Поколение верующих в покемонов

Категория: 
Покемоноловители

Типичный представитель «проклятого поколения»

Имя видеоблогера Руслана Соколовского, который ловил в екатеринбургском Храме на Крови виртуальных покемонов и получил за это три с половиной года условного срока, стало уже нарицательным. Страна с придыханием наблюдала за ходом судебного разбирательства и терялась в догадках: дадут парню реальный срок заключения или суд проявит христианское всепрощение и отпустит его с миром?

Как и любое знаковое общественное событие, имеющее идеологическое звучание, дело покемоноловителя Соколовского разделило россиян на два лагеря — сторонников и противников поступка юноши. К первым относятся либералы, считающие религию делом частным и вообще отказывающие церковному институту в политической субъектности, и охранителей-консерваторов, чья мировоззренческая база устилается по ширине известной уваровской триады: православие, самодержавие, народность. Центристы, которые пытаются примирить эти две позиции — в абсолютном меньшинстве. Золотая середина, золотая в том смысле, что редкая.

Вообще, личность Соколовского интересна. Его поведенческие паттерны стоит изучить особо тщательно, чтобы понять феномен современного космополита, отказавшегося от своей национальной и религиозной идентичности. Кто не знает, сообщу, что Руслан Геннадьевич Соколовский на самом деле Руслан Гофиуллович Сайбабталов, татарин по отцу. Изменил он фамилию и отчество якобы по причине сложности его произношения. Хотя вряд ли это так.

Соколовский-Байбатбалов типичный представитель «проклятого поколения», выросшего в условиях, когда понятие «свобода» стало вульгарным обоснованием вседозволенности, когда человек сузился до «масштаба» потакания своим страстям и похотям, когда большие метафизические горизонты познания высмеяны, а пошлость и троллинг возведены в ранг творческой величины. Наша эпоха отвратительна тем, что она сделала из человека культ. Гуманизм дошел до своих пределов. Сакральность, патриархальность, духовная аскеза — все это вызывает приступ отвратительного смеха и троллинга у современных яппи, потерявших связь с исторической судьбой.

Конечно, жалко парня

Но у Соколовского его необузданная ненависть к религии (он высмеивал в своих видео роликах не только христианство, но и ислам, откровенно смеясь над верующими людьми), имеет определенную специфику. Он сознательно порвал со своей татарско-исламской идентичностью (пусть и формальной), воспринимая ее как ущербную. Дабы преодолеть свой комплекс, он стал на путь разрушения того, что формировало его психоментальную структуру, что составляло его коллективное бессознательное. Эти хтонические попытки разрушения собственной идентичности (национальной, религиозной, личностной) привели его к богоотрицанию в самой низкой форме — издевательству над символами веры, над самим принципом веры.

Бегство от самого себя, от леденящей кровь реальности унесли его в пространство виртуального мира, где он увлеченно охотился за покемонами. По сути, выражаясь языком религиозного дискурса, Соколовский нашел утешение в мире инфернально-мифических существ.

Конечно, жалко парня. Жалко его отца, ушедшего в мир иной (загробный мир Соколовский отрицает) 15 лет назад, который, естественно, желал другой участи для своего сына, отказавшегося от своих корней.


Руслан Соколовский

Сама по себе тема обширная, ветвящаяся множеством подтем. Одна из основных: где границы светскости и клерикализации? Почему в стране, официально являющейся светским образованием, церковь играет все возрастающую роль, в то время как ислам, к примеру, находится в состоянии притеснения?

Либералы-богоборцы говорят о недопустимости симфонии власти и церкви, что византизм давно остался в прошлом, а нынешняя России туда изо всех сил стремится. Охранители-консерваторы парируют им, что только такой формат и нужен народу, что «так жили, живем, а иному не бывати».

Как не заплутать в этих коллизиях неокрепшим умам?

А ведь светскость — это псевдорелигиозность, где место Бога занимает человек, где религиозная практика заменена светским этикетом и «нормами общественной жизни». Почему атеисты отказывают верующим людям в праве на обладание ключами современности? Почему они ведут себя столь агрессивно по отношению к верующими, а взамен требуют уважения?

А нынешний клерикализм? Разве за это ратовал Иисус, когда изгонял менял и ростовщиков из храма, когда говорил, что «легче верблюду пройти через угольное ушко, чем богачу попасть в рай»? И как бы насмехаясь над этим заключением пророка, клан Медичи (либералы того времени) в XV веке на центральной площади Флоренции воздвиг многометровый макет иглы, через ушко которой прогоняли верблюдов и ослов! Разве не Иисус был обвинен клерикалами из Синедриона, выражаясь современным юридическим языком, в экстремизме?

Вопросов много. Готовы ли стороны ответить на них? Пока что даже постановка этих вопросов, и та наталкивается на сильное противодействие, порой грозящее обвинениями в «оскорблении чьих-то чувств».

И вот как не заплутать в этих коллизиях неокрепшим умам «проклятого поколения»! Кто же правильно истолкует им фундаментальные вопросы жизни, экзистенциального переживания себя в этом бренном мире?

А судили парня зря. Зачем делать из него мученика и героя хулителей веры. Хотя кто знает, как в дальнейшем изогнется его судьба. Ведь участвовал же один из столпов христианского учения апостол Павел как воинствующий фарисей в преследовании первых христиан, а затем по пути в Дамаск обрел веру.

Ибо всё в руках Создателя, кто бы что ни говорил!

Руслан Айсин

Реальное время, 26.05.2017

Понравился материал - поддержите нас