Китай входит в сумеречную зону

Категория: 
Си Цзиньпин и Дональд Трамп

На прошлой неделе международное рейтинговое агентство S&P снизило суверенный рейтинг Китая, ссылаясь на резкий рост долга во второй экономике мира. Рейтинг, отражающий платежеспособность правительства КНР как заемщика в иностранной валюте, был снижен с «А+" до «АА-». Негативное рейтинговое действие по Китаю стало для S&P первым за последние 18 лет.

«Продолжительный период роста долга в Китае увеличивает экономические и финансовые риски», — говорится в релизе агентства: суммарная задолженность в экономике — включая корпоративные кредиты, долги физлиц и госдолг — растет заметно быстрее, чем экономика.

По оценке МВФ, общий долг КНР за 9 лет вырос с 146% ВВП до 300%, что почти вдвое превышает средний уровень по развивающимся странам (175%ВВП). При этом на каждый юань новых кредитов экономика рождает лишь 0,625 юаня нового ВВП.

«Любая крупная страна после настолько резкого увеличения долга испытывала либо финансовый кризис, либо продолжительное замедление экономического роста», — отмечает старший инвестиционный стратег Goldman Sachs Ха Джимин. «Наиболее яркий пример — Япония после 1990-х. У страны было слишком много долга, по большей части внутреннего, в результате экономический рост коллапсировал», — согласен профессор Университета Пекина Майкл Петтис.

Проблема заключается в том, что накопленный долг необходимо обслуживать, выплачивая проценты, а это «съедает» доходы потребителей и прибыль корпораций. По оценке Сбербанк CIB, это уже стоит Китаю 10% ВВП ежегодно.

Каждая четвертая компания Китая, имеющая листинг на бирже, функционирует по принципу финансовой пирамиды, обслуживая долг за счет привлечения нового долга, поскольку генерирует не достаточно денежного потока для выплаты процентов, показало исследование Reuters.

В результате банковская система КНР, которая кредитует китайское экономическое чудо, превращается в бомбу замедленного действия, предупреждает бывший аналитик Fitch, ныне работающая в Autonomous Research Asia Шарлин Чу. По ее словам, официальная статистика КНР маскирует истинные проблемы в банковской системе: при официальной просрочке в 1,75% на деле 22% всех выданных в Китае кредитов уже проблемные.

Кредитные вливания стали главным локомотивом китайского экономического чуда в последние 9 лет, отмечает профессор Университета Калифорнии Виктор Ши. По его прогнозу, к концу года общий долг КНР превысит 330% ВВП.

Китайское руководство находится между молотом и наковальней, объясняют эксперты Центра макроэкономических исследований Сбербанка России: с одной стороны, Компартия осознает необходимость укрощения долгового дракона; с другой — отказ от кредитной подпитки грозит банкротствами и замедлением экономического роста.

В большинстве своем компании-зомби — это госкомпании, их суммарный долг достиг 11 триллионов долларов, говорит главный экономист Альфа-Банка Наталья Орлова. В основном это промышленный сектор (угледобыча, металлургия, алюминиевые и стекольные заводы), где 35% всех предприятий убыточны.

Правительство КНР разработало план сокращения избыточных мощностей в экономике на 10%, но это будет означать потерю 4,3 млн рабочих мест и 24–73 млрд долларов дополнительных затрат для бюджета, а кроме того, чревато социальным волнениями.

В долгосрочной перспективе темпы роста в КНР неизбежно замедлятся — с нынешних 6,5–7% до 3% в год, прогнозирует ЦМИ Сбербанка. Поскольку Китай — крупнейший в мире потребитель сырьевых товаров, его замедление, будь то жесткая посадка или мягкая — это одна из главных угроз для долгосрочных перспектив российской экономики, предупредил в Докладе о денежно-кредитной политики ЦБ РФ.

КНР в кольце

К экономическим трудностям стоит добавить главную опасность для Поднебесной — внутриэлитное напряжение на верхах, резонирующее с социальным напряжением снизу. Нынешний глава КНР Си Цзиньпин пытается совершить политическую революцию и остаться у власти по окончании второго пятилетнего срока.

Это желание императора Си породило раскол внутри Компартии. Цзиньпин пытался заручиться помощью Дональда Трампа, следствием этого пакта стал антироссийский союз и игра с «угрозой КНДР». В итоге, Трамп перехитрил китайского коллегу и использовал этот пакт для геополитического удара по КНР: США из-за ядерных испытаний Пхеньяна нарастили военное присутствие в Юго -и Дальневосточном направлениях.

И, естественно, Вашингтон делает всё, чтобы экономически ущемить своего «партнёра». Видимо, крах китайской махины не за горами. И вместе с ней и всего глобального миропорядка. Мир входит в полосу большой нестабильности.

27.09.2017

Понравился материал - поддержите нас