Шиитские прокси-армии Ирана

Категория: 
Шииты

Известно, что в сирийский конфликт вовлечено множество государств: Россия, Иран, Турция, США, «Израиль». Каждая из этих стран имеет как регулярные армии, так и так называемые «добровольческие соединения», воюющие под руководством военспецов. Самая многочисленная группировка, как считается, иранская. Помимо КСИР и различных военно-диверсионных отрядов, там активную роль играют и нанятые Ираном шиитские наёмники.

Сначала в подразделение набирали тех, кто имел в Иране легальный статус — афганцев-шиитов, осевших в Иране в начале 1990-х годов. Затем стали привлекать и нелегалов. Формально они идут воевать по доброй воле, но на деле это нередко результат угроз и шантажа. В дивизию набирают и подростков. Иранская пропаганда рисует сирийскую войну как шиитскую борьбу за защиту веры и её святых мест. При этом новоявленные шиитские боевики мало или совсем не представляют себе политический контекст, в который они погружаются. Они не говорят по-арабски, не были за пределами Афганистана или Ирана, многие из них едва грамотны.

Афганские беженцы в Иране: война или депортация

Они признаются, что их задерживали миграционные службы, а затем ставили перед выбором: отправка на войну или депортация в Афганистан. Некоторые шли воевать, чтобы избежать тюрьмы за различные преступления. Власти использовали не только принуждение. Тем, кто соглашался пойти в наёмники, они предлагали зарплату (от 500 до 1000 долларов в месяц) и 10-летний вид на жительство в Иране. В случае гибели его семье могли предоставить иранское гражданство. В то же время, если в Сирии член шиитской добровольческой группировки «Фатимиюн» (по имени дочери пророка ислама Фатимы) дезертировал, его родным в Иране грозил арест.

После месячной военной подготовки эти формирования направлялись на фронт. Естественно, их уровень обученности крайне низкий, но от них и не требуют каких-либо грамотных тактических ходов. При использовании шиитских ополчений из других стран иранцы апробируют свою излюбленную тактику (её они применяли с участием иранских добровольцев «басидж» в ирано-иракской войне). Афганских новобранцев бросают в бой напролом, как живой щит. Их направляют на самые сложные участки фронта, что приводит к огромным потерям. В одном из боев, по словам выжившего наёмника, его подразделение было почти полностью уничтожено, из ста человек в живых остались пятнадцать.


КПП на границе Ирана и Пакистана

Тела убитых афганских боевиков выставляют во время похоронных процессий на улицах Тегерана и Кума. Это также используется в пропагандистских целях. Убитых в боях иранцев редко хоронят с такими почестями. Власти Ирана таким образом пытаются убедить своих сограждан в том, что в Сирии умирают только афганцы. Персы недовольны заполонившими их города беженцами-афганцами, преимущественно шиитами-хазарейцами. По их мнению, они создают социальное напряжение в стране, занимаются криминалом, торговлей наркотиками и вовлечены в теневую экономику.

Те же, которым удалось выжить и не остаться инвалидами, получают вид на жительство в Иране на 10 лет и обещания лучшей жизни. Процедура предусматривает, что вид на жительство нужно периодически продлевать, что создаёт возможность для административного давления и повторной отправки на войну.

Тегеран расширяет влияние через гибридные войны

Иран уже использует схожую тактику в других странах. Лояльные ему шиитские отряды действуют в Ираке (Хашд аш-Шааби, в первую очередь) и Йемене (повстанцы-хуситы).

Командующий Корпусом стражей исламской революции генерал Мохаммад Али Джафари заявил, что при участии Ирана за рубежом были подготовлены «тысячи бойцов»: «Почти 200 тысяч человек вооружены и готовы к бою в Сирии, Ираке, Афганистане, Пакистане и Йемене». Источники в Афганистане, в том числе официальные (среди них бывший глава афганской разведки Рахматулла Набил) допускают, что если война в Сирии пойдёт на спад, то военные действия могут активизироваться в их собственной стране. И что для этого будет использована подконтрольная Ирану дивизия Фатимиюн.


Публичные похороны афганского шиитского ополченца в иранском городе Кум, погибшего в боях в Сирии

Повод для активного вмешательства Ирана — выступление в защиту местных шиитов, которые подвергаются атакам со стороны «Исламского Государства» (запрещённого во многих странах политического образования). При этом Иран уже достаточно вовлечён в афганские события. Он нормализовал отношения с «Талибан», в котором видит инструмент для ослабления официального Кабула и усиления своего влияния в регионе. Глава «Талибана» Мулла Мансур незадолго до своей гибели в Пакистане выезжал в Иран, где общался с представителями иранских силовых ведомств. Также Тегеран засылает в Афганистан шпионов (одним из осведомителей оказался переводчик командующего силами НАТО в Афганистане) и внедряет в органы власти своих агентов.

Таким образом, Иран пытается стать региональным лидером, расширив своё влияние в местах компактного проживания шиитов, и сделав Персидский Залив «иранским озером». Для этого Тегеран использует гибридные войны. Несмотря на воинственную риторику в адрес США (и США в адрес персов), фактически они ситуативные союзники в войне с суннитским пространством. Именно Иран является балансиром, уравновешивающим радикальных суннитов региона, что позволяет Вашингтону удерживать и свои позиции на Ближнем Востоке.

РЕДАКЦИЯ

18.12.2017

Понравился материал - поддержите нас