Евгений Головин

Скромное обаяние спецслужб

Категория: 
шпион

Идея шпионажа, секретной агентуры, пришла от Французской революции, в частности, от гениального Фуше. 

Миф о толпе

Категория: 
люди толпы

Толпа, как и оригинал, явление особое. Это сборище никчемных, ничего не желающих делать, людей начала технической цивилизации.

Приближение к языку мышления

Категория: 
язык

Язык коммуникации и язык мышления фундаментально различаются. Первый отвечает за общение в рамках цивилизации, второй же выражает подлинную суть вещей.

Феномен Евгения Головина: его миры, его вселенная

Категория: 

 

Гейдар Джемаль и Сергей Жигалкин, близкие друзья известного поэта, исследователя, переводчика, писателя Евгения Головина, рассказывают о его личностном феномене. Вернее, пытаются приблизиться к пониманию его назначения в этом бренном мире. Как всегда, разговор о Головине заставляет углубляться и уходить в метафизические дали и просторы, и здесь вновь чувствуется магия его присутствия...

Цивилизация блефа

Категория: 

Жизнь теряет определённость очертаний, словно кусок сахара в воде. Мы слушаем радио, смотрим телевизор и понимаем, что нас обманывают. «Понимаем» — слишком резко сказано. Мы можем это чувствовать, подозревать, догадываться об этом. Градации обмана или доверчивости меняются, суть остаётся: нас «вводят в заблуждение» с таким же серьёзным видом как нового сотрудника «вводят» в курс дела.

Эскиз геометрии толпы

Категория: 

Ещё во времена Диккенса толпы, массы, скопища действительно исчезали неизвестно куда, в зловонные предместья и трущобы, о которых люди приличные не имели особого представления. Но уже во времена Диккенса прогресс промышленного производства востребовал толпу. Дело своё сделали и протестантские публиканы, по сути, провозгласившие деньги единственным мерилом человеческой весомости. Д’Артаньян ещё чувствовал «глубокое презрение военного дворянства к буржуазии», но его современник Кромвель уже установил власть толпы, власть, которой Стюарты не смогли ничего противопоставить.

Эра гинекократии

Категория: 

Они трусливы и потому любят сбиваться в стаи. Трусость, если пренебречь высокопарными глупостями на эту тему, есть просто центростремительная тенденция, стремление к безопасному и стабильному центру. Мужчины боятся собственных мыслей, бандитов, начальников, «общественного мнения», деньгососущих и деньгодающих пауков. Но пуще всего они боятся женщин. «Она» идёт разноцветная и хорошо централизованная, её грудь соблазнительно вибрирует… и томительные глаза следят её изгибы, и плоть мучительно восстаёт. Её холодность — какое несчастье, её эротическое милосердие — какое блаженство!