Сила в контркультуре, брат!

Категория: 
контркультура противостоит культуре

«Боги» умирают

Что представляет собой культура в эпоху постмодерна? Можно долго рассуждать над определениями, здесь хотелось бы выделить такую характерную черту: она никого не облагораживает в духовном смысле. Это некий мертвый груз на теле человека, чей «бог» умер пару (а то и больше) столетий назад.

Лжебожества и вправду умирают, пусть фраза Ницше не толкуется буквально, немецкий нигилист отрицал жизнь именно христианства, констатировал смерть того, что было предметом веры европейцев на протяжении долгих веков. Не только европейский идол умер, восточные метафизики также потеряли своих мнимых божеств как представителей реальных импульсов, определяющих ход истории.

Кладбище божков и составляет сегодняшнюю культуру, где Христос и Будда (чьи реальные учения враждебны друг другу по сути) дружелюбно обтираются на книжных полках под слоями пыли. В голове современного обывателя-люмпена, как и профессора кафедры культурологии — нью-эйджевский калейдоскоп равнозначных бессмыслиц, некое сборище усопших святош. Ныне признак интеллектуализма — не проникновение в глубины и тайны метафизики, но безграничный скепсис и препарирование духовных импульсов «скальпелем» позитивизма.

У автора могут поинтересоваться, неужели все «божества» издохли? Ответ будет однозначен: нет, просто современный пантеон потерял практически весь идеалистический корпус. Безусловно, культ Золотого Тельца никогда не остается без исповедников и клира. Представим «церковь Золотого Тельца»: Билл Гейтс — верховный жрец, Стив Джобс — «мученик» сей религии. Есть и бесконечное количество паствы, состоящей из «мирян» — этакого сброда, пускающего слюни при наблюдении за роскошным пиром богачей, на котором для них нет места, при всем их желании.

Остались также откровенные поклонники Иблиса — «святые Сатаны» (по-арабски — «авлияу-ш-шайтан»), блаженными речами чарующие профанов. Это представители «мировой духовности», начиная от Папы Римского и Далай Ламы, заканчивая псевдомистиками из числа охмуренных «мудростью» самозваных гуру. Все это — представители культа чистого зла, несмотря на благообразный вид упомянутых деятелей. Скажем, между делом, что слово «культура» в понимании известного мистика Рериха — это поклонение («культ») свету («ур»). Напомним, что «Люцифер» переводится с латинского как «светоносный».

Осталось ли что-то, не входящее в культурное кладбище или не подверженное дьявольскому обольщению? Нет сомнений, осталось. Это последняя цитадель Духа, которая не может стать частью мировой культуры, защищенная от сатанинских инверсий. Речь идет о последнем Откровении Всевышнего, которое как нож сквозь масло проходит через трупы и иконы лжебожеств. «Нет бога, кроме Аллаха» — таков слоган подлинной революции, которая отрицает всякие ложные ценности и вместо них утверждает власть Всемогущего Творца. Коран по-прежнему резонирует в чистых сердцах, не чуждых гласу справедливости, детонирует частичку Духа в бесконечном мареве субстанции.

Условно говоря, «контркультура», которую формирует Откровение с его вечными смыслами, противостоит культуре, представляющей некий оттиск ценностей современной эпохи. Контркультура — не в узком понимании этого слова, вроде хипстерских тусовок и других веяний, лишённых экзистенциального измерения, которые отличаются друг от друга лишь дресс-кодом и набором ни к чему не обязывающих догм. Но контркультура нонконформистская, отрицающая не просто ту или иную [анти]этическую модель, не просто артикулированные коды современного общества во всех вариациях, а сам социум, как новый «вавилонский проект» с его попыткой стать «вровень» с богом, обильно генерирующий ложные ценности в качестве заглушек, закрывающих путь к подлинным.

При взгляде с такого ракурса вопрошание вроде: «чем будем трапезничать сегодня: отобедаем гамбургером или пойдем за шавермой?» представляется мелковатым (здесь отсылка автора на статью Т.Шангареева о культуре - прим.ред.).  Неужели наблюдаемые очереди за восточным фаст-фудом, к примеру, в российской столице, свидетельствуют о культурной экспанисии арабского мира?

Если и говорить серьезно, то в конечном итоге следует рассуждать о смыслах. Слово Вечноживого Бога возвращает смысл в жизнь человечества и противостоит попыткам списать оное на свалку истории, как несостоявшееся. Соприкосновение с Откровением, знакомство с его глубинным содержанием, рецитация — эти процессы знаменуют торжество Духа посреди культурологической мертвечины. Это зов из трансцендентного, вскрывающий как ключ наши сердца, давая перспективу дaльней жизни бедным двуногим существам, истосковавшимся по высоким идеалам.

Представители контркультуры всегда в меньшинстве, но без них вся «культурная» публика подлежит безвозвратной утилизации, подобно ликвидации брата-предателя Фредо из «Крестного отца», который обменял идеалы семьи (аналогия подлинных) на сиюминутные личные интересы (читай: те, что «подсунуло» общество).

Шамиль КАЗАЛИЕВ

24.10.2018

Понравился материал - поддержите нас