Армения опасный союзник для России?

Категория: 

Эмоции в политике, как известно, плохой советчик. А пытаться политизировать уголовщину – последнее дело. Одно плохо: на практике следовать этим логичным советам, держать эмоции "в кулаке" и не делать быстрых и радикальных выводов получается не всегда. Особенно, если речь идет о такой шокирующей жестокости, как убийство семьи Аветисян в Гюмри. Которое совершил, согласно версии следствия, дезертировавший со 102-й российской базы в том же Гюмри рядовой Валерий Пермяков.
 
Это преступление с самого начала оказалось политизированным донельзя: уже в первые часы после того, как стало известно о кровавой бойне на улице Мясникяна в Гюмри, происшедшее уже обсуждали министры обороны, через несколько дней – президенты… А в Гюмри и Ереване вовсю проходят митинги, участники которых в лучшем случае требуют суда над Пермяковым в Армении, в худшем – вывода из Гюмри той самой 102-й российской базы. Москва отвечает, что преступление будет расследовано, а виновные понесут наказание…
 
Возможно, пока еще слишком рано говорить даже о завершении расследования, а тем более о его политических результатах. Однако уже по горячим следам можно сделать вывод: то, что происходит сегодня вокруг трагедии в Гюмри, в очередной раз продемонстрировало, каким опасным союзником для России является Армения. И дело не только в эмоциональной реакции на трагедию и даже не в требованиях вывести из Армении злополучную базу. Просто именно "податливость" Армении как союзника и создала в "гюмрийском деле" по сути безвыходную ситуацию.
 
Напомним: российские официальные лица заверяют армянских собеседников, что преступление будет расследовано, а виновные понесут наказание, но не дают конкретных ответов на вопрос, будет ли Валерий Пермяков передан властям Армении. Впрочем, юристы давно на этот вопрос ответили: согласно Конституции РФ, гражданин России ни при какой ситуации не может быть выдан иностранному государству. А армянская общественность вряд ли согласится на меньшее, чем передача Пермякова правоохранительным органам Армении. Российский военный трибунал на российской военной базе – это не "суд на территории Армении".
 
Только вот в чем дело. Армения – не единственная страна, на территории которой есть иностранные военные базы. И где солдаты с этих военных баз совершают преступления. Эксперты уже вспомнили и гражданина Кыргызстана, застреленного американским караульным у ворот базы "Манас" в аэропорту Бишкека, и инцидент на японской Окинаве, где солдат с американской же военной базы обвинили в изнасиловании. Дело не только в том, что стрельба у въезда на базу – это из разряда тех случаев, когда, как пел Высоцкий, "по уставу – правильно стрелял". Просто и в Бишкеке, и на Окинаве, где сам факт преступления куда как бесспорнее, обвиняемые уже на момент начала следствия оказывались на "родной" базе, откуда их никто и не собирался выдавать для суда и более чем вероятной "отсидки".
 
Иное дело, если солдат армии США "загремел" в местную полицию. Тут остается уповать только на тонкости текста соглашения о базах, деятельность дипломатов и "добрую волю принимающей стороны". А в Армении все было иначе. Пермяков, напомним, с базы дезертировал. И арестовали его в селе Баяндур, близ армяно-турецкой границы. Но сделали это не армянские полицейские, а российские пограничники.
 
Об этом не принято лишний раз говорить вслух, но границы Армении с Ираном и Турцией контролируют, как известно, не армянские, а российские "зеленые фуражки". Они же, как известно, осуществляют и "режим пограничной зоны" в прилегающих селах. Так или иначе, Пермякова "повязали" именно пограничники, а не полицейские. И передали его не армянским, а российским "инстанциям", то есть командованию все той же военной базы. И вот можно спорить до хрипоты, на какой стадии надо было бы вспомнить о российской конституции, которая запрещает выдавать граждан РФ иностранному государству, но то, что границы Армении охраняют не армянские, а российские пограничники, попросту "замкнуло" ситуацию вокруг Пермякова. Из которой теперь безболезненного выхода попросту не существует. А страсти слишком накалены.
 
Плюс ко всему убийство в Гюмри произошло как раз в те дни, когда Армения де-факто становится членом "Евразийского союза". Решение это с самого начала в Ереване, Гюмри, Ванадзоре поддерживали далеко не все. Тем более что официальный Ереван до сентября 2013 года готовился подписывать соглашение об ассоциации с Евросоюзом и вел соответствующий "пиар". Еще больше ситуацию накалил тот факт, что вступать в ЕАЭС Армении пришлось, как известно, без Карабаха. Но самое неприятное для Еревана, что членом евразийского блока Армения становится в те дни, когда в результате западных санкций и падения цен на нефть экономика России сталкивается с серьезными проблемами. Рассчитывать в этих условиях на "золотой дождь" Армении не приходится. И самое главное, Армения сегодня находится в столь сильной зависимости от России, что даже теоретически вряд ли сможет настаивать на своем, проявлять неповиновение и выставлять собственные требования. Проще говоря, митинги и акции протеста, связанные с "делом Пермякова", ощутимых результатов не возымеют. Хотя и раскачают ситуацию.
 
И на этом фоне, предупреждают эксперты, свою роль могут сыграть армянские традиции политического террора. Те самые, которые существуют здесь с конца XIX века. Причем, в отличие от большинства стран мира, культ террора продолжается здесь и поныне, а на фоне приближения 24 апреля 2015 года эту истерию взвинтили донельзя.

И тут уже нельзя исключать, что завтра в Армении могут появиться этакие "бригады мстителей за семью Аветисян". Которые заодно постараются "припомнить" Москве и договоры с Турцией, и планы по строительству "Турецкого потока", и многое другое. Такие вот особенности оказались у российского верного союзника. В связи с которым слишком часто приходится вспоминать известное изречение: "Господи, спаси меня от друзей, с врагами я сам справлюсь".

Источник: ЖЖ

Понравился материал - поддержите нас