Символы иранского режима в оптике прицела

Категория: 
Теракт в Тегеране

В Тегеране 7 июня 2017 года произошел самый резонансный теракт за несколько десятилетий существования современного Ирана. Нападение на парламент первая масштабная акция такого рода с момента окончания ирано-иракской войны, которая пришлась на 1980–88 годы, а ещё была атака на мавзолей имама Хомейни, основателя ИРИ. Хомейни для современного Ирана сродни Ленину для канувшего в Лету СССР и отношение к мавзолею схожее. По данным МВД Ирана, всего погибли 13 человек, мирные жители и сотрудники спецслужб, 42 человека получили ранения.

Удар по символам

Хронология теракта следующая. Около 10:30 по местному времени четыре человека в женской одежде, вооруженных АК-74, ворвались в здание иранского парламента и открыли огонь по сотрудникам охраны. Нападавшим удалось захватить несколько заложников и проникнуть на четвертый этаж, откуда, по словам очевидцев, они начали стрелять по прохожим на улице. В результате операции с использованием снайперов, вертолетов и спецназа Корпуса стражей исламской революции (КСИР) трое нападавших были убиты, четвертый подорвал себя, приведя в действие пояс смертника.

Однако глава парламента Али Лариджани, который понимает, что это провал местных спецслужб, решил масштаб акции преуменьшить, назвав случившееся «мелким инцидентом» и заверив, что иранские силовики способны справиться с «трусливыми агрессорами, стремящимися подорвать активную и эффективную антитеррористическую деятельность Ирана».

Одновременно с атакой на парламент два человека ворвались на территорию мавзолея имама Хомейни, находящегося в 40 км от Тегерана. Террористы на расстоянии 50 м от КПП открыли огонь и пытались ворваться внутрь храмового комплекса. Один из нападавших на расстоянии 30 м от входа в мавзолей был убит охранниками. Другой нападавший, на котором был пояс смертника, пытался взорвать себя на расстоянии 15 м от мавзолея, но был обезврежен и убит. Третьего террориста полиция смогла взять живым»,- передало агентство «РИА Новости» со ссылкой на советника министра иностранных дел Ирана Хоссейна Шейхольэслами.

Ответственность за организацию двойного теракта взяло на себя Исламское государство (организация запрещённая в РФ и других странах). Это первый крупный теракт ИГ на территории Ирана, в самом сердце Тегерана. В день атаки подконтрольное ИГ информационное агентство Amaq разместило в интернете видеоролик, на котором запечатлен один из боевиков и закадровый голос на арабском вещает: «Вы думаете, мы уйдем? Мы останемся, такова воля Аллаха». В марте ИГ опубликовало видеоагитку на персидском языке, призывая иранских суннитов организовывать диверсии на территории страны и всячески подтачивать шиитский режим.

Реакция официальных иранских структур последовала незамедлительно. КСИР обвинил в причастности к организации теракта США и Саудовскую Аравию. В их заявлении говорится: «Эти террористические атаки произошли спустя неделю после совещания президента США с лидерами реакционных стран региона, которые являются последовательными сторонниками террористических группировок, в том числе ИГ, которое взяло на себя ответственность за теракт». Заместитель главы разведслужбы КСИР Мохаммед Хоссейн Нежат заявил агентству Fars, что «власти США и Саудовской Аравии приказали своим марионеткам осуществить этот теракт».

Как и положено в таких случаях, эксперты наперебой, обгоняя друг друга, стали увязывать двойной теракт против символов иранского режима (а удар по парламенту и мавзолею основателя ИРИ — это ничто иное как символические акты), с последними событиями вокруг Катара и вояжа Дональда Трампа в Саудовскую Аравию.

Чьих рук дело?

Всё это, конечно, странно. Катар как раз и обвинили в поддержке ИГ и дружбе с Ираном. И даже якобы нашли доказательства того, что Доха перечислила боевикам ИГ до 1 миллиарда долларов. Как-то не укладывается пазл, если Катар поддерживает отношения с Раккой (формальная столица ИГ) и на короткой ноге с Тегераном (который обещал помочь Дохе с продовольствием по причине торгового эмбарго, наложенного странами Персидского залива), то почему удар наносится по партнёру Катара, а не по Саудовской Аравии; тем более ИГ всегда заявляло о том, что одна из целей группировки — сокрушить монархический режим Саудов.

Значит, в этом уравнении одно значение неправильное. Попробуем разобраться. Чтобы спланировать теракт дуплетом по самым защищённым объектам государства — нужны месяцы. Разрыв с Катаром у КСА и США произошёл днём ранее. За несколько дней такого масштаба акции распланировать невозможно. Даже в голливудских треш-боевиках такого не бывает. Иран в последние годы уделяет серьёзное внимание внутренней безопасности. Оно и понятно: страна фактически взвалила на себя функции сирийской армии и контролирует Асада, и выходит, что ещё больше настроила против себя суннитских радикалов. И без того смотревших на шиитский Иран как на вероотступников. К слову, в Тегеране нет ни одной суннитской мечети.

Иранские спецслужбы усиленно следили за всеми, кто мог бы быть связан с саудовцами, тем более их пристальное внимание было приковано к местным суннитам и приезжим. Да и вряд ли Эр-Рияд так откровенно подставился бы, заказав теракт. Учитывая, что саудовские спецслужбы всегда работают очень неряшливо и оставляют кучу следов, да и опасается Эр-Рияд прямой ответки Тегерана. Иран уже не раз демонстрировал свою способность мобилизовать шиитов саудовского королевства (а их там от 10 до 15% в самых нефтеносных регионах) против режима, а ещё есть заряженное на протест шиитское большинство в Бахрейне и хуситы Йемена, против которых безуспешно воюют ВВС КСА. Нужен сейчас саудовцам такой очаг нестабильности по периметру своих границ? Одно дело громкие заявления и дипломатический пинг-понг, другое — вооружённый конфликт. Для стран уже вовлечённых в военные действия (Иран в Сирии и Ираке, КСА в Йемене) это ни к чему. 

Официальный Тегеран, естественно, осведомлён, что за терактом не стоит Саудовская Аравия или США. Это эксклюзивный теракт ИГ. Признать этот факт для иранских властей означает, что они расписываются в собственной беспомощности против негосударственной группировки. Более того, сие доказывает то, о чём говорилось и писалось ранее в СМИ: есть иранцы, которые переходят от шиизма в лагерь суннитов и вступают в ряды ИГ! Это идеологический удар по режиму и правящему клерикалитету. Шиитские муллы вряд ли способны такое признать официально. 

Год назад иранские средства массовой информации сообщали об аресте 18 человек, которые использовали мессенджер Telegram для вербовки новичков в ИГ, а в августе прошлого года командующий иранскими сухопутными войсками заявил, что группировка завербовала людей из провинции Керманшах на западе Ирана. Тогда же министр разведки ИРИ Махмуд Алави заявил, что власти помешали полутора тысяче молодых иранцев присоединиться к ИГ.

ИГ переходит к новой стратегии

Это говорит о том, что несмотря на поражения в Сирии и Ираке, ИГ продолжает быть существенной силой. Ей под силу организовать теракт, что в Париже, что в Тегеране, что в Дамаске, что в Маниле. Ряды её сторонников продолжают пополняться. И, скорее всего, уступая территорию, она переходит к новой стратегии — экстерриториальности, трансграничности. 

Нефть, газ и прочая любимая «геополитиками» ископаемая руда во всех этих процессах играет второстепенную роль. Страны и силы, вовлечённые в ближневосточный конфликт, идеологически заряжены и для них природные ресурсы лишь сопутствующий элемент борьбы. Не более.

Естественно, это не отрицает того факта, что люди будут гибнуть как за металл (золото), так и от металла (свинец) в этой войне, которая скоро уже перекинется на другие части света. 

P.S. Пока писалась статья, по сообщениям телеканала Al Mayadeen стало известно , что в столице Ирана прогремел новый взрыв. При этом источники в силах безопасности страны пока не называют его терактом.

Редакция

08.06.2017