Семеро на одного. Что не так с Катаром?

Катар

На восточном направлении не спокойно. Сразу семь государств: Саудовская Аравия, Бахрейн, Египет, Объединенные Арабские Эмираты, Йемен, Ливия и Мальдивы — разорвали дипломатические отношения с Катаром.

Семёрка потребовала вывода всех катарских дипломатов со своей территории в течение 48 часов, заявила о приостановке транспортного, морского и воздушного сообщения с Дохой, а Эр-Рияд и вовсе приостанавливает на своей территории вещание катарского телеканала «Аль-джазира», пожалуй, ведущего медийного игрока на всём Ближнем Востоке.

Формально семёрка обвиняет Катар в поддержке «Исламского государства», «Аль-Каиды» и «Братьев-мусульман», все эти организации запрещены и в России. Официальная Доха парирует эти обвинения следующим образом: против страны ведется «провокационная кампания», «цель одна — установление попечительства над государством. Это нарушение его суверенитета, что категорически неприемлемо».

В чём же в действительности сосредоточен узел проблемы, где его центральный нерв, который отозвался болевым рефлексом?

Прежде всего, нельзя забывать, что в последние годы отношения между Катаром и Саудовской Аравией находятся в фазе явного противоречия. Пиковых значений они достигли в период «арабской весны» в 2011 году. Тогда КСА и Катар поддержали разные силы в Египте. Эр-Рияд был за сохранение у власти Хосни Мубарака, а затем фактически привёл за руку в президентский дворец в результате военного переворота Абдель Фаттаха ас-Сиси, а Доха была на стороне ихванов. 

Сегодня они имеют различные взгляды по Ливии и Сирии. В этих двух странах, охваченных гражданской войной, Катар и саудиты поддерживают различные повстанческие группы.

Катар наряду с Турцией является геополитической крышей трансграничного движения «Ихван аль-муслимин» («Братьев-мусульман»), и Эрдоган, и правящий принц Катара симпатизируют этой версии политического Ислама. Третьим представителем ихванов во главе государства был Мухаммад Мурси в Египте, но продержался он не долго. Два года. После его свержения отношения между КСА и Катаром, поддержанным Турцией, обострились ещё сильнее. 

Нынешний Каир всецело зависит от финансовой помощи саудитов. И готов по их просьбе предоставить свои вооружённые силы для решения внешнеполитических проблем, угрожающих саудовскому правящему дому. Но пока что даже йеменская проблема ими никак не решена, а Каир безрезультатно пытается закрыть проблему очаговой нестабильности на Синае.

Катар всё это время старался вести независимую от Эр-Рияда внешнюю политику, пытался обосновывать свою претензию на самостоятельность достаточно чёткими идеологическими концепциями. Главная из которых — политический Ислам в ихвановской версии. Ихваны всегда были костью в ненасытном горле саудовских миллиардеров, так как первые ставили под сомнение претензию толстосумов на власть и вообще за право выступать от имени Ислама. Саудиты вызов приняли. Идеологический враг, как известно, самый опасный, так как непримиримый.

Но Саудовская Аравия не решалась открыто объявлять Катар своим оппонентом. Пока в гости к Саудам не пожаловал «император мира» — Дональд Трамп. Он и сподвигнул Эр-Рияд «поставить Катар на понятки». Причин тому несколько.

Первая. Трамп хочет таким образом пошатнуть позиции Турции — союзника Катара. Вашингтону Эрдоган оппонент, который не стал прогибаться, а напротив, ведёт свою игру в регионе и оказывает поддержку политическому Исламу.

Вторая. Катар патронирует повстанцев в Сирии, которые стоят на позициях политической репрезентации исламского проекта. США же не намерены терпеть тех, кто выстраивает независимый исламский геополитический вектор. Трамп полон решимости зачистить поле исламского повстанчества.

Третья. Катар пытался найти общий язык с Ираном и не был активным приверженцем концепции вражды с Тегераном, которую продавливают Саудовская Аравия и Бахрейн, где шиитское население выступает в качестве пятой колонны «иранского Госдепа». Более сдержанную позицию в отношении Тегерана имеют Оман и Кувейт.

Четвёртая. Трамп договорился с домом Саудов, что те окончательно построят все монархии Залива. Должна быть чёткая вертикаль. Катар в этом списке главный фрондёр. Это особенно важно для Вашингтона, так как в Катаре находится крупнейшая в регионе американская военная база.

Тут же пришла информация о том, что Госдеп США одобрил выделение средств в размере $750 млн на тренировку и поддержку военных Саудовской Аравии. Тренировка будет предоставлена ВВС Саудовской Аравии, а также другим военным подразделениям.

А американское издание Financial Times якобы со ссылкой на представителей катарского правительства и полевых командиров сообщает, что власти эмирата признают выплату 1 миллиарда долларов международным террористам. Утверждается, что деньги были частью сделки по освобождению членов королевской семьи, отправившихся на охоту в южный Ирак и захваченных боевиками в заложники.

Понятно, что это часть пропагандистской кампании против Катара, направленная на то, чтобы уличить эмират в финансировании «международного терроризма». А мы помним, чем заканчиваются такие обвинения. 

Есть все основания полагать, что в случае, если Катар продолжит упираться и не уступит давлению, то правящий дом Саудов, поддержанный Трампом, может пойти на военную интервенцию против Дохи. И тогда пожар войны заполыхает с новой силой: весь Аравийский полуостров будет объят войной: Йемен, КСА, Катар, Бахрейн, прибавьте к ним Сирию, Ливан, Палестину, Ирак…

Редакция

06.06.2017