Выборы мэра Москвы

Выборы столичного градоначальника складываются в настоящий момент непредсказуемым образом. Почему? Потому что в логики власти не допустить свободного выбора москвичей.

С одной стороны, власть собирается осуществить выборы с предсказуемым результатом. С другой стороны, впервые за 10–12 лет возникла ситуация неопределённости. Почему? Потому что всего лишь единственный кандидат — Навальный — ведёт полноценную предвыборную кампанию, которая может привести к прогнозируемому электоральному результату, а это сталкивается с административным произволом власти. Такую политику власть осуществляет не только в отношении Навального, но и вообще ко всему институту выборов.

И вот происходит столкновение двух этих вещей. Собянин — чиновник, который ведёт себя как ему и положено и как это удобно системе — вдруг сталкивается с реальным кандидатом в лице Навального. Все остальные кандидаты — это функция. Они никакой погоды не делают.

Те, кто говорят о том, что это некий референдум по отношению к власти, доверии или недоверии к Путину, — они тоже отчасти правы. Это не просто голосование за Навального — это ещё и вопрос доверия к власти референтной группы в Москве. Это достаточно показательный и наиболее влиятельный источник общественного мнения. Потому что, конечно, мнение жителей Владивостока и Салехарда мало влияет на расклад внутри властной элиты. А вот основные «агенты изменений», как принято говорить в социологии, находятся в Москве. Все революции происходят в Москве. И эти выборы всё больше приобретают характер революции. Они не очень-то и похожи на выборы в нашей авторитарной системе. Выборов, как таковых, нет.

Навальный чисто теоретически может выиграть выборы. Я подчёркиваю — выборы. Собянин выигрывает за счёт того, что он чиновник, и свой административный плацдарм он просто аннексирует, а Навальный выигрывает выборы. Но результатом этого всего будет что-то одно: либо посадка Навального, либо революция Навального, когда он в отстаивании этого результата выводит людей на улицы (что нельзя исключать 8 сентября), либо электорат проглотит это в очередной раз и после 8–10 сентября, всё вернётся на круги своя, и Собянин просто будет объявлен победителем в первом туре.

Я склонен думать, что шансы имеют два варианта. Во-первых, можно ожидать второго тура. Я бы этого, в принципе, не исключал. А второе — это то, что власть, не решившись на такой свободный риск, игру свободных сил, конкурентную рискованную игру, всё-таки просто объявит о победе Собянина в первом туре вопреки всяким другим аргументам относительно того, что реальные выборы выиграл Навальный. Она не готова к тому, чтобы допустить хоть какое-то уязвление собственной монополии на власть. Представить себе, что они могут сработаться с Навальным — это из разряда фантастики.

Навальный остаётся, несмотря на всю критику в свой адрес, несистемным политиком, который оспаривает власть, хочет её собой заменить, а не встроиться в неё, в отличие от очень многих деятелей системной оппозиции. Это означает, что никакого консенсуса, никакого взаимоудовлетворительного согласия здесь достигнуто быть не может по определению. Он хочет зачеркнуть и начать новую историю, а это совершенно недопустимый для власти риск. И поэтому я считаю, что всё-таки революционный сценарий куда более предсказуем, нежели какое-то тихое и спокойное окончание этой скоротечной кампании по выборам.

Марк Фейгин

25.08.2013

Понравился материал - поддержите нас