М.Фейгин: «Угроза импичмента Трампу существует»

Категория: 
Марк Фейгин

Известный адвокат и политический аналитик Марк Фейгин в интервью «Поистине» о феномене Трампа и о том, чего ждать миру от его президентства.

О протестах против Трампа

Нынешний размах протестов против Трампа сопоставим по масштабам выступлений против Буша-младшего. Мне кажется, есть достаточно существенная «молчаливая» поддержка Трампа, особенно в традиционных штатах. Симпатии к нему испытывает широкий спектр среднего класса, и это сильно недооценено, потому что принято считать только традиционный белый элемент. И, кстати говоря, они не допустят того, чтобы поколебалась американская демократия путем того, что улица, толпа может «пересмотреть» итоги выборов. В этом смысле угрозы для него я не вижу. Сами протесты не приведут (по одному из прогностических сценариев) к революции или гражданской войне в США, революции именно традиционалистского типа, не социального (белой Америки против нового глобального влияния).

К слову, за время правления Обамы экономика США укрепилась. Те проблемы, которые имелись за 8-летний период президентства Буша, они сейчас очень сильно видоизменились в сторону большей стабильности. Дело в том, что Обама, помимо сильно критикуемой «Оbamacare» (реформы страхования), действительно добился серьёзных результатов в очень многих отраслях американской экономики. Поэтому предпосылкой массового протеста не может быть лишь эксцентричность Трампа, крупного бизнесмена девелопера, который пришел к власти в США. Предпосылкой должны быть социальные проблемы, которые могли бы привести к чему-то радикальному.


Дональд Трамп и Барак Обама

Другое дело, что, несомненно, Трамп представляет определенные круги не только традиционалистов и консерваторов, но и, конечно, крупного капитала. Как это ни странно, но он в период своей кампании боролся с Уолл-стритом, с банками. Свою предвыборную кампанию он вёл критикуя крупный капитал, но, с другой стороны, он сам этот крупный капитал и представляет. Если посмотреть на тех, кого он рекомендует в команду администрации, то это представители крупного капитала. Минчин, Тиллерсон и другие — это всё представители крупного бизнеса, которые связаны с высшим истеблишментом, поэтому я не считаю, что здесь есть какое-то классическое противостояние крупного бизнеса и политического высшего класса с разведкой с другой стороны. Я думаю, здесь гораздо более глубокий раскол (я полагаю, это разное понимание роли Америки, как мировой сверхдержавы) и, конечно, перспектива импичмента Трампа существует.

Об отношениях Трампа с Россией

Можно ли свести всё это к отношениям с Россией, обвинениям в том, что Трамп является некой марионеточной фигурой Кремля, и что не только вмешательство российских хакеров повлияло на исход выборов, но и его тесная связь по бизнесу? Первое, что надо сказать, это наличие консенсуса между республиканцами и демократами относительно отношения к России. Вот тут не надо питать никаких иллюзий. Они твердо для себя решили: Россия является одной из главных мишеней, врагом американской безопасности. Там, где Россия не угрожает США, она оспаривает первенство США в отстаивании глобальных интересов, будь-то на Ближнем Востоке или других местах. Поэтому если Трамп не договорится с истеблишментом, то, конечно, угроза импичмента будет нарастать.

С другой стороны, проблема заключается в том, а нужно ли Трампу испытывать судьбу и доводить всё до импичмента? В этом у меня нет убеждения. Я как раз считаю, что найден компромисс по этому вопросу, учитывая, что вся команда Трампа это достаточно консервативные республиканцы, начиная от его вице-президента Майкла Пенса, главы Пентагона Мэттиса и заканчивая главой ЦРУ Помпео. Все эти политики держатся генеральной линии республиканского истеблишмента. Они выступают против вычленения Трампом Кремля из общей американской повестки, в приоритетную сферу его, как gрезидента США, отношений с Путиным. Поэтому Трампу проще сдать политическую стратегию на союз с Россией, с Путиным, нежели подвергать свою судьбу риску импичмента. На мой взгляд, он пойдёт на компромисс со своим истеблишментом, несмотря на свою эксцентричность в поведении по отношению к прессе, нападок в социальных сетях против руководства республиканской партии, не говоря уже о демократах. И начнется новая полоса, как это уже бывало в истории.

Многие уже не помнят, когда Буш-младший стал президентом США, он обозначил своё отношение к Москве как негативное. Но потом была встреча с Путиным на его ранчо в Техасе, где он вроде как заглянул в глаза «другу Владимиру» и увидел там нечто такое, что сблизило их. Потом его за это много критиковали. Маккейн говорил, что «в глазах у него только КГБ» и т. д. И, кстати говоря, я встречался с Маккейном и многими республиканцами в Вашингтоне в своё время и никакой русофобии там не обнаружил. Наоборот, скорее, там интерес и некое понимание необузданного масштаба России, а не зоологическая ненависть к русским. И я не вижу здесь противоречий с Трампом. Потому что если исследовать его политический генезис, то он сначала симпатизировал демократам, а потом резко стал более консервативным. Известно, что он работал с администрацией Рейгана, а еще недавно дружил с семейством Клинтонов. Тут нельзя выводить у него какую-то последовательную политическую идеологию, которая привела его к посту президента, вопреки враждебной позиции американских масс-медиа. У него вообще нет поддержки в журналистском сообществе. Он конфронтирует не только с демократическим истеблишментом, но и с республиканским. Ведь его не поддерживают самые видные деятели республиканской партии, несмотря на всю свою прагматичность. Хотя, естественно, они всё равно будут с ним работать.

Для республиканцев это тоже очень важный шанс. Они восемь лет не были у власти. И именно сейчас, имея большинство в Сенате, в Конгрессе, да ещё и президента, они могут осуществить очень многие программы, которые намеревались реализовать. В частности, они будут развивать программы по добыче сланцевой нефти, ряд программ по экономической, инвестиционной деятельности в самих США. Это не только программа Трампа. Уже давно говорится о том, что производство должно вернуться в США, и этот аспект будет играть более решающую роль, чем отношения с Москвой. Отношения с Москвой всё равно будут корректироваться, потому что генеральную политику государства там определяет не только президент, но и в своей части Сенат, Конгресс.

В конечном итоге, всё сведётся к каким-то решениям внутри самих США, которые повлияют на договоренности в отношениях с Европой (там тоже кризисная ситуация), но и с Россией, конечно. Я бы не питал таких радужных иллюзий об этих отношениях, какие испытывает Москва и российская элита. В частности, о том что они отменят санкции. Никаких санкций они не отменят, потому что они введены не только президентскими указами Обамы, но в значительной степени Конгрессом и Сенатом, как акт «Магнитского», например.

О том, состоится ли Трамп как реформатор

Президент США избирается всего на четыре года. Это, на самом деле, очень мало для масштабной реализации намеченных Трампом реформ. Он может принять какие-то свои решения, но последствия их скажутся гораздо позже. Не после года-двух, а четырёх лет. Если он говорит о перекрытии границы с Мексикой для остановки нелегальных мигрантов, то на это годы уйдут. Он говорит, что вернёт производство, это тоже вопрос не одного дня: там надо заградительные пошлины вводить, если США выйдут из НАФТА (Североамериканская зона свободной торговли — прим.ред.) и т. д. Сумеет ли Трамп показать результаты этой программы через несколько лет, я не уверен.

О возможном перевороте в США

Дело в том, что Трамп сам себе усложняет жизнь. Он, выступая публично, постоянно критикует американские масс-медиа, являющиеся столпом американской демократии, он критикует не только политиков из противоположного демократического лагеря, но и из республиканского. Он не находит общего языка с крупнейшими общественными объединениями, с очень многим количеством лоббистов. Это в американской традиции нечто новое, никто не знает, как на это реагировать, потому что президент, который на пресс-конференции говорит: «нет, я с вами разговаривать не буду, потому что вы фейковые издания, как CNN», это небывалый случай. В этом, безусловно, присутствует реванш традиционалистов. Плюнуть в лицо левых либералов с президентской высоты дорогого стоит.

Несомненно, Трамп является крупнейшей политической фигурой именно традиционного, правого лагеря, и станет ли он революционной фигурой в правом смысле, я не берусь сказать. Американская система сдержек и противовесов очень стабильна, и чтобы её пошатнуть действительно нужны очень серьёзные силы. Мой покойный друг Гейдар Джемаль говорил, что американская революция, если и произойдет, то это будет революция американской армии и спецслужб против установившегося порядка. Это была одна из его версий, но я никогда в неё не верил, мы много спорили по этому поводу. Но некоторая провиденциальность в этом была. Надо отдать должное, Гейдар Джахидович видел вещи, которые зачастую никто не видел. Он в своё время спрогнозировал войну на Донбассе, в которую вообще никто не верил после Крыма. То есть его гений интуитивно прогнозировал будущее. И если он был прав в своей конспирологической версии, то исключать того, что Америка может находиться на пороге новой гражданской войны и революции, о чем он говорил, нельзя. Но для этого, повторяю, нужны совершенно невероятные по масштабу катаклизмы, которые приведут, прежде всего, к очень тяжёлым социальным изменениям. С обеднением среднего класса, с какими-то социальными бунтами и так далее. Я не наблюдаю таких социальных предпосылок, но вот цивилизационных предостаточно.

О перспективах Третьей мировой

Ситуация в мире меняется. Мне кажется, что ближневосточная проблема не снялась, она только усугубилась. Считалось, что США найдут общий язык с Россией в части борьбы с ИГ, решения проблемы Сирии и Ирака. Казалось, что Америка договорится с Россией. Трамп с Путиным делают реверансы друг другу, говоря о том, что можно договориться по проблеме ИГ, усмирить очаги нестабильности в этом регионе. Но проблема в том, что Трамп, с одной стороны, об этом громогласно заявляет, а с другой, он позиционирует себя изоляционистом. Он говорит: «зачем нам тратить деньги на войну на Ближнем Востоке?».

Такая же перспектива и в Европе. После «Брексита» процесс развала ЕС запущен. Трудно сказать, как быстро пойдёт этот процесс. Его интенсивность зависит от ряда факторов. Например, от победы в мае на президентских выборах во Франции Франсуа Фийона. Его программа достаточно жёсткая по отношению к брюссельской бюрократии. Плюс в Германии силы, которые стоят за Традиционалистским клубом, тоже усиливают своё влияние на фоне терактов, на фоне неконтролируемой миграции.

Может ли это стать неким фактором, который способен привести к мировой войне? Я сам не считаю, что мировая война в глобальном масштабе это близкая перспектива. Всё-таки для этого надо, чтобы в мировой экономической системе возникли неразрешимые противоречия, которые решаются только лишь войной. Если раньше война возникала из-за территориальных споров, не столько из-за рынков, то сейчас всё-таки эти войны локальны. Они не глобальны. Потому что колониальный век, век империй рухнул, и возродить его путём инспирации «Третьей мировой войны» невозможно. Содержать колонии не выгодно. Та же Америка демонстрирует, что не хочет больше содержать третий мир. Кстати, дефрагментация таких «колониальных» структур, как НАТО и ряда других продолжится.

О главном оппоненте России и столетии революции

Ровно также она затронет и Россию. Наша страна это глобальная часть суши со ста сорока миллионами населения, с большими пустующими землями, где возможности экономические сокращаются, а у наших соседей, напротив, растут. Китай будет расти, несмотря на торможение экономики. Никуда эти полтора миллиарда китайцев не денутся. Глобальной угрозой для России останется Китай, именно потому что Пекин нуждается в новых территориях, в новых ресурсах. Других возможностей расширения, кроме как в сторону севера, у него нет. Поэтому, скорее всего, как я прогнозирую, напряжение с Востока будет возрастать. Но приведёт ли это к реальной войне — это загадка. Думаю, что её пока можно избежать. И те факторы, которые сейчас определяют эту нестабильность, могут видоизмениться, экспансия восточного соседа может принять мирный характер и это стабилизирует положение в целом.

Россия цикличная страна. У нас 100-летие революции в этом году, а мы, возможно, на пороге нового катаклизма. Но проблема в том, что сил способных изменить ситуацию внутри самой России, пока не просматривается. К чему питать иллюзии, внутри самой системы нет этих сил, также, как и во вне её. Россия будет испытывать трудности социально-экономического порядка, но не факт, что они приведут к каким-то глобальным политическим изменениям. Здоровье Путина главный фактор политического долголетия режима в России, а никак не вызовы, которые возникают из политических противоречий внутри общества.

Об отношениях США и Китая

Трамп придерживается линии двух Китаев, причём он об этом заявил официально. Многие преувеличивают, говоря, что всё идёт к глобальной поддержке Тайваня. Известно, что Вашингтон поддерживает финансовые отношения с Тайванем, продаёт оружие, но, честно говоря, глобальный интерес остается на стороне большого Китая. Потому что взаимоотношения с Китаем остаются стратегическими для США. Внутри республиканской элиты скорее преобладают настроения о китайской угрозе глобальному доминированию США. В этом смысле Россия, на чём настаивает и сам Трамп, является союзником Штатов, естественным барьером для роста Китая, но, тем не менее, мне кажется, ситуация изменится. Трамп найдёт общий язык с Си Цзиньпинем. Я думаю, что они, скорее всего, договорятся о сотрудничестве, несмотря на то, что Китай будет морщиться по отношению к нынешнему руководителю Белого дома. В общем-то с Обамой у Пекина всё было хорошо. Китай находил общий язык с прежней администрацией Вашингтона достаточно легко.


Мао Цзэдун и Ричард Никсон во время исторической встречи в Китае в 1972 году

Хотя принято считать, что демократы напирают на необходимость соблюдения права человека, а республиканцы более прагматичны. Я не уверен, что это единственный критерий, тем не менее с Трампом они найдут общий язык по той простой причине, что там есть крепкая традиция взаимоотношений между республиканцами. Это, прежде всего, Никсон, который в своё время с Мао заключил большой договор. Это и республиканские советники, начиная с Бжезинского, хотя он и у демократов был советником, которые стоят за союз с Китаем. В данном случае Россия всё равно будет выступать неким триггером взаимоотношений этих крупных сверхдержав. Но в чью пользу склонится чаша весов? Скорее всего, в пользу США, и США будет этому сильно потворствовать. Россия объективный союзник США в противостоянии Китаю, потому что рост Китая затронет и Россию тоже.

Об украинской проблеме

Другое дело, на каких условиях это будет происходить. Ведь есть проблема Украины, которая должна быть разрешена каким-то образом. По факту сценарий России таков: «мы возвращаем Донбасс и оставляем за собой Крым». Пойдут ли на это США? На мой взгляд, нет. И в этом смысле глобальная карта не перекроится слишком сильно. Россия всё равно останется региональной субдержавой, влияя на всё пространство бывшего СССР, и на Украину тоже. Другое дело, что все попытки Украины вырваться из-под этого влияния могут иметь успех, а могут и не иметь. Это не та история, которую можно предсказать однозначно. То, что останется от Украины даже без Донбасса и Крыма, может остаться в рамках сателлитных отношений Большой Европы и Америки, то есть евро-атлантического влияния, потому что они сами добровольно предпочли это влияние Москве. Москве нечего предложить Украине и другим странам западной части бывшего СССР, у неё нет проекта, кроме клептократической власти и мифической кооперации производства, которые давно доказали свою неэффективность.

О том, что будет с НАТО

С НАТО будут сложности, потому что НАТО, вообще говоря, из-за российской внешнеполитической активности сейчас находится в зоне критики. Так как фактор сдерживания России в европейском масштабе, как функции НАТО, поставлено под сомнение. То есть, если Россия нападет на Литву или Эстонию, вот тогда можно будет убедиться, насколько эффективен институт НАТО.

Трамп не сторонник большого евро-атлантического альянса, финансовой поддержки баз в Германии и Италии. Здесь предстоят большие испытания для НАТО. Для того чтобы его сохранить в прежнем виде, в котором он был, нужны неимоверные усилия, и по-моему, их сейчас ни в одной стране Европейского союза, испытывающих кризис в связи с миграцией и так далее, пока нет. Есть различные проекты создания вооруженных сил Европы. В своё время об этом заявляли Франция, Германия и Брюссель. Я думаю, этот проект будут постоянно выбрасывать на публику исключительно для того, чтобы убедить американский истеблишмент и самого Трампа в том, что альтернативы НАТО нет. Мне кажется, что это несерьёзные позиции, потому что для создания каких-то европейских вооруженных сил ни у кого нет ни сил, ни средств, ни желания. Основную нагрузку финансирования блока НАТО несут именно США. Здесь важно заставить США именно платить те деньги, которые они платят за дееспособность этого блока, более того, главные военные силы всё равно остаются у США. Без американского флота, без самолетов, которых в таком количестве нет ни у одной европейской державы, НАТО не будет обладать такой мощью.

Записал Артём Уточкин

25.01.2017