О методе номинализма в Коране

Категория: 
картина

Диспуты между саляфитами и ашаритами/матуридитами про «руку Аллаха» и символизм в Коране начались не вчера и кончатся не завтра. Как по мне, так выглядит это всё так, как будто едут навстречу два бронепоезда по одним рельсам и не то, что даже не хотят сворачивать, а просто не могут, поскольку не понимают куда.

Итак, что такое номинализм?

Изначально номинализм возникает как оппозиция платонизму, а конкретно говоря, платоновской доктрине о существовании некоего «мира идей», который предшествует «миру вещей».

Видите треугольник? Не видите? Ну и неважно. Я тоже не вижу, однако треугольник, предположим где-то тут нарисован. Вполне конкретный треугольник с вполне конкретными катетами, гипотенузой и углами. По версии Платона, прежде чем такой конкретный треугольник появился в «мире вещей», существовал некий идеальный треугольник в «мире идей». И вот тот идеальный треугольник воплотился в конкретный треугольник, который мы наблюдаем. Ну, или можем наблюдать в принципе.

Не будем сейчас касаться вопроса о том, откуда Платон вообще взял, что этот «мир идей» существует. В нашем случае, логика Платона не очень важна. Важно обратить внимание на другое. Конкретный треугольник может быть равнобедренным или даже равносторонним. Или не быть ни тем, ни другим. А вот что касается идеального треугольника — то его признаки совершенно непонятны. Этот идеальный треугольник должен одновременно содержать в себе противоречивые признаки разных треугольников, иначе как бы он ещё мог в эти конкретные треугольники воплотиться? Он должен быть и равносторонним, и неравносторонним, и равнобедренным, и не равнобедренным одновременно.

Понимание этого, привело номиналистов к выводу о том, что этот идеальный абстрактный треугольник — есть ни что иное как символическая фикция, которая в принципе не может существовать.

Существует только конкретный треугольник, а не «треугольник вообще». К «треугольнику вообще» можно относиться как классу понятий, объединяющему конкретные, эмпирически верифицируемые понятия, существующие в реальности. Причём, что интересно, сам этот класс понятий мы даже не в состоянии представить. Всё, что мы можем представить, будет всегда конкретным — конкретный треугольник, с конкретными углами и размерами сторон.

Сам класс понятий не объединяет понятия по всем признакам, а берёт только отдельные признаки, которые не дают исчерпывающего описания.

Например, класс треугольников объединяет геометрические плоские фигуры с тремя углами. Каковы эти углы, каковы размеры сторон этих фигур — нам совершенно ничего неизвестно.

Но с треугольниками-то ещё ладно. Математика — наука точная и логичная.

Гораздо сложнее с классами тех понятий, которые мы встречаем в обиходе. Здесь различия и сходства иной раз могут быть столь неуловимы, что их и определить-то нелегко.

Например, велосипед. Что общего у всех велосипедов? Как их объединить в класс понятий «велосипед»? Бывают велосипеды двухколесные. Бывают трехколесные. Бывают велосипеды, где к оси заднего колеса прикручено ещё два маленьких колесика — итого получается четыре колеса. А если с велосипеда вообще снять колеса? Хм… Тогда будет велосипед без колес, но однако же он всё также останется велосипедом. А можно прикрутить колёса обратно и снять руль. Получится нефункционально, но однако это всё равно велосипед, только со снятым рулем.

Вы можете, конечно, сказать, что велосипед — это такая штука, которая когда совсем в порядке, то на ней можно кататься. А вот и нет. Велосипед может быть игрушечным. И кататься вы на нём не сможете. Сделан велосипед может быть тоже из разного материала — из металла, пластика. А мой сын слепил как-то велосипед из пластилина. А еще велосипед может быть нарисованным и полностью лишённым объёма. На него можно смотреть, но на нём нельзя кататься, нельзя крутить педали и его нельзя разобрать на запчасти. И тем не менее, если показать вам нарисованный велосипед вы тут же скажете, что это именно велосипед, а не автобус, и не трамвай.

В нашем языке классы понятий столь нечетки, что очень многое мы понимаем чисто интуитивно.

Что означает «рука вообще»? Есть рука у человека, а есть рука у обезьяны. И есть рука у манекена и может быть у робота. Из последнего следует, что рука необязательно относится к биологии. Рука не обязана иметь какой-то привычный функционал, чтобы быть рукой. Например, человек, обезьяна и робот рукой двигают, а манекен нет. В отношении «руки вообще» мы не можем чётко сказать, из чего рука сделана. Она может быть и из человеческой плоти, и из металла, и из пластмассы. Опять же, она может быть нарисованной. Обязана ли рука иметь пять пальцев, чтобы быть рукой? Нет. У руки вообще может не быть пальцев (ну мало ли, получил кто-то производственную травму, остался без пальцев, а рука сохранилась).

Так что такое «рука вообще»? Это символическая фикция, введённая для каких-то прагматических целей. А вот конкретная рука конкретного Ивана Ивановича — это не фикция.

Рука Аллаха столь же неописуема, как и Аллах. Но это и не символ. Точно также как рука Ивана Ивановича не символ «руки вообще», не символ его физической или иной мощи, не символ его личного величия или власти.

Важно вообще осознать как работает наше мышление с общими понятиями. А работает оно, прямо скажем, со скрипом. Сталкиваясь с чем-то не совсем понятным или неизвестным, наше мышление тут же соотносит это с неким общим понятием и уже оттуда проводит аналогию с тем, что известно нам из собственного опыта. По сути, мы подгоняем неизвестное под известное. Причём делаем это на автомате, даже толком не задумываясь. Такой процесс познания заложен у нас даже на уровне психологии. По-другому мы не можем.

И только более глубоко и сознательно вникая в вопрос, мы можем обнаружить, что все наши мыслительные устремления от частного к общему и обратно могли быть неправомерны. Однако, человеческое мышление настолько остроумно по своей структуре, что в этом случае мы создаём новый класс понятий, чтобы в следующий раз наступить на те же самые грабли.

Рука Аллаха — это Рука Аллаха. Именно так и надо воспринимать, а не пытаться описать неописуемое посредством нашего скудного человеческого опыта.

Артур МОСКВИН

Понравился материал - поддержите нас