримовской оппозиции. Фактически даже либеральные прозападные круги узбекской оппозиции находились в той или иной степени под влиянием политического Ислама, в первую очередь, в результате каримовской деятельности.

После смерти Каримова образовались два главных фактора, направленных друг против друга. С одной стороны, силовые структуры, связанные с именем Иноятова, ориентированные на продолжение репрессивного авторитарного курса, направленного на подавление Ислама. Однако понятно, что такого рода ориентация не может не быть иллюзорной. Смерть Каримова пробудила слишком сильные ожидания снизу относительно перспективы послаблений, и обмануть эти ожидания было бы весьма чревато для власти. Другая же линия легко может выстроить свою игру именно на осуществлении этих низовых чаяний, получив сразу крайне широкую социальную базу и силовую поддержку радикальных элементов. Послабления такого рода, в конечном счёте, способны трансформировать весь региональный политический климат, который, как мы упомянули выше, касается и большинства соседей Узбекистана из дальнего зарубежья. Этот второй тренд «на оттепель» связан с именем президента Узбекистана Мирзиёева.

Фактически сегодня этот процесс уже начался. Он проявляется, прежде всего, в фактической отмене преследований и репрессий против наиболее одиозных в каримовское время орг.структур, таких как Хизб-ут-Тахрир, Джамаат-уль-Ислами, Таблиг и им подобные организации. Начался процесс пока осторожного возвращения заграничных представителей оппозиции. В какой-то степени здесь уместно говорить о начавшейся оттепели, проводя параллель с антисталинской хрущёвской оттепелью 50-60-х гг.

Чем теснее ряды, тем злее враги

Что касается дальнего зарубежья, возможный курс Мирзиёева на сближение с радикалами может привести к удалению с афганской и пакистанской политических сцен узбекского элемента, который может вернуться на родину. Такой расклад фактически неизбежно приведёт к резкому усилению талибанского движения, укреплению пуштунского элемента в сопротивлении официальным властям в Кабуле. Несомненно, в этом процессе будет заинтересован и Китай. Поскольку деузбекизация афганского вооружённого сопротивления натовскому вторжению приведёт к ослаблению уйгурского подполья на территории КНР. На практике это будет весьма серьёзным шагом к обеспечению безопасности Нового шёлкового пути. По крайней мере, на центральноазиатском участке. Одновременно концентрация узбекских радикальных элементов в Центральной Азии вынудит Москву растягивать свои силы на чрезмерно широком участке фронта, что произойдёт в самый неподходящий, с точки зрения российских возможностей, период времени.

Узбекистан получает шанс благодаря оттепели вырваться в совершенно новое политическое пространство, внутри которого он становится бесспорным лидером. Скорее всего, на центральноазиатскую оттепель со стороны Москвы, а возможно, и НАТО последует активизация традиционной враждебности по линии Бишкека и Душанбе. Таким образом, центральноазиатская оттепель Мирзиёева может привести к масштабной вспышке силовых конфронтаций между тремя республиками (Казахстан и Туркменистан займут в складывающейся ситуации особое место).

И тут Иран

Сюда следует добавить и позицию Ирана. Для Ирана в высокой степени выгодно удаление узбекского элемента из АФПАКа, поскольку Тегеран давно нацелен на ползучую оккупацию западных афганских регионов. Узбеки ему в этом только мешали.

Поэтому следует ждать со стороны Тегерана прямой поддержки курса на оттепель. Она неизбежно состоится, поскольку кроме России и Запада всё ближайшее окружение Ташкента заинтересовано в успехе декаримизации этой демографически самой крупной республики Центральной Азии.

Редакция

13.01.2017

Понравился материал - поддержите нас