Авиаудары: ИГИЛ набирает очки?

Категория: 
ИГИЛ продолжает активно наступать

Исламское государство (ИГИЛ) в своей нынешней ипостаси возникло в апреле прошлого года. С тех самых пор перед этой организацией стоит дилемма — как добиться популярности у местных жителей, продолжая безжалостную политику геноцида, в том числе в отношении собратьев-суннитов. Решение возглавляемой Америкой коалиции наносить удары по ИГИЛ, игнорируя режим Асада, разрешает эту дилемму. Авиаудары ослабят группировку и приведут к потерям в ее рядах, однако в то же время они вполне могут увеличить ее легитимность.

Авиаудары по ИГИЛ были неизбежны, так как местные силы явно не могут остановить продвижение боевиков к Багдаду, Эрбилю и северной Сирии. Однако то, как повела себя возглавляемая США коалиция, к которой теперь присоединилась и Британия, угрожает склонить весы в пользу джихадистов. 

Хуже всего, что коалиция игнорирует режим Башара Асада, ставший причиной гибели почти 200 тысяч сирийцев. В результате может показаться, что она его фактически спасает. Сколько бы Вашингтон ни уверял, что это не так, подобное мнение может укорениться в регионе, если сирийский режим начнет заполнять возникающий благодаря ударам по ИГИЛ вакуум — тем более на фоне отсутствия фактов, позволяющих считать, что силы оппозиции также задействованы в кампании протии ИГИЛ. 

Чтобы укрепить это впечатление, режим может целенаправленно усилить натиск в некоторых областях, возвращая под свой контроль уступленные джихадистам территории. Недаром сирийские официальные лица поторопились заявить, что режим заранее проинформировали об авиаударах. Многие группы сирийских повстанцев, в том числе напрямую финансируемые американцами и странами Персидского залива, с сомнением отзывались об операциях коалиции или откровенно высказались против них. В частности такие заявления сделали «Движение «Хаззм», 13-я дивизия и бригада «Сукур аш-Шам». Это особенно важно, так как речь идет о группах, которые действуют на неподконтрольных ИГИЛ, но близких к передовой территориях. Это означает, что им проще, чем другим, было бы принять участие в потенциальном наземном наступлении на ИГИЛ под прикрытием ударов с воздуха. Некоторые из них, выступая с таких позиций, очевидно, руководствовались в первую очередь практическими соображениями, так как в случае, если попытки заставить ИГИЛ отступить потерпят неудачу, именно они непосредственно столкнутся с ее последствиями. Однако их также явно тревожит, что международная кампания может помочь режиму Асада.

В регионе операция также была встречена скепсисом — как со стороны различных организаций, так и на уровне общественного мнения. «Братья-мусульмане» — в том числе, такие влиятельные фигуры, как живущий в Дохе Юсуф аль-Кардави (Yusuf al-Qaradawi) — осудили удары по сирийской территории. Арабские страны, участвующие в международной военной кампании — в частности, Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты и Иорданию — многие критикуют за то, что они не смогли добиться, чтобы она проходила в формате, подрывающем позиции не только ИГИЛ, но и Асада. При этом Иран выступает против ударов по ИГИЛ на сирийской территории, а Турция подчеркивает, что операция не будет иметь успеха без мер, направленных против режима Асада — в том числе таких, как бесполетная зона. 

Это означает, что ИГИЛ может извлечь выгоду из международной кампании против себя, если текущая стратегия не изменится. На основании бесед с людьми с востока Сирии, в том числе с теми, кто сочувствует ИГИЛ или состоит в его рядах, можно заключить, что кампания уже сделала джихадистам один хороший подарок: ряд членов организации, которые оставались на ее периферии, приблизились к ее ядру, а ряд ее противников-исламистов оказались нейтрализованы. В ИГИЛ много новичков, остающихся идеологически нестойкими. Однако после того, как группировка столкнулась лицом к лицу с численно превосходящими силами альянса во главе с Вашингтоном, те ее члены, которые могли бы в противном случае отойти от ее позиций, начали превращаться в ее убежденных сторонников.

ИГИЛ может позволить себе потерять маршруты снабжения, инфраструктуру и часть своих членов — среди которых многие окажутся новичками, если взамен они получат общественное признание. Они уже начали приноровляться к условиям кампании: снизили до минимума число блок-постов (теперь они в основном стали мобильными) и перебазировали оружейные склады в безопасные места на территории Ирака и Сирии. 

Источники в Сирии утверждают, что большинство пострадавших при авианалетах баз и объектов были пусты. Безусловно, удары угрожают путям, ведущим от заводов и нефтяных месторождений, и это должно помочь лишить ИГИЛ части доходов. Однако без этих легких денег организация вполне может прожить. Также важно отметить, что джихадисты создали сложную систему «спящих» ячеек, которая не обнаружила себя, даже когда группировка чувствовала себя в безопасности на своей территории.

Чтобы обеспечить борьбе против ИГИЛ популярность, мало привлечь к ней суннитские страны — необходимо обратить внимание на истинные факторы, заставившие десятки тысяч сирийцев подняться против режима. 

Независимо от того, кто участвует в кампании, создается впечатление о том, что союзники последние три года игнорировали действия сирийского режима, однако смогли быстро организовать мощную международную коалицию для борьбы с группировкой, с которой сирийские повстанцы сражаются с прошлого лета. Если стратегия коалиции не станет шире и не начнет соответствовать чаяниям местного населения, борьба против ИГИЛ будет обречена. 

Хасан Хасан — сотрудник Дельмского института, аналитического центра в Абу-Даби.

Источник: "The Guardian"

Понравился материал - поддержите нас