Кшатрийско-воинский дух и «дресс-код»

Категория: 
у кшатриев особый дресс-код

Лекция о влиянии воинской, героической внешней эстетики на состояние энергетического пафоса тех, кого принято называть «пассионариями», духе и кастовом различии общества, прочитанная главным редактором журнала «Поистине» Русланом Айсиным.


Когда люди на протяжении длительного времени рассуждают о некоем явлении в категории значимости, в какой-то момент это явление или эта вещь наполняется тонкими энергиями. Когда мы думаем о чём-либо, мы тем самым создаём образ, некую нематериальную визуализацию предмета мысли. Этот образ создает напряжение в тонких пластах бытия.

Чтобы пояснить что имеется ввиду, рассмотрим такой пример: мы сидим здесь с вами и рассуждаем о революции. К этим рассуждениям постепенно подключаются новые и новые люди. Из совокупности рассуждений всех втянутых в мыслительный процесс людей постепенно выкристаллизовывается образ. Постепенно за счёт работы этого образа в тонких пластах бытия появляется некое движение, некое напряжение. Это напряжение создает энергетическое облако. В «Былом и думах» Герцен писал, что хоть и упрекали старшие его и его друзей в долгих разговорах, в студенческих пирушках, но, говорит он, разве это общение не было тем действием, из которого родилось смысловое пространство, которым мы теперь живём?

Эти образы — это очень тонкие вещи, о которых даже нельзя сказать, что они осязаемы, но с какого-то момента они начинают воздействовать на среду. Тот же Парацельс говорил, что астральный эфир, который разлит в определенных территориях, он дает возможность особой мыслительной коммуникации. Там у людей может быть развито, к примеру, шестое чувство, или чтение мыслей, или ещё какая-нибудь аномалия. Астральный эфир является фундаментом для паранормальных способностей. У мушриков есть Шамбала. Там есть самадхи, там есть бодхисатвы, которые способны делать необъяснимые с точки зрения профанов вещи. Они могут укрощать огонь, подниматься в воздух. Почему? В том числе потому, что там разлит астральный эфир. Кроме этого они, конечно, могут опосредованно взаимодействовать с великим существом (Иблисом, Дьяволом). Но эта связь не отменяет «материально-технической» составляющей, которая как раз представлена астральным эфиром.

Когда говорят о моде или конкретно о вещах, когда это явление начинает «дышать», оно создает сгустки астрального эфира. Берём идею мундира, как специальной одежды воинского сословия. Военная форма вообще, и мундир в частности, считается нарядной и прежде всего чисто мужской одеждой. Выражение «честь мундира» указывает на обязательства, которые принимает на себя облачённый в мундир человек. В глазах гражданских лиц носитель мундира сразу принимает на себя такие качества как доблесть, смелость, честь, которыми он может и не обладать по своей натуре. Военнослужащий, который идёт в увольнение, по гражданке полностью меняет свою роль.

Давайте рассмотрим, что же стоит за сменой роли. Сама социальная роль связана прежде всего с коллективным бессознательным. В нашем коллективном бессознательном есть понимание мундира. При произнесении слова «мундир» на ум сразу приходят эполеты, гусары, накрученные усы и золотое шитьё. И известно нам это не из фильмов, не из книжек, а именно из коллективного бессознательного, которое представляет собой такие многовековые напластования знаний прошлого. Этот образ в рамках коллективного бессознательного известен a priori. Каждое слово имеет образ. Поэтому когда мы одеваем человека в мундир, его образ начинает резонировать с коллективным бессознательным, с образом военного, и человек уже бессознательно начинает себя по-иному вести. Как у нас обычно говорят: одел пиджак — стал на человека похож. Человек в пиджаке уже не будет сидеть и жрать как свинья. Он будет вести себя поприличнее, кушать аккуратно ножом и вилкой. Одев спортивный костюм уже чувствуешь себя более свободно. Это нам привет из девяностых, которые так же отложились в нашем коллективном бессознательном.

Другое дело — воздействие чистой формы, которая замешивается с идеей эфира. Когда вы много о чем-то рассуждаете, это явление само становится сущностью. И став такой сущностью, оно может уже само оказывать влияние. Я считаю, что каждое явление, которое находится в человеческом дискурсе, имеет какое-то значение. Одежда имеет значение? Да, имеет. Значит она имеет свое сущностное выражение. Или, скажем, спорт или здоровая пища. Когда мы о чем-то много рассуждаем, предмет наших рассуждений начинает жить собственной жизнью, и сам по себе начинает оказывать влияние.

В книге польского писателя С.Грабинского «Тень Бафомета» есть вводная история об одном очень талантливом молодом поэте Вжесьмяне, который чтобы разобраться в себе, променял славу на полную изоляцию от окружающего мира. Исследую возможности своей мысли, он населяет заброшенный дом сонмом призраков, которые в итоге приводят его к гибели. В Коране есть аяты: «И мы его для вашей пользы делать кольчугу научили, чтоб защищала она вас от (своевольной) ярости друг другу» (21:80) и «(А прежде) одарили мы Дауда милостью от нас: „О горы! Вместе с ним хвалу Мне воздавайте! Вы, птицы! (Славьте вместе с ним Меня)“ В его руках железо Мы смягчили. „Кольчугу делай! — (наказали). — И хорошо размер кольцевых петель соблюдай. Твари добро, — ведь вижу Я, что делаете вы“» (34:10, 11), которые указывают на изготовление кольчуг. Воины, одевая кольчугу, вместе с ней «облачались» и в воинскую идею.

Это подтверждает наш тезис о том, что в общем-то любая идея «одевается» на человека. В случае с кольчугой она одевается как образно, так и буквально.

Идея кольчуги в данном контексте может быть применена и к целому государству. Аббат де Сийес сжато и кратко сформулировал желание третьего сословия стать «кем-нибудь», подразумевая под этом, конечно, желание быть «всем». После взятия Бастилии так и получилось, образовалась французская нация. При анализе влияния идей на большие группы людей оказывается, что может возникнуть конфликт и отторжение идеи какой-то группой населения. Это происходит, когда кастовая энергетика не приемлет навязываемые идеологические ценности. Если с человеком кшатрийского типа радикальная идеология сразу входит в резонанс, то, скажем, с шудрой не всё будет так гладко.


Руслан Айсин

Качество третьего сословия связано с подражательством. Поэтому его представителей надо ориентировать на тех, кто будет для них марджа ат-таклид (образцами для подражания). Этими образцами для подражания должны быть воины. Для воинов образцами должны быть герои. Причем подражательство не должно быть понято как кривляние, оно не должно быть понято в пародийном постмодернистском ключе. Под подражанием мы имеем в виду следование — и это абсолютно нормальная вещь. Когда третье сословие из себя рождает вожака, к добру это не приводит. Заносит таких лидеров всегда не туда, потому что позитивную высшую цель они дать не могут. Важно, чтобы лавочников и торгашей вёл не лавочник и торгаш, а человек с мечом.

Здесь интересным примером будет столкновение в 80-90-е годы мелких предпринимателей и рэкета. Все эти мелкие коммерсанты тащили, условно говоря, из Турции в клетчатых сумках товары, и так преодолевая множество трудностей, и ещё к этому к ним приходят какие-то бритые бездельники и говорят: надо платить. Ни эти, ни те не могли выполнять чужую роль: рэкетиры не могли торговать, а торговцы не могли себя защитить (за редким исключением). И торговцы отдавали часть выручки даже не по причине угрозы, а потому, что понимали: так надо делать. Но всегда, когда торгаши объединяются из этого ничего хорошего не получается. Самостоятельности у них не получается, т. к. они являются людьми с очень укороченным и сжатым восприятием реальности, и не могут ставить большие проекты. Наше правительство считает, что будет нефть-матушка и газ-батюшка, и будет за счёт этого достаток. Но в Европе, где засели традиционалисты немного другой подход. Там есть материальное благополучие, но дискурс построен с опорой на «добро» и «благо», из которых появляются социальные гарантии, забота об экологии и т. д.

В этой связи примечателен новый сериал «Молодой папа». Джуд Лоу там играет вымышленного Папу Римского, который волею судеб неожиданно становится Папой всего в 46 лет. Он берёт себе имя Пия XIII, подразумевая преемственность курсу консервативного Пия XII. Есть основания полагать, что этот фильм является заявкой традиционалистов на новую духовность. Фильм, при том, что он очень лёгкий, затрагивает важные темы. Папа против публичности. На своём первом обращении к пастве на площади Святого Петра он выступает достаточно жёстко. Он говорит: вы негодяи, вы забыли Бога, и вам ещё нужно будет постараться, что бы я к вам обратил свой взор. Нам кажется, что это прощупывание почвы Традиционалистским клубом, пропедевтика преобразований, которые давно назрели и в связи с нападками либеральной общественности, и с кризисом самой церковной иерархии.

Идея церковной службы, специальной атмосферы, которая создаётся в храме, она очень влияет на человека, на его психику и на его внутренний мир. В пределе, если человек очень впечатлительный, то он может полностью измениться под воздействием этой энергетики. Наличие таких мест давно известно. В Мекке тоже все люди чувствуют себя по другому. Есть злачные места, в которых человек начинает проявлять свои низменные качества. По этой аналогии жрецами используются специальные технологии. Храмовые комплексы со своей сакральной архитектурой, основанной на сакральной геометрии, хорошо описаны Титусом Буркхардтом в книге «Сакральное искусство Востока и Запада» и Фулканелли в книге «Тайна соборов». Авторы объясняют, как те или иные формы должны повлиять на сознание человека. Интересно в этом плане вспомнить готических горгулий и прочих инфернальных существ на фронтонах католических храмов. Это тесно переплетается с другими проявлениями европейской культуры — с живописью и особенно с литературой. Средневековые богословы подробно описывали обитателей потустороннего мира, для которых он был, может быть, и не таким уж потусторонним.

В наши дни, когда изначальные ключи к дешифровке того смыслового наполнения, которое вкладывали в свои произведения скульпторы, живописцы и писатели былых времен практически утеряны, мы имеем дело просто с культурой, как с выродившейся частью сакральной традиции. Никакая культура не является самостоятельно возникшим феноменом, это всегда отпочковавшаяся вещь. Сакральные танцы скатились до кабаре, священные гимны — до какого-нибудь Гарика Сукачева, а сборники священных текстов — до бульварных романов. Поэтому культура состоит из различных символов, потерявших связь с традицией.

В советские годы деятели культуры так же уделяли много внимания символизму. В этом ключе рассматривалась каждая форма или комбинация форм: например, куб считался выражением покоя, а сдвиги плоскостей и форма спирали отождествлялись ими с динамикой революции. И мы сейчас продолжаем жить в пространстве оформленном с учётом влияния различной символики. Сталин символизм очень любил, он не чета нынешним несерьёзным людям. И он, кстати, интересовался Гурджиевым, даже есть свидетельства того, что Гурджиев его обучал. Есть интересная полуконспирологическая история на эту тему. Уже после войны, в конце сороковых годов, Сталин решил от Гурджиева избавиться. Возможно, он не хотел, чтобы когда-нибудь их отношения стали достоянием общественности (кроме того, в скобках отметим, что есть свидетельства встреч Гурджиева и Гитлера), а возможно, у Сталина, как у человека в летах, начинался маниакал. Но французская разведка пресекала все попытки советских диверсантов. Что бы ответить Сталину, Гурджиев подослал к нему женщину, которая смогла непонятным образом пройти к нему в кабинет через все кордоны охраны. Она принесла ему саблю и записку, где было указано: «Ученику, который так и не смог превзойти своего учителя». Сталин же тоже, как и Гитлер, посылал экспедиции в Шамбалу во главе с Рерихом. При ОГПУ даже был особый отдел, который курировал это направление.

Октябрьская революция, отменившая классы дворянства и буржуазии, и утвердившая новый социальный состав общества, неизбежно повлияла и на формирование моды. Трудовой народ молодой страны должен был выглядеть так, как подобает строителю нового общества, хотя как именно, точно никто не знал. Так что люди были вынуждены приспособиться к новому суровому быту. Естественно, что образцами для подражания были революционеры в кожаных комиссарских куртках, кожаных фуражках и солдатских гимнастерках, перепоясанных кожаными ремнями. Есть книга «Кремлевский волк» о Л. М. Кагановиче, написанная его племянником. Там интересно подмечена мимикрия Кагановича: сначала он носил троцкистские усики и бородку, но после того, как переметнулся к Сталину, бородку сбрил и оставил усы. Т. е. в обществе моду диктует прежде всего вожак.

В современном мире подражательство приняло форму пародии. Почему чандалы такие непостоянные? Потому что у них нет системы ценностей — сегодня он хиппи, а завтра последователь культа Вуду. И когда в качестве примеров для подражания людьми выбираются певцы или футболисты, это говорит об очень низком качестве человеческой глины — у людей просто нет понимания, что следовать за чандалами это позорно. К сожалению, в этом месте стоит согласиться с традиционалистами, которые говорят, что в эпоху Кали-Юги шудры будут во главе пирамиды и будут диктовать жизненные ориентиры. Тут есть правда, но есть и ложь. Деградация идет, но элита никуда не уходит. Раньше иерократия была явной, теперь она скрытая. Жрецы ведь никуда не делись, они укрылись от посторонних глаз. Традиционалисты, конечно, сокрушаются для виду, но тем не менее они признают наличие Дхармы, колеса судьбы. По мысли традиционалистов всё происходит в соответствии с естественным порядком вещей, всё известно наперед. Так чего же они сокрушаются? Как можно критиковать ход вещей, который определен и заложен Первопринципом?!

Разрыв Гейдара Джемаля с традиционалистом произошел как раз из-за отсутствия прямого ответа на этот вопрос. Раз примордиальная традиция абсолютно самодостаточна и безразрывна, за счёт чего она самовыраждается? Почему она выворачивается наизнанку? Традиционализм не даёт ответа на этот вопрос. Есть разные варианты ответа на этот вопрос, но они все частные и мифологические, а не философские. Традиционализм покрывает истину ложью. И это единственный ресурс, который есть у жрецов, чтобы держать человеческую историю в заданной колее.

Руслан Айсин

25.04.2017