Симфония власти и РПЦ

Категория: 
Путин, Медведев, патриарх Кирилл

Роль Русской Православной Церкви (РПЦ) на политической арене России высока как никогда. Из «гонимых попов» в советское время, православная церковь превратилась в серьезную организацию - РПЦ. В народе полушутят, что есть только три пути успешной и благополучной жизни в России: первый — быть чиновником, второй — служить в ФСБ, третий — работать в РПЦ.

Серьезный подъём степени влияния РПЦ произошел во времена президентства Дмитрия Медведева. В феврале 2009 года новым патриархом всея Руси стал Кирилл, в миру Владимир Гундяев. Кстати, в то время ходили серьёзные слухи, что фигура Кирилла была пролоббирована именно Медведевым. Писали, что это было, чуть ли не первое столкновение интересов тогдашнего президента с Владимиром Путиным, которого Кирилл по каким-то причинам не устраивал. Однако премьер тогда добровольно уступил.

Еще один интересный момент: новый патриарх был встречен овациями в первую очередь либеральным крылом РПЦ. Высказывания митрополита Кирилла вызывали большие надежды в «просвещённых» кругах. Он ратовал за реформацию языка служения со старославянского на русский, и в целом за отход от «архаики». Кирилла воспринимали как продолжателя дел митрополита Никодима (Ротова), которого обвиняли в связях с Ватиканом. Ротов, кстати говоря, скончался именно в Риме, как писали — «почти у ног Папы». Диомид (Дзюбан), бывший тогда епископом Анадырским и Чукотским, в интервью 2008 года следующим образом высказался о будущем патриархе: «Митрополит Кирилл, епископ Иларион и прочие их сторонники питаются от Ватикана, кормятся от него. Свои средства они прокручивают в западных банках, у них бизнес на Западе. Это и подвигает их идти в ногу с католиками, содействовать им, а за это получают от Ватикана дивиденды».

Но либеральных надежд патриарх не оправдал. Вследствие чего именно либеральная пресса начала массированную атаку персонально на Кирилла с обвинениями в участии в табачном и алкогольном бизнесе. На этот счёт было множество журналистских расследований. Одним словом, так называемая «либеральная группа» РПЦ пришла к власти хоть и не с крепкими политическими позициями, зато с хорошей материальной базой для реализации уже тогда намеченных планов.

Трансформация нового патриарха из «либерала» в «патриоты» произошла довольно быстро. Поводом послужил российско-грузинский конфликт 2008 года. Тогда Кирилл высказал однозначную позицию, что в конфликте виновна «губительная политика Грузии». Вероятно, это и стоит считать началом нового формата тесного сотрудничества РПЦ и Кремля.

Власть быстро осознала возможности, которые даёт религиозная харизма, лояльность и креативность нового патриарха. РПЦ становилась серьёзным фактором влияния, в том числе благодаря активному участию в медиа пространстве. Интеллигентные спикеры, типа Иллариона, которые часто мелькал в качестве представителя РПЦ на ТВ, вызывали симпатию у обывателей. С другой стороны, создавались различные радикальные гражданские православные структуры как фактор общественного влияния. Появились фигуры типа Дмитрия Энтэо, к которому официальная церковь относилась очень благосклонно и всячески поддерживала. Позиции РПЦ и её важность для Кремля усилились настолько, что в 2014 году патриарх Кирилл даже потребовал отразить роль православия в сохранении духовных и культурных ценностей включением в проект «Основ государственной культурной политики РФ».

Взамен от государства требовалось всячески способствовать обогащению РПЦ. Так, одним из основных бенефициаров президентских грантов в 2013–2015 годах стала Русская православная церковь. Крупные гранты на «православные» проекты выигрывали организации, которые либо непосредственно подконтрольны Московскому патриархату, либо близки к РПЦ (Центр религиоведческих исследований, «Православная молодежь», Союз православных граждан и др.).

Сегодня взаимосвязь Кремля и РПЦ настолько велика, что они уже не могут существовать автономно. Серьёзным поводом задуматься о дальнейшей стратегии работы с православием Кремль заставил случай с Исаакиевским собором в Санкт-Петербурге. Тогда притязания церкви на собор встретило несравнимо большое сопротивление со стороны сообщества. Идёт активная поляризация в обществе. И РПЦ сознательно обостряет свои отношения с нерелигиозной частью населения.

Более того, РПЦ старается выдавливать со своего поля конкурентов. Недавний запрет организации «Свидетели Иеговы», чьи центры по реабилитации наркоманов и алкоголиков были самыми эффективными в России, как сообщают информированные источники, был инициирован именно с подачи иерархов РПЦ.

Нынешние взаимоотношения трёх субъектов: власти, общества и церкви — в некоторой степени напоминают 1917 год. Вроде, тотальное всесилие церкви, воцерковлённость большинства, но с другой стороны, недоверие к церковным институтам, обвинение в стяжательстве и отходе от благочестия. Церковь не является отныне отличной от светской власти. Они составляют симфонию, как в Византии, которую так идеализируют клерикалы и официоз. При советской власти церковь выступала альтернативным полюсом власти и смысла атеистическому режиму. Сейчас духовники мало чем отличаются от своих светских коллег по властному цеху…

Артём Уточкин

27.04.2017