Язык логики: Форма, Полнота и Выбор

Категория: 
диалектика языка

Рассмотрим вопрос полноты и выбора в описании всей онтологии человека на языке логики. Этот вопрос можно разложить на три момента:

(I). Разделение на содержание и форму для порождения оформленного содержания есть описание первичного априори содержания в терминах априори формы. Схема: наблюдатель – форма – содержание. Деконструкция у Канта, реконструкция у Гегеля, выбор у нас.

(II). Полнота описания на языке логики имеет три момента: Полнота, Открытость, Выбор. Исчерпывает ли оформленное содержание, полученное по выбранной априори форме, данное первичное содержание. Объективность и субъективность. Существование выбора на языке логики.

(III). Примеры оформленного содержания: Гегель «Наука логики», Кант «Критика чистого разума», Маркс «Капитал»: насколько полны эти формы описания и насколько они диктуются онтологией, «от-онтологии».

(I). Разделение на содержание и форму для порождения оформленного содержания как описание первичного априори содержания в терминах априори формы. Здесь содержание и форма даны априори, и наблюдатель их «женит» в оформленное содержание: прямое простое спонтанное или косвенное сложное абстрактное. Повторим мысль Канта из его «Критики чистого разума». Между наблюдающим субъектом и наблюдаемым им содержанием неизбежно стоит форма восприятия. Здесь мы уже имеем априори разделение наблюдатель – форма – содержание. Содержание есть «вещь в себе» и вполне возможно как-то и существует вне субъекта, но субъекту не имеет смысла говорить напрямую о содержании «вещи в себе». Форма – есть естественная функция восприятия субъекта, которую назвали «чистый разум». Сам субъект есть другая и тоже «вещь в себе». Все чтобы ни воспринимал субъект, и внешнее к нему содержание «вещь в себе», и внутреннее его самого содержание «вещь в себе» – все будет возникать в форме более или менее четких наблюдаемых единиц «пятен», которые уже содержат «зашитый в них» отпечаток чистой формы «чистого разума», и именно поэтому идентифицируются как пятна, которые можно назвать именами-единицами. Далее первичное оформленное содержание можно усложнять виртуально и абстрактно вплоть до идеи, разной сложности и простоты. 

(*) Примеры целостных единиц восприятия: траектория движения, красивая картина или музыка и т.д.

Чистый разум как чистая форма. Кант указал, но не доказал, что существует момент чистой формы не-от-содержания, содержащийся в любом наблюдаемом де-факто феномене или гипотетически нафантазированном содержании. Этот момент есть зеркало чистого разума, и о нем можно теоретически догадаться и даже понять в деталях посредством вариации оформленного наблюдаемого содержания, которое отражается в одном и том же зеркале. (Вырожденный случай шизофрении опускаем). Кант постулировал категории и операторы чистого разума, с пометкой «я долго думал, и выделил эти категории и операторы, и если кто-либо другой выведет другие, то их все равно можно будет свести к мною упомянутым». Вот такое доказательство полноты системы Канта: четыре (4) категории наблюдаемых в онтологии «качеств» с тремя (3) подкатегориями, или на языке «действий» утверждений чистого разума: четыре (4) сложных оператора с тремя (3) простыми операторами в каждом сложном. 

Читатель диалектик спросит: почему категории четыре, а не три? Первые три категории отвечают за описание наблюдаемой онтологии и есть суть вертикаль метафизики Субъект – Действие – Объект, которым соответствуют операторы Единство – Отрицание – Утверждение, или еще проще в представлении любого конкретного феномена Целое – Общее – Частное. И подкатегорий или простых операторов всегда три, как и у Гегеля (!). А четвертая категория есть суть принципиальная открытость системы «человек» с разными названиями: фактор неопределенности, существование в смысле, а не во времени, «судный день», сфира «кетер» – эту категорию гениальный, внимательный и верующий профессор назвал «мораль» или «категорический императив». «Мораль» отражает предполагаемое априори тотальное единство, которое сопряжено с онтологией переживаний, мыслей и материи из прошлого, настоящего «сейчас» и будущего всех людей – это единство невозможно выразить сейчас, и оно выносится «на потом» в «судный день», когда все будет едино. 

В остатке, спасибо профессору за его догадку о деконструкции акта существования на субъект – форма – содержание с прицелом на некоторое тотальное единство всего и вся.

«Наука логики» Гегеля есть ответ «реконструкции» на вопрос «деконструкции» «Критики чистого разума» Канта. Даже если сравнить оглавления, то обе работы очень похожи. Если «Кант» догадался разбить всю наблюдаемую человеком онтологию на четыре разные независимые друг от друга и не сводимую друг к другу категории, то Гегель показал аппарат языка тройной диалектической логики отрицание-отрицания Единство – Отрицание – Утверждение, и посредством этого аппарата связал эти категории назад вместе с сохранением их различий.

 Диалектическая логикаЕдинство (U) – Отрицание (–) – Утверждение (+) – имеем три разных, независимых и не сводимых друг к другу оператора, которые связаны одной диалектической связью таким образом, что оппозиция из любых двух разрешается в третий. Имеем комбинации: 

·        (U) – (–)  (+): вывод частного из целого по общим связям (функциональность частей в целом)

·        (–) – (+)  (U): вывод целого из частного по общим попарным связям (алгоритм из частей по связям)

·        (+) – (U (–): вывод связей из частей в данном целом (вариационный метод и сослагательное наклонение)

Результат. Если даны априори три категории Канта (убираем мораль – категорический императив) и априори диалектическая логика Гегеля, то можно диалектически связать эти три категории друг с другом, когда оппозиция двух любых категорий диалектически разрешается в третью.

В остатке, спасибо профессору Гегелю за созданный им мостик диалектической логики для путешествия по разрозненным категориям Канта, что позволяет реконструировать единство наблюдающего субъекта по идее-алгоритму: абстрактная целостная структура из объединенных вместе частей по связям по алгоритму.

Гегель дал нам метод диалектической логики, который «больше» самих предположений и фантазий Гегеля. Приложив этот же метод отрицания – отрицания к все-объединяющей гегелевской идее-алгоритму, можно выйти за ее пределы, и тогда мы оказываемся на поле выбора. Возможно несколько, а именно шесть (6) «правильных» полных непротиворечивых целостных идей-алгоритмов на базисе любой онтологии: частной репрезентативной выборки или вообще всего человека и всех людей со всем прошлым и будущим. И возникает зазор выбора для субъекта: какую из этих идей-алгоритмов утверждать своей жизнью и смертью. Этот теоретический результат о методе диалектики подробно описан в работе «Диалектика Единобожия. Метод. Часть III. Применение Логики в Политэкономии» и выходит за рамки данной статьи. Приведем его кратко в контексте данной статьи.

Мы имеем следующий набор возможных диалектических ориентаций чистого разума в форме отрицание-отрицания на базисе любой онтологии, и поэтому конкретность выборки онтологии можно убрать. Это набор из шести (6) возможных полных непротиворечивых целостных идей-алгоритмов – шесть Уравнений Трансцендентного Единства Субъекта (УТЕС): 

1)      «Традиционализм:» Полнота × Непротиворечивость → Единство (цель/обмен Метафизика/Мораль)

2)      «Родовой строй»Непротиворечивость × Полнота → Единство (цель/обмен Метафизика/Мораль)

3)      «Олигархия»Непротиворечивость × Единство → Полнота (цель/обмен Философия/Стоимость)

4)      «Либерализм»: Единство × Непротиворечивость → Полнота (цель/обмен Философия/Стоимость)

5)      «Коммунизм»Единство × Полнота → Непротиворечивость (цель/обмен Теология/Информация)

6)      «Единобожие»Полнота × Единство → Непротиворечивость (цель Теология/Информация)

«Название»: <Ресурс> × <Действие> → <Цель(Результат)> – это форма вышеприведенной записи, где Цель и Ресурс даны априори, а форма Действия подчинена и диктуется первыми двумя: как на априори данном ресурсе достичь априори поставленной цели. Важно заметить, что именно <Действие> является моментом, который подчинен и ограничен априори заданными <Ресурсом> и <Целью>(«политика есть искусство возможного»). Заметим, что условные названия идей-алгоритмов мы взяли из политэкономии чисто из-за удобства их известности читателю, когда сами идеи-алгоритмы есть чисто теоретический общий результат о методе отрицание-отрицания и были получены без привязки к политэкономии или к какому-то другому конкретному содержанию.

Такой полный набор возможных диалектических идей-алгоритмов есть применение троичной диалектической логики Гегеля отрицание-отрицания. Суть этой записи есть требование трансцендентного единства субъекта вообще на всей возможной онтологии (U) внутреннего времени, (–) мыслей и фантазий сослагательного наклонения, (+) мира материи. У чистого разума напрямую нет такого абстрактного символа или объекта, чтобы выразить такое единство разом. Поэтому это требование единства   распадается на три проекции, на которых это единство должно проецироваться и отражаться:

·        (+) Единство на горизонтали онтологии (отвечает за «объективный» мира материи)

·        (U) Единство по вертикали метафизики (отвечает за переживания внутреннего времени)

·        (–) Единство по операторам логики (отвечает за мысли и фантазии сослагательного наклонения) есть само диалектическое уравнение отрицания-отрицания (U) – (–) – (+), когда два утверждения указывают и разрешаются в третье.

В остатке, мы применили гегелевский метод отрицания-отрицания к любой выборке онтологии и получили шесть гегелевских идей-алгоритмов – шесть вариантов Уравнения Трансцендентного Единства Субъекта – шесть гипотетических вариантов проявления единства субъекта на одной и той же фиксированной онтологии, а не только одну единственную идею, как неявно подразумевал гениальный профессор. Такой подход можно назвать тремя словами – материалистическая диалектика метафизики:

·        Материалистическая – материальный базис есть часть и указывает на описываемое содержание.

·        Диалектика – используется диалектическая полная троичная логика отрицание-отрицания.

·        Метафизики – в описываемое содержание явно включена субъективная онтология внутренних переживаний времени, что делает содержание принципиально открытым и недетерминированным.

Начали с деконструкции у Канта, прошли через реконструкцию элементарного решения в виде единственной идеи-алгоритма у Гегеля, и пришли к множеству из шести (6) возможных элементарных целостных решений – сослагательному наклонению гипотетически возможного, на котором возможен выбор. Вооружившись этим теоретическим аппаратом, теперь стоит задача: выразить всю наблюдаемую онтологию в терминах этих элементарных решений: Обмен – Третий агент/граничные условия – Выбор

(II). Полнота описания на языке логики имеет три момента: Полнота, Открытость, Выбор

Полнота описания: исчерпывает ли полученное по выбранной априори форме «язык логики» оформленное содержание данное первичное содержание, описываемое посредством этой формы? На языке математики этот вопрос называется «аксиома полноты», которая в сложных системах постулирует априори мостик «бесконечности» между целым и его частью, когда бесконечность выскакивает как попытка описать в терминах единиц целых чисел некоторое целостное содержание, которое больше (мощнее) счетного множества. Например, если 1/N при N → ∞ равно 0, то этот 0 есть тот же «ноль», что и в начале ряда натуральных чисел (o,1,2,3…)? Вводится аксиома полноты, которая априори постулирует что «да», это тот же самый ноль – по сути мы априори замыкаем наше разнообразие, и делаем его более простым, полным, плотным, замкнутым.

С точки зрения операторов диалектическая логика является полной в том смысле, что операторы Единство (U) – Отрицание (–) – Утверждение (+) связаны одной диалектической связью таким образом, что оппозиция из любых двух разрешается в третий, и невозможно выскочить из тройки операторов в какой-то другой четвертый оператор. Таким образом априори постулируется, что уравнение в терминах операторов имеет решение, и это решение единственно (задали два – получаем однозначно третий). Это означает, что каким-бы ни было описываемое формой логики содержание, в оформленном содержании всегда будут присутствовать только три элементарных оператора, а все другие присутствующие утверждения будут контракцией из этих трех элементарных операторов. Другими словами, мы постулируем полноту формы «отрицание-отрицания» из трех элементарных операторов логики.

С точки зрения первичного описываемого содержания, полученное оформленное по форме логики содержание полно или нет? Ответ: нет, оформленное содержание может быть неполным. В одном сценарии, диалектическая логика может давать отношение как разрешение оппозиции двух объектов одного качества в третий объект того же качества – это сценарий третьего агента. Конечно, здесь третий объект только носитель и отражает некоторую целостную систему Частое (объекты в оппозиции 1 – 2 – 3) – Общее – Целое. Это целое получается по другому сценарию, где диалектическая логика дает диалектическое развитие по разным качествам Частое – Общее – Целое, или в общем случае, по вертикали метафизики Субъект – Действие – Объект. Мы имеем, что даже если мы очертили рассматриваемое содержание как два объекта в оппозиции, то диалектическая логика может выйти из него и указать на третьего агента, тем самым указав на неполноту первичной системы из двух объектов. 

Теперь допустим, что мы даже нашли такую выборку объектов, что любая оппозиция отношений между объектами разрешается через отрицание-отрицания в объект из этой же выборки. Другими словами, система отношений между объектами на множестве этих объектов полна, и у нас нет диалектической нужды выходить за ее пределы, как-бы ни переставлялись объекты данной выборки. Можно было бы на этом остановиться и сказать, что это и есть предел диалектического развития – единственная идея-алгоритм, которая включает непротиворечиво абсолютно все объекты. Такое неявное априори предположение есть суть постулирование полноты рассматриваемого содержания и утверждение о существовании и единственности решения. Возможно такое неявное предположение имел и сам профессор. Мы отвергаем такое предположение и здесь не останавливаемся. Во-первых, потому что в материалистическою диалектику метафизики изначально включены субъективные переживания внутреннего времени человека, приходящие и из ниоткуда и исчезающие в никуда, время постоянно течет из ниоткуда, и мы не телепаты золотого века. Во-вторых, будущее еще не наступило, а все наши идеи-алгоритмы построены на основе выборки де-факто онтологии только из прошлого и сослагательного наклонения.

Открытость. Объективность и субъективность описания на языке логики есть отражение момента открытости описываемого содержания. Если мы включили в это содержание мир материи, переживания внутреннего времени и фантазии сослагательного наклонения, то это уже открытое содержание: внутренние желания и шальные мысли появляются из ниоткуда у исчезают в никуда на зеркале чистого разума. Противоположно, априори предположение о закрытости такого содержания будет непростительной ошибкой. Лучше предполагать содержание больше (открытым), чем оно есть, и если уж оно действительно закрыто, то это должно быть результатом описания в конце, а не априори предположением вначале. Если вопрос полноты есть момент адекватности формы для описания содержания, то вопрос открытости есть момент возможности нового: возникает ли что-либо новое из «ниоткуда» в описываемом содержании? В частности, момент неадекватности и неполноты формы может порождать фиктивную открытость из «ниоткуда». Полнота операторов диалектической логики, связанных друг с другом через связь отрицание-отрицания, может исчерпывающе удовлетворить условию открытости содержания «из ниоткуда», потому что два из шести сценариев («Коммунизм» и «Единобожие») имеют целеполагание Отрицание вообще, что есть суть отрицание всего, что уже оформлялось и есть, как указатель на абсолютно новое. Когда форма – полна и содержание – открыто, то выскакивает мостик бесконечности, и оформленное реализованное де-факто содержание предстает бесконечным счетным континуумом из набора единиц-феноменов, а все сослагательное наклонение – еще больший набор единиц гипотетических феноменов для выбора, и тогда тот или иной феномен реализуется во времени не отдельно сам по себе, а как научный факт из множества сослагательного наклонения.

(*) Похоже на сценарий квадратуры круга у греков, где выскакивает счетная бесконечность на роль мостика между единицей и континуумом.

ВыборПолнота формы описания и открытость содержания порождают ситуацию множества оформленных решений и, как следствие, выбора в оформленном описании. Материалистическая диалектика метафизики объективна только наполовину: субъективное метафизическое содержание пристегнуто к объективному базису материи, когда внутреннее время постоянно натекает в человеке на материальный базис. Момент объективности материального базиса при открытом содержании продает ситуацию некоторой предсказуемой детерминированности только по материальному базису, который есть только половина от всего содержания. Мы имеем шесть (6) различных идей-алгоритмов (элементарных решений) способных теоретически приземлиться на один и тоже базис материи (граничные и начальные условия задачи) – это есть выбор из шести виртуальных надстроек на заданном конкретном материальном базисе. Теперь задача стоит следующим образом: как полно, плотно и непротиворечиво «покрыт» всю онтологическую реальность человека посредством этих шести элементарных алгоритмов, удовлетворяя трем моментам:

·        Полно – всю онтологию переживаний времени, мыслей и материи без непокрытых зазоров 

·        Непротиворечиво – алгоритмы-надстройки не противоречат друг другу и взаимодействуют друг с другом на общем материальном базисе

·        Единство диктуется априори трансцендентным единством наблюдающего субъекта (отсутствие шизофрении)

Такое возможно. Один и тот же человек может быть целостным, когда разные идеи-алгоритмы описывают его целостность на разных базисах, в которых он участвует: с самим собой во сне и наяву, в семье, на работе, на стадионе, в соц. сетях на выборах и т.д. Один и тот же человек и его зеркало чистого разума и разные алгоритмы на разных базисах требуют описания ситуации пересечения разных алгоритмов на пересекающихся базисах. Можно указать три сценария такого пересечения:

·        Обмен Власть и Труд (утверждение)

·        Третий агент – граничные условия (отрицание)

·        Безразличие – новое (единство)

Категорической императив явился побочным продуктом «Критики чистого разума» Канта и упоминается только дважды мельком в его работе, и означает следующее. Во-первых, выбор всеобъединяющей идеи-алгоритма существует, что означает наличие нескольких равноправных идей, из которых можно выбрать, как мы показали – шесть. Во-вторых, выбор подчинен некоторому закону «морали», а не каприз и «игра в кости» чистого разума по безразличию – это выход на метафизику и, далее, теологию. 

В названии «материалистическая диалектика метафизики» за момент «открытость», «субъективность» и порождение пространства для осуществления выбора отвечает «метафизика», за «объективность» и научную полу-детерминированность – привязка к базису мира материи, за «полноту» и определение сценариев выбора– «диалектика» как форма логической связи операторов «отрицание-отрицания» для описания открытого содержания. Сам выбор есть уже теология и свобода воли, и не определяется онтологией. Хотя есть миропонимание, которое постулирует зависимость выбора от онтологии, но тогда это уже конкретный выбор в пользу упрощения оформленного содержания, и частный случай нашего теоретического расширенного описания из шести сценариев.

 

(III). Примеры оформленного содержания: Гегель «Наука логики», Кант «Критика чистого разума», Маркс «Капитал»: насколько полны эти формы описания и насколько они диктуются онтологией.

Гегель и Кант писали в начале XIX века до формализации теории операторов в математике, и сами ввели понятие разделения содержания и формы, и понятие операторов как чистой формы логических утверждений без привязки к содержанию онтологии, описываемому этой формой. Это был их гений.

Гегель подразумевал единственную полную, непротиворечивую, единую идею-алгоритм, и многие после него так и не вышли за пределы этого предположения. Если единственная идея-алгоритм описывает всю данную онтологию полно и непротиворечиво, то мы имеем некоторый детерминизм в том смысле, что идея-алгоритм «равна» онтологии, и как следствие, такая идея-алгоритм может быть выведена из де-факто онтологии. Такое понимание Гегеля можно считать как глубоко «онтологистичное» или «от-онтологии». Эта идея-алгоритм может быть сложной и допускать разнообразие из внутренних вариаций и перестановку частей по правилам этого алгоритма. С другой стороны, сам метод диалектики отрицание-отрицания содержит отрицание любого оформленного содержания в общем, и мы уже разделили полноту формы и открытость содержания. Поэтому, наш метод расширяет такое узкое понимание Гегеля от единственной идеи-алгоритма до шести элементарных «гегелевских» идей-алгоритмов, когда каждый алгоритм может быть использован для трактовки одной и той же данной де-факто онтологии как научный факт на сослагательном наклонении. Имеем ситуацию выбора надстройки на базисе онтологии, что превращает задачу оформленного описания онтологии как задачу «плотно покрыть и исчерпать» разнообразие онтологии посредством одновременного задействования всех шести элементарных алгоритмов, где два имеют качества отрицания, два – утверждения, два – единства, и все с присутствуем момента выбора.

Кант допускал больше чем онтология и ввел понятие категорический императив – закон «морали», не выводимый из онтологии де-факто. Выйдя из Гегеля через выбор на множестве из шести диалектических гегелевских идей-алгоритмов, мы пришли назад к Канту, и «примерили» обоих. Это есть суть материалистической диалектики метафизики в терминах Уравнения Трансцендентного Единства Субъекта (УТЕС).

Маркс осознанно выбрал быть «онтологистичным». Во втором томе «Капитала» он ставит задачу вывести закон ценообразования, когда ценник продукта для обмена на прилавке содержит одновременно и нераздельно трудовую и потребительскую стоимости. Он специально задался целью не вводить в уравнение цены продукта явно как отдельную величину «потребительскую стоимость», которая выражала бы субъективный метафизический момент переживаний внутреннего времени человека при потреблении продукта. С целью сделать свое описание объективным и естественнонаучным, он ввел только одну стоимость, соединяющую потребительскую и трудовую стоимости вместе, что более-менее позволило оперировать только материальным базисом средств производства и природной среды с виртуальной надстройкой, ограниченной только социальными производственными отношениями на этом базисе. Платой за такую объективность стала нечеткость и запутанность политэкономии в ее самом краеугольном камне – стоимости, которая должна выражать в зависимости от ситуации три абсолютно разных обмена по качеству: 

·        (а) трансцендентный обмен внутри отдельного человека «усилие труда на потребление удовольствия»

·        (б) обмен между двумя людьми потребление удовольствия одного на удовольствие другого

·        (в) обмен между двумя людьми усилие труда одного на усилие труда другого

В (а) обмениваются, сравниваются и соединяются по эквиваленту качественно разные переживания «усилие» и «удовольствие», «труд» и «потребление» – все внутри внутреннего времени одного и того же человека на зеркале его чистого разума. В (б) обменивается одно и тоже качество «переживание удовольствия» на действии потребление между двумя разными людьми и их разными внутренними временами. В (в) обменивается одно и тоже качество «переживание усилия» на действии труда между двумя разными людьми и их разными внутренними временами.

В результате, с одной стороны, Маркс не вывел закона ценообразования и постулировал, что цена отдельного продукта для обмена есть интегральная характеристика всего общества. Целое определяет частное. Природа объекта присвоения указывает на природу субъекта, присваивающего этот объект. Эта интегральная характеристика включает субъективное внутреннее время субъекта, открытое, пережитое и отразившееся в процессе действий производства и потребления этого объекта. Поэтому, с одной стороны, гениальная догадка Маркса состоит в том, что он косвенно сфокусировал внимание на то, что цена продукта содержит внутреннее время человека, и как следствие, его учение стоит одной ногой в метафизике с самого начала. С другой стороны, Маркс пытался остаться объективным и сделать научным метафизический по сути дискурс. Объективность с платой незаконченности, даже понятая узко атеистически и детерминировано с узким пониманием единственности гегелевской идеи, – это все дало язык индустриальному XX веку выразить себя очень ярко и результативно в феномене антикапиталистической системы социализма в реальном воплощении, и оформило голос лагеря радикалов на весь XX век.

Понятно, что согласно диалектической логике, любой метафизический объект должен иметь три момента, которые мы уже кратко упомянули как (а,б,в) в предыдущем параграфе. Стоимость должна иметь три момента трудовая, потребительная и что еще? Материалистическая диалектика метафизики дает феномен обмена УТЕС «Либерализм» в роли Труд – УТЕС «Олигархия» в роли Власть по целеполаганию и метрике обмена «Стоимость» - это момент обмена по Марксу и превращения «энергии» внутреннего времени из формы «труд» – в форму «капитал». Далее, оба момента Труд и Власть (управление) есть моменты взаимодействия в процессе производства двух субъектов, и должен быть Третий агент, в который разрешается оппозиция Труд – Власть. Этот третий агент будет отвечать за метафизику утилизации стресса внутреннего времени, отраженного, открытого и отчужденного в целенаправленной волевой активности производства. Прояснение природы обмена еще требует отдельного исследования.Материалистическая диалектика метафизики наполовину объективна через привязку к материальному базису, и наполовину открыта через метафизику внутренних переживаний времени и «суда в сердце», в то время, как выбор из шести идей-алгоритмов на базисе есть мостик между этими двумя половинами. 

Наш метод стоит, включает и расширяет Канта, Гегеля и Маркса, определяет набор элементарных и различных идей-алгоритмов и ставит вопрос выбора «по вере» на этом наборе. Пусть уйдет ложь недопонимания и человек будет честен перед самим собой, сделает четкий выбор «в сердце», за который он готов отвечать своей жизнью и смертью.

Заметим, в тексте Послания можно найти указание и подтверждение нашему результату именно из шести элементарных идей-алгоритмов, не только одну, не семь или другое число. Такое указание ободряет. Послание диктует нам радикальный выбор сценария Отрицания всей онтологии Времени прошлого, настоящего и будущего для финала Судного Дня. В нашей системе материалистической диалектики метафизики этому выбору соответствуют «гегелевские» идеи-алгоритмы «Коммунизм» в роли Труд и «Единобожие» в роли Власть, которые дополняют друг друга по метрике/целеполаганию «Отрицание/Информация», и противостоят союзам по обмену «Олигархия» – «Либерализм» на «Утверждении/Стоимости» и «Традиционализм» – «Родовой строй» на «Единстве/Морали». Об этом в другой раз.

Айдар КАРАБАЛАЕВ

22.12.2018

Понравился материал - поддержите нас