«Свободные радикалы»

В пятницу 26-го апреля на Даниловской набережной в российской столице совместными усилиями ОМОНа и миграционной службы ФМС была проведена акция, в СМИ получившая весьма громкое название — ни много ни мало — «нейтрализация экстремистского логова».

Судя по всему, сценаристы сей «спецоперации» планировали напомнить простому обывателю об «исламской угрозе». Дескать, уже до Москвы добрались «бородачи». Мало того, что добрались, а ещё и сходку устроили. Не успели отойти от бостонских событий с чеченами в главных ролях, как оказалось, что, возможно, парни под боком замышляют нечто более зловещее. Даже упоминается выходец из стен молельного дома, некий Ибрагим Плиев, терроризировавший силовиков в небезызвестном доселе городе с пугающим названием «Грозный».

Сомнений не остаётся, хорошо, что ваххабитов вовремя закрыли, иначе жди новых норд-остов. Похоже, в таком свете реципиент телевизионного треша должен был проглотить очередную порцию идиотизма и грязи, выливаемой на мусульман с регулярностью, которая не оставляет повода для колебаний: мочить гадов в сортире, и всё тут!

Совершенно иная картина предстаёт самим московским мусульманам, знающим этот молельный дом и знакомыми с контентом проповедей в нём. Со своей стороны постараемся вкратце описать религиозную организацию «Дар уль-Аркам» и её долгую эволюцию.

Летом 1987 года в одном из московских общежитий студент родом из Карачаево-Черкесской автономной области Мухаммад Биджиев собрал группу мусульман с целью их обучения Корану и основам Ислама. Будучи советским подпольщиком, Мухаммад, ставший впоследствии известным как «Карачай», даёт своей школе название, корнями уходящее в раннюю историю становления мусульманской общины — «Дар уль-Аркам».

В доме сподвижника по имени Аркам собирались первые уверовавшие в пророческую миссию заключительного Божьего Посланника (да благословит его Аллах и да ниспошлёт ему мир), скрытно от власть имущих ненавистников всякого инакомыслия в своей среде (странным образом столетия человеческого «прогресса» не в силах изменить конституированную данность).

Позже комната общежития сменилась квартирой, даже не одной, число учеников росло, возникла необходимость уже в целом здании, и в 2007 году, спустя 20 лет после инициативы молодого на тот момент андеграунда, у джамаата появилось взятое в аренду помещение. Несколько раз приходилось переезжать — жителей окрестных домов смущал вид прихожан: ничего не поделаешь, мужчина с бородой на Руси стал персоной нон грата.

В 2012 году Мухаммад Карачай сложил с себя полномочия предстоятеля молельного дома в пользу своего друга, выпускника всемирно известного каирского университета «Аль-Азхар» Мухаммада-Басыра Гасанова, известного российского исламского деятеля. Последним пристанищем его общины стал Железнодорожный проезд близ метро Тульской, куда накануне в гости любезно притопали люди в масках с автоматами.

Изначально было снято здание, представлявшее собой нечто среднее между конюшней и свинарником. Однако усилиями имамов и прихожан на небольшие пожертвования паствы был произведён капитальный ремонт, удалось облагородить это место настолько, что мало кто из свидетелей современного состояния мечети поверит в предшествующее описание.

В проповедях упор делался на укреплении веры, улучшении нравственности; зачастую затрагивались актуальные на сегодняшний момент для мусульман во всём мире проблемы. Но никогда не шла речь об изменении конституционного строя, не было призывов браться за оружие, терроризм крайне порицался.

Почему-то никто сейчас об этом не вспоминает, но руководители и другие члены общины были инициаторами митинга «Ислам против террора» в 2010 году. Большая часть приходивших на молитву — простые студенты, предпочитающие увеселительным заведениям атмосферу братской любви, совместное чтение божественных текстов. Значительный контингент составляли новообращённые, разочаровавшиеся в теперешнем разлагающемся обществе, нашедшие призыв Ислама близким их сердцам.

Громкие лозунги журналистов о «цитадели экстремизма» просто пронизаны фальшью. Репортажи, сделанные на коленках полуграмотными «профессионалами», одновременно ввергают в состояние уныния и непреодолимого негодования, направленного на моральных аутсайдеров: грамотеев от лица СМИ, заключивших негласный союз с коллегами из МВД.

Никто из тех, кто хотя бы мало-мальски знаком с проблематикой Ислама в России не будет отрицать: визиты ребят с дубинками в молельные дома — одно из звеньев непрекращающегося преследования мусульман. Приверженцев Единобожия власти поделили на две группы: на тех, кто сидит в тюрьме и тех, кто будет сидеть.

В статьях, посвящённых химии, можно встретить до боли знакомое мусульманам России слово «радикал». Свободным радикалом называется частица — атом или молекула, имеющая на внешней оболочке один или несколько неспаренных электронов. Это делает радикалы химически активными, поскольку радикал стремится либо вернуть себе недостающий электрон, отняв его от окружающих молекул, либо избавиться от «лишнего» электрона, отдавая его другим молекулам. Стало быть, химический состав радикала исламской (да и не только) ориентации, пока ещё не помещённого за «решетку», предполагает два вида активности: либо он стремится к захвату власти, либо ему предстоит включить свою гибель в копилку братской экспансии.

7 июня появилась новость об обыске в молельной комнате в районе Печатники. На сей раз предлогом послужила «экстремистская» литература. «Неправильные» книги зачастую фигурируют в судебных разбирательствах с мусульманами. С фантазией явно проблемы. А может у силовиков стойкое отвращение к нелюбимому со школьной скамьи инвентарю?

Будущее Ислама в России представляется весьма туманным. Сложно понять политику властей, играющих на дестабилизацию и без того непростой ситуации взаимоотношений с мусульманами. Но о будущем, надеюсь, удастся поговорить в отдельных публикациях, так как тема требует основательного анализа. А сейчас кто-то в дверь стучит, пойду, в глазок гляну…

06.06.2013