Вечный «1984» для КНДР

Категория: 
Ким Чен Ир с сыном Ким Чен Иром

Ким Ир Сен заменил идеологию культом личности. Его режим пережил и марксизм, и маоизм.

25 мая 1967 года. Для многих стран это был обычный четверг и жизнь шла своим чередом. В США президент Линдон Джонсон встретился с госсекретарем Дином Раском. Ватикан опубликовал указания «О евхаристическом поклонении». В Великобритании Джон Леннон получил свой психоделический «роллс-ройс» после редизайна.

Для Северной Кореи (к созданию которой госсекретарь Раск имел непосредственное отношение – он был одним из двух полковников, разработавших в 1945 году план разделения страны) 25 мая 1967 года стало одним из важнейших дней в истории. В этот день в Пхеньяне прозвучала речь, заложившая основу создания в КНДР самой устойчивой сталинистской диктатуры в мире. Автором речи был, конечно, Ким Ир Сен, а называлась она «О необходимых направлениях в партийной пропагандистской работе». Несмотря на невзрачное название, вполне возможно, что эта была самая значимая речь в его жизни.

Самая тайная ⁠речь

Речь стала кульминацией ⁠процесса, начавшегося ⁠ранее, в апреле 1967 года, когда на XV пленуме Центрального комитета была ⁠провозглашена «система ⁠единомыслия». Позднее этот термин стал официальным ⁠обозначением нового порядка в стране.

Большая ⁠часть того, что мы ассоциируем с Северной Кореей, возникло именно тогда, в 1967 году. Требование разрешения на поездку в соседний уезд, запрет почти на всю иностранную (не только капиталистическую) литературу и вещание, квазикастовая система сонбун, гротескный даже по сталинским меркам культ личности – все это возникло тогда, 50 лет назад.

Текст самой речи остается закрытым для публики до сих пор. Судя по тому, что я слышал, доступ к ней имеют только члены партии, и, похоже, ни одна спецслужба мира не смогла утащить себе копию. Название речи упоминалось в официальной прессе до начала 1970-х, а потом пропало и оно – вплоть до середины 2000-х, когда уже при Ким Чен Ире ее снова начали упоминать в печати. Самый подробный пересказ речи содержится в биографии Ким Ир Сена 2008 года. Вот что там сказано:

«В речи, произнесенной 25 мая 56 года эры чучхе (1967), Великий Вождь сказал, что идеологический яд буржуазных и ревизионистских элементов – это буржуазная идеология, ревизионистская идеология, идеология низкопоклонства и феодальные конфуцианские идеи Конфуция и Мэн-цзы, и показал, что их идеология имеет свои корни в этих идеях. В течение нескольких лет к их идейной отраве не было проявлено должного внимания, поэтому борьба за ее ликвидацию будет продолжаться долго и проводиться поступательно и решительно. Вождь учил, что следует с осторожностью подходить к административным методам и достигнуть полного слияния идеологического образования и идеологической борьбы.

Великий Вождь поделил последователей буржуазных и ревизионистских элементов на несколько категорий и указал, что, поскольку партийная система единомыслия и революционный взгляд на мир не были установлены надлежащим образом, те, кто думал, что все, что говорит начальство, – правильно, и слепо следовали [за фракционерами], должны быть обучены надлежащим образом, а те, кто проявил идеологическую несознательность и плясал под их дудку, должны быть подвергнуты исправлению путем идеологической борьбы.

Великий Вождь указал всем кадровым работникам и всем членам партии хорошо осознать природу и губительные последствия преступных действий буржуазных и ревизионистских элементов и их коварных хитростей и полностью осознать необходимость, природу, задачи и методы проведения в жизнь партийной системы единомыслия».

Указания Вождя были выполнены. Отныне его биография изучалась в школе отдельным предметом, его речи надлежало цитировать в каждом тексте, а подозрительные элементы подвергались беспощадной чистке.

Под категорию ревизионистского попало и советское влияние. Советские песни в течение нескольких лет были запрещены к исполнению, советские книги изымались из библиотек (помимо Ленина, туда же отправились и Маркс с Энгельсом), а учебники истории были переписаны: на смену рассказам о том, как Красная армия освободила Корею от японского владычества, пришли тексты о том, как Японию разгромила Корейская народно-революционная армия Ким Ир Сена (в действительности никогда не существовавшая).

Истоки чучхе

Если посмотреть на международную обстановку тех лет, видно, что Северная Корея находилась практически в беспрецедентной изоляции. В начале 1960-х КНДР окончательно отказалась от особых отношений с Москвой: с советским посольством не только не советовались, но даже и не ставили его в известность о важных решениях. С началом культурной революции в Китае КНДР отвернулась и от Пекина – дикие погромы хунвейбинов воспринимались Ким Ир Сеном как апофеоз безумия. Отношения между двумя союзниками дошли до того, что, когда Пхеньян и Пекин не смогли быстро договориться о государственной границе, КНР пригрозила Северной Корее вводом войск на спорную территорию.

После неудавшегося северокорейского покушения на президента Южной Кореи в 1968 году и захвата флотом КНДР американского шпионского корабля «Пуэбло» эскалация достигла своего пика. Демобилизованных военных вернули на службу, а гражданским работникам было предписано посещать регулярные военные тренировки. Такая атмосфера сохранялась до начала 1970-х.

Заманчиво объяснить весь северокорейский новый порядок чрезвычайным положением, превратившимся в норму. В таком случае поведение Ким Ир Сена выглядит отчасти объяснимым, а людям вообще свойственно на сообщения об исключительном злодействе реагировать неверием: «Все не может быть настолько плохо, правда?»

Увы, документы показывают, что введение культа личности и других элементов «системы единомыслия» планировалось задолго до разрыва с КНР и эскалации конца 1960-х. Как тестовая площадка фактически использовалась созданная в 1955 году Ассоциация северокорейских граждан в Японии. Уже в 1963 году публикации Ассоциации восславляли Вождя так, как в самой Северной Корее стали только после 1967 года. В 1965 году в Токио в издательстве Ассоциации вышла книга, объяснявшая, что именно Ким Ир Сен и его партизаны разгромили Японию в 1945-м.

Скорее всего, Ким никогда не верил в построение коммунизма и, как вспоминают учившие его советские генералы, в марксизме-ленинизме разбирался из рук вон плохо. Ким любил порядок. Этот порядок предполагал, что на самом верху будет стоять сам Ким Ир Сен, а его слово будет непререкаемо. После 1967 года его нельзя было обвинить в измене идеям – после того как Маркса и Ленина отнесли в спецхран, у Кима не осталось предшественников. Нельзя было сказать, что он изменил нации – ведь нация, учит КНДР, велика только тогда, когда она чтит Вождя. Наконец, Ким не мог отклониться от государственной идеологии, поскольку сама эта идеология отныне заключалась в подчинении его воле.

Прошло полвека с того дня, когда Ким огласил свою поистине историческую речь. Урок, который мы можем почерпнуть из этой истории – насколько страшно стабильной может быть тирания. Без ресурсов, без фундаментальных экономических реформ, без существенных перемен в социальной и вообще внутренней политике КНДР пережила и СССР, и маоизм, и весь соцлагерь – потому что система единомыслия стала основой, на которой стоит Северная Корея.

Фёдор ТЕРТИЦКИЙ

republic, 06.06.2017

Понравился материал - поддержите нас