Нефтяные дела Исламского государства

Категория: 
нефть ИГ

Исламское государство контролирует большинство нефтяных месторождений Сирии и нефть является крупнейшим источником доходов для этой группировки.

Газета Financial Times проследила путь сирийской нефти – от добычи до конечного потребителя. Стоит понимать, что картина эта не полная, оценки зачастую поверхностные, методология понимания ситуации тоже грешит неточностью. Но, несмотря на эти шероховатости, интересна сама фактологическая ткань расследования, которая помогает уяснить некоторые общие структурные моменты.

Главный нефтедобывающий регион Сирии – Дейр эз-Зур. Там добывают от 34 до 40 тысяч баррелей нефти в день. ИГ также контролирует месторождение Кайяра близ Мосула, которое производит до 8 тысяч баррелей “тяжелой” нефти, используемой, главным образом, для производства асфальта. 

Точно оценить объемы производства в Сирии весьма затруднительно. Все сходятся на том, что с момента захвата нефтяных месторождений джихадистами объемы производства снижаются. Большинство месторождений стареет, и, несмотря на усилия ИГ и поиск квалифицированных рабочих, у Исламского Государства нет ни технологий, ни оборудования для правильного и планомерного обслуживания нефтяной отрасли. Несмотря на это, нефть остается главным источником доходов группировки. 

Цена нефти зависит от её качества. Некоторые месторождения берут по 25 долларов за баррель, другие, как, например, аль-Омар, крупнейшее в Сирии, берут по 45 долларов. В общей сложности ИГ зарабатывает на нефти 1,53 миллиона долларов в день. Многие верят в то, что нефть ИГ “идет на экспорт”. В реальности же она сбывается на “подневольных рынках” на территориях непосредственно контролируемых Исламским государством или прилегающим к ним. 

Группировка продает большую часть нефти независимым торговцам прямо на месторождениях. Речь идет об очень хорошо организованной системе. Сирийские и иракские покупатели ждут в очередях вдоль дорог, ведущих к месторождениям, иногда неделями. У покупателей сырой нефти есть три варианта реализации: 

– Доставка на близлежащие нефтеобрабатывающие производства. Обычно это делают торговцы, у которых с таким заводом есть прямое соглашение. После доставки они сразу возвращаются в очередь на нефтяное месторождение. 

– Продажа торговцам, работающим на мелких партиях, которые потом на небольших автомобилях завозят нефть в северную Сирию, на территорию контролируемые другими группами мятежников, или на восток – в Ирак.

– Торговец может попытать счастья в сбыте нефти местным заводам или на местных рынках. Самый большой из таких рынков расположен в аль-Каим близ иракской границы. 

Большинство торговцев предпочитает немедленно продать нефть и вернуться в очередь на месторождении. Они могут рассчитывать на прибыль минимум в 3000 сирийских фунтов за баррель (10 долларов). Большинство нефтеперерабатывающих производств Сирии расположены на территории, контролируемой ИГ. Небольшое число производств на территориях мятежников пользуются дурной репутацией из-за низкого качества производимой ими продукции. Очистительные заводы и цеха производят бензин и мазут. Из-за того, что качество бензина не может быть гарантировано, а производство его дороже, большей популярностью пользуется мазут. Он совершенно необходим для работы электрических генераторов в местности, где иных источников энергии не существует. 

Процесс очистки осуществляется местными жителями, построившими свои “фабрики” после того, как авиаударами коалиции были уничтожены мобильные очистительные заводы Исламского государства. У собственников есть контракты с боевиками на покупку нефти. Есть признаки того, что в последние месяцы ИГ вернулось в нефтепереработку. По данным Financial Times, ИГ в последние месяцы купило пять таких производств. 

На заводах ИГ бывший собственник остается в качестве зиц-председателя. Группировка поставляет нефть, за это она забирает весь мазут и делится с собственником доходами от реализации бензина. У ИГ также есть собственный парк цистерн, который регулярно доставляет нефть на принадлежащие Исламскому государству производства. ИГ также поддерживает неофициальные контакты с сетями заправочных станций и другими игроками на рынке. 

После того  как нефть очищена, она поставляется на рынки Сирии и Ирака. На этом этапе ИГ практически не контролирует процесс. Около половины нефти уходит в Ирак, остальное идет на сирийские рынки – и на территории ИГ, и на территории мятежников к северу. 

Существует несколько крупных нефтяных рынков в Сирии, некоторые поблизости от нефтеперегонных заводов. В большинстве городов есть рынок, на котором местные продают и покупают нефтепродукты. Часто они покупают оптом на больших рынках. Большие рынки расположены в контролируемых ИГ городах Манбидж и аль-Баб в восточной части провинции Алеппо. Здесь торговцы обязаны предъявить документ, что ими уплачен закат. 

Торговцы с территорий контролируемых мятежниками и не платящие заката должны уплатить налог в 200 фунтов за баррель (0,67 доллара). Некоторые частные рынки берут свои собственные налоги. Один из крупнейших рынков в регионе аль-Каим взимает с продавцов и покупателей по 100 фунтов за баррель сырой нефти (30 центов). 

В контролируемых ИГ иракских городах (таких как Мосул) топливо продаётся на “мини-заправках” с двумя шлангами. Их часто можно видеть на углу улиц, и торговцы называют их в соответствии с той частью Сирии, откуда приходит нефть, чтобы покупатель знал о качестве продукта. 

На территориях, удерживаемых мятежниками в Сирии, продаются два типа бензина – более дорогой, произведенный на заводах ИГ, и более дешевый и менее качественный, произведённый местными цехами. Местные жители, как правило, покупают и тот и другой. Более дешёвый используется для генераторов, для машин используют более дорогой. 

Сирийские торговцы говорят, что в последние месяцы этот бизнес начал хиреть,но не из-за усиления контроля на границах, а из-за резкого падения цен на мировых рынках. Но некоторые особенно упорные контрабандисты продолжают свой начатое коммерческое дело. Большая часть контрабанды идет через северо-запад Сирии, находящийся под контролем оппозиции. Контрабандисты покупают топливо на местных рынках 25-литровыми канистрами, и перемещают их через границу пешком, на лошадях или на ослах. 

В Ираке основная часть контрабанды, проходившая через северный Курдистан, блокирована, и теперь маршрут отклонился и проходит через Иорданию в провинцию Анбар. Когда цены на нефть были высоки, контрабандисты загружали по 50-60 канистр в вёсельные лодки, и, используя верёвки, перетаскивали карго в Турцию. На другой стороне груз забирали трактора и увозили на местные рынки, где канистры грузились на большие фургоны, с которых их потом и продавали. Некоторые небольшие сирийские и турецкие города договорились и проложили под землей шланги, по которым качают нефть через границу. 

В последнее время, однако, турецкие пограничники усилили борьбу с подобной практикой. Популярным маршрутом для тех, кто тащил канистры на своих плечах, был Харбет аль-Джавз. Маршрут в основном перекрыт турками, но отдалённость района привела к тому, что отдельные торговцы продолжают просачиваться в Турцию. В таких местах  как Ас-Сармада и Ар-Раи  контрабандисты перевозят канистры на мулах, лошадях и ослах. Животные могут перевозить от четырех до восьми канистр за раз.