Отчего молчит российская умма?..

Категория: 
Российская умма

Вообще говоря, произошедшее — речь о трагических событиях в петербургском метро — колоссальный провал спецслужб, если не часть какой-то внутриэлитной подковёрной борьбы в ходе очередного избирательного цикла. На фоне практически ежедневных рапортов о задержаниях экстремистов-вербовщиков-пособников, сопровождаемых мутноватой «оперативной съёмкой» распростёртых тел, вдруг такое фиаско.

У обывателя — когнитивный диссонанс: как же так — дерзкий теракт прямо под носом у всесильного ФСБ во время пребывания первого лица в северной столице, после того как изо дня в день, из года в год его убеждали, что всё под контролем, враг не пройдёт и мышь не проскочит… Как же так-то?.. — думает обыватель. А что, если завтра снова? А если меня? А зачем тогда всё это маски-шоу, а ну как все эти «бойцы невидимого фронта» в погонах и без, что день и ночь не смыкая глаз и не покладая рук за мои деньги меня защищают, однажды так же не справятся с задачей, и следующей жертвой суждено будет стать мне? — рассуждает он…

Но рассуждать вредно, ведь процессом рассуждения амёба отделяется от массы и приобретает шанс превращения в полноценную личность. Поэтому сразу после трагедии начинается шоу. Это как анестезия: населению ведь надо разъяснить, как такое вообще могло произойти, кто виноват, что делать и как дальше жить. То есть «вербализировать» кошмар, чтобы он стал менее пугающим и побыстрее забылся, а дальше можно опять погрузиться в тлетворный морок безрассудного потребления. Хорошо ещё не только объяснить происходящее, но и указать виновных, желательно сразу всех.

Мы на войне, и у этого противостояния нет начала и нет конца, враг повсюду, и демобилизации не будет, сперва говорят ему. Далее нужно задать направление мысли, откуда исходит угроза: почему молчит мусульманская умма России, вторя ведущему, лапидарно восклицает кинорежиссёр Шахназаров в эфире популярного телешоу. Вопрос повисает в воздухе, так как нет в эфире популярного вечернего ток-шоу ни единого представителя этой самой уммы, чтобы ответить. И данный немой ответ красноречивее любых слов. Потому и молчит, что главным специалистом — а стало быть, и представителем, ибо что спрашивать у уммы, если есть некто, хорошо в её вопросах разбирающийся — по исламским делам в таких телешоу является некий Сатановский и подобные ему. Ибо не было и нет в российском обществе диалога со значительной своей частью. Это как если бы какая-нибудь часть тела вдруг перестала реагировать. И зачастую этот орган не виноват — проблема в рефлексах и импульсах головного мозга.


Сатановский — главный «эксперт» по исламу в российских медиа

Что характерно и для общественного организма: он функционирует так же.

Когда-то, на заре туманных 90-х, когда лицом российской внешней политики были водянистые глаза над безвольным подбородком по фамилии Козырев — курьёзной, ибо вопреки её смыслу носитель оной являлся самой что ни на есть шестёркой, шнырём на побегушках у мирового Либерального клуба, — было решено включить Россию в неоколониалистский проект. Так как объектами проекта были назначены мусульманские народы в качестве источника стремительно иссякающего на Западе человеческого материала и их территория для грабежа остальных ресурсов, в России «по совету старших товарищей» пошли путём маргинализации исламской общины страны, для чего использовали опыт идеолога и проводника этой политики — сионистского образования.

Сейчас уже трудно сказать, почему эта заведомо убийственная для России программа была принята на вооружение, скорее всего, просто поступило указание: типичная ситуация для государств, не имеющих суверенной внешней политики — внутренняя политика таких стран становится функцией внешних сил. Но то ли просто не учли разность масштабов, исторического генезиса и сложившегося веками положения вещей, однако её воплощение нанесло колоссальный урон государственному строительству в РФ. Хотя, может, в этом и состоял замысел?.. В ситуации, когда для спецслужб преследование значительной группы населения по признаку религии превращается в чрезвычайно доходный бизнес (всего-то нужно нагрянуть куда-нибудь в молельный зал, положить всех лицом в пол, разбросать вокруг какие-то брошюры, и можно рапортовать о раскрытии какой-нибудь ячейки или, в крайнем случае, обнаружении экстремистской литературы, а затем получать премиальные и очередные звания), неизбежен был раскол общества.

Попытка маргинализации мусульман по «израильскому» образцу, отказывая им в паритетном или пропорциональном представительстве в органах власти, СМИ и на других общественных площадках имела следствием фрагментацию страны по национально-религиозному признаку. Для нейтрализации последствий такой фрагментации центральная власть вынуждена постоянно укреплять пресловутую «вертикаль», законодательно расширяя репрессивный правоприменительный инструментарий всякими «законами Яровой», неизбежно распространяемыми на остальные общественные группы, сгущая этим атмосферу страха, и парализуя социальную жизнь в целом.

Таким образом народы, веками совместно строившие Россию, оказались разобщены и оттеснены на обочину общественной жизни только лишь в угоду внешним интересантам. Даже чеченская тема была использована для усиления задаваемого антиисламского дискурса, хотя исполнителям было хорошо известно, что ичкерийский проект был от начала и до конца этно-сепаратистским, но никак не исламским.

Кажется, в верхах растёт понимание гибельности избранного — а точнее, навязанного извне — антиисламского дискурса. Но судя по тому, что исполнителем петербургского теракта назвали «the usual suspect» («обычного подозреваемого»), политической воли вырвать страну из этого дискурса ещё нет. Однако вызовы, с которыми столкнулся Запад в процессе его реализации, не оставляют сомнений: неоколониалистский проект мёртв, и те, кто пытается встроить в него Россию, сознательно или невольно влекут её к пропасти.

России необходимо общественное согласие, нужен общественный договор без разделения на «первых», или «государствообразующих», и «последних», или «неблагонадёжных». Исламской умме необходимо неукоснительное соблюдение её прав, закреплённых в конституции России. Чтобы потом не вопрошать риторически, почему же, дескать, она безмолвствует.

Мурат Темиров

09.04.2017

Понравился материал - поддержите нас