Салафиты и кавказцы против воров в законе

Категория: 
война между криминальным миром и мусульманами-кавказцами уже по сути началась

Между ворами в законе и кавказскими диаспорами может начаться криминальная война после происшествия в одной из колоний Тувы. Там вор Руслан Гегечкори напал на группу чеченцев и дагестанцев в тюремной мечети.

Война воров с мусульманами

Данная история наделала много шума и в криминальном мире, и среди блогеров, и среди журналистов. Поскольку тема жесткого противостояния между воровской кастой и большим количеством заключенных из числа соблюдающих мусульман в России является одной из достаточно острых.

On Kavkaz регулярно пишет о том, насколько серьезной угрозой власти считают рост влияния соблюдающих мусульман в местах заключения. Борьба, с так называемыми, «тюремными джамаатами» является настолько приоритетной для властей, что обсуждается даже на уровне российского парламента и правительства.

Одним из самых действенных, с точки зрения властей, методом сдерживания влияния «тюремных джамаатов» является поддержание напряженности между воровской кастой и заключенными из числа соблюдающих мусульман. Поскольку воры десятками лет держали российские зоны.

И резкое увеличение количества верующих заключенных по различным анти-экстремистским статьям серьезно пошатнуло позиции воров на зоне. Мусульмане напрочь отвергают воровские законы и вводят в камерах собственные порядки, что одинаково пугает и воров, и тюремное начальство.

Оттого, в борьбе с ростом влияния мусульман-заключенных воры и тюремное начальство все чаще находит понимание и готовность вместе ломать верующих в камерах. Именно этого противостояния и касается недавняя новость из тувинской колонии, вмиг ставшая сенсацией.

Ломать воровские понятия

Напомним, что потомственный грузинский вор в законе Руслан Гегечкори (Шляпа Младший) вместе с другими заключенными избил группу выходцев из Чечни и Дагестана в тюремной мечети. Поводом для нападения стало то, что один из чеченских заключенных не посчитался с его воровским статусом.

Как сообщает «Росбалт» со ссылкой на источники в правоохранительных органах, инцидент возник вследствие межличностного конфликта, в ходе которого Гегечкори нелестно отозвался обо всем чеченском народе, за что один из заключенных отправил его в нокаут ударом в лицо.

Руслан Гегечкори является сыном авторитетного вора в законе Роланда Гегечкори (Роланд Шляпа) и внуком Ноя Гегечкори, первым в семье получившим воровской статус. По принятым в данной среде понятиям, никто не может ударить его по лицу. Пощечина может быть наказанием для вора в законе, если это решит сходка.

При этом ее может дать только равный по статусу. То есть такой же вор его уровня. Однако эти воровские законы не писаны ни для чеченцев, ни уж тем более для соблюдающих мусульман, которые признают единственным законом для себя положения шариата.

При этом, как верное заметило большинство интернет-подписчиков заместителя председателя Всероссийского межнационального союза молодежи и известного в кавказской среде блогера Азамата Минцаева, «Шляпа Младший перешел пределы более важные, чем воровской закон».

Так, после того как обидчик Гегечкори и еще семеро представителей кавказских диаспор ушли молиться в мечеть, находящуюся на территории колонии, Шляпа Младший собрал 20 заключенных, вместе с которыми ворвался в помещение, где избил кавказцев, а затем вся толпа приступила к погрому самой мечети.

Чеченский ответ

После данного циничного нападения, война между ворами и кавказскими мусульманами стала неизбежной не только в самой тувинской колонии, но и по многим российским зонам. Где отношения между криминальной и верующей частью заключенных и так балансировали на грани взрыва.

Причем напряженность этой ситуации связана еще и с тем, что Руслана Гегечкори хотят наказать как из кавказского понятия мужской чести, принятой в горской среде неотвратимости мести обидчику, так и из исламского понятия неприкосновенности мечетей и молящихся людей.

Авторитетные представители чеченской диаспоры пообещали просто так инцидент не оставить и заявили, что спрос будет как с Руслана, так и с его отца. «Сейчас и среди воров в законе, и среди выходцев из Чечни эта тема активно обсуждается, все стоят на ушах, в ближайшее время вполне может пролиться кровь», — пишет «Росбалт».

В среде сетевой кавказской молодежи также бурлят страсти. «Уничтожить повсеместно это воровское болото…», «Ни на тех напали», «Очень надеюсь его накажут», «За поступки надо отвечать, всем…», «Беспредельщик, младший или не младший… Его нужно наказать, хотя этот пёс действовал с разрешения администрации»….

«Воры, или как их там, одного понять не могут, что их понятия никак не распространяются на чеченцев! Они могут быть ворами, барыгами, Джеки Чанами, но в своей среде», — комментируют конфликт подписчики лидера чеченского молодежного землячества в Москве на его странице в социальной сети.

Салафитский ответ

Что касается наказания Гегечкори по линии «тюремных джамаатов», то здесь уже ответная мобилизация пошла не только среди чеченцев, но и среди верующих заключенных всех остальных национальностей. Причем речь идет не только заключенных самой тувинской колонии.

Как передает Yenicag, после разгрома молельни для заключенных-мусульман бандой грузинского вора Руслана Гегечкори рост напряжения между ворами и мусульманами наблюдается по многим зонам в России. Кроме того, факт нападения на мечеть заставил собраться и верующих, находящихся на воле.


Сын и отец Гегечкори

Как передает источник «Новой Эпохи», избиение заключенных мусульман грузинским вором и разгром тюремной мечети вызвали возмущение, в первую очередь, в салафитской среде. Поскольку ядро «тюремных джамаатов» в российских тюрьмах составляют именно салафиты, осужденные по различным антиэкстремистским статьям.

Салафитская среда и на зоне, и на воле отличается высокой сплоченностью. Оттого, находящиеся на воле члены салафитских общин не оставляют в беде своих единоверцев на зоне. Кроме того, многие из ныне находящихся на воле салафитов, некогда сами прошли через суды и длительные сроки заключения.

После нападения воров на мусульман в мечети тувинской колонии, власти усилили контроль над проблемными зонами, в которых потенциально могут произойти новые стычки между воровской кастой и «тюремными джамаатами». Кроме того, силовики усилили контроль и в тех районах Москвы, где ожидаются стычки между криминалом и салафитами.

Статус Шляпы

Чтобы понять уровень напряжения возникший по российским зонам между ворами и мусульманами, стоит остановиться подробнее на положении Руслана Гегечкори (Шляпа Младший) в воровской среде. Как отмечено выше, он является сыном авторитетного вора в законе Роланда Гегечкори (Роланд Шляпа) и внуком Ноя Гегечкори, первым в семье получившим воровской статус.

29-летний Руслан Гегечкори был задержан полицейскими 29 марта 2016 года на улице Микояна в подмосковной Сходне. При личном досмотре у него было изъято около 0,7 грамма наркотика метанон. Руслану инкриминировали статью «Незаконный оборот наркотиков в крупном размере».

Ему грозило наказание в виде 10 лет лишения свободы, но 5 июля 2016 года судья Химкинского районного суда Владимир Жарких приговорил Гегечкори к двум годам колонии. Как только он попал на зону, другие заключенные признали его положение и согласились с первенством вора в законе.

Однако приближенный к Гегечкори заключенный был давно в опале и в напряженных отношениях с мусульманами с Кавказа. И его попытки в новом статусе давать указания чеченцы и дагестанцы пресекли достаточно жестко, за что Шляпа Младший вызвал кавказцев на «разборку».

Гегечкори объявил, что на воле не раз сталкивался с чеченцами и весьма нелестно отозвался обо всей нации в целом, за что и был с ходу отправлен в нокаут одним из чеченцев. Именно после этого Гегечкори, собрав своих сторонников, и совершил погром в тюремной мечети, избив молящихся там чеченцев и дагестанцев.

При этом источники в силовых ведомствах, утверждают, что для отца Руслана — воровского авторитета Роланда Гегечкори и его криминального клана, завоевавшего большой авторитет вскоре после гибели своего покровителя Аслана Усояна (Деда Хасана), совсем некстати разрастание этого конфликта.

Главный воровской авторитет Захарий Калашов (Шакро Молодой) не испытывает симпатий ни к Гегечкори, ни к его ставленникам, авторитет которых уже подвергают сомнению на сходках. Из-за споров о статусе в воровской среде и опасений раскоронования многие «законники» клана Гегечкори были вынуждены покинуть Россию.

Азамат Дадаев

Онкавказ, 19.02.2017