Капли датского короля

Категория: 
Шекспир под запретом

                                                                                                В иных делах стыдливость и молчанье
                                                                                                Вреднее откровенного признанья. «Гамлет», У.Шекспир

Мы, ещё читающее книги поколение, были воспитаны на подвигах Гавроша, мальца из романа Виктора Гюго «Отверженные». «Сорванец», как звали его друзья, помогал революционерам готовить парижское восстание 1832 года. Восстание было жестоко подавлено, а Гаврош принял мученическую смерть.

Прошло 150 лет со времени написания этого романа. Но «отверженные» есть до сих пор. Это молодое поколение, которое власть не просто отвергает, она его боится. Классический сюжет противостояния «отцов и детей».

Выходящее за рамки здравого рассудка инцидент произошёл днями ранее на московской пешеходной улице Арбат, где сотрудники полиции в грубой форме «винтили» десятилетнего мальчика, который перед прохожими декламировал отрывки из шекспировского «Гамлета». По словам полицейских, ребенок выглядел как потерявшийся. Родители же утверждают, что были рядом и препятствовали задержанию. Несмотря на протесты родителей и попытки отбить мальчика, доблестные стражи полиции всё же увезли «нарушителя» в отдел.

Защитники действий полиции, в числе которых и известная певица Диана Гурцкая, стали наперебой голосить о том, что мальчик занимался попрошайничеством, это нарушение закона и вообще «за это в США бы заковали в наручники и долго не выпускали на Божий свет». С их доводами всё предельно понятно. Всё, что делает власть — правильно, власть ошибаться не может, ибо «несть власть, аще не от Бога».

Но почему-то эти самые защитники полицейского произвола не задаются вопросом: отчего эти же методы сотрудники правоохранительных органов не применяют к многочисленным попрошайкам в метро, на вокзалах, площадях, подземных переходах, да на том же Арбате, к примеру, которые в большинстве случаев просто прикидываются немощными?! Потому как хорошо известно, что за ними стоит хорошо организованная мафиозная структура, чьи доходы просто не поддаются исчислению. И уж явно не раскрою гостайны, сказав, что в этот криминальный бизнес вовлечены и недобросовестные представители силовых структур. О пресловутом «крышевании» знают все, и не только понаслышке.

Хотя любая другая европейская столица рукоплескала бы юному парню, который читает Шекспира, или играет на музыкальном инструменте. Это достойный способ заработка. Ведь это лучше, чем просиживать сутками за компьютерами или чатиться в мессенджерах!

Но, те деятели культуры и пропагандистского цеха, которые бросились обвинять мальчика в попрошайничестве, не считают неправильным то, что за свои выступления под фонограмму или низкоинтеллектуальные лекции они получают миллионы. И это хуже попрошайничества — это «относительно честный отъем денег у населения».


Во время задержания мальчика Оскара, читавшего на Арбате Шекспира

Тогда почему же сотрудники московской полиции так агрессивно отреагировали на десятилетнего мальчика, пусть даже пытавшегося декламацией стихов великого классика заработать деньги? Может быть, власть так испугалась протестов 26 марта, когда на улицы городов вышли подростки, которых окрестили «школьниками Навального», что теперь на всех тренингах и инструктажах силовикам внушают, что молодежь это агрессивное, зомбированное оружие либералов из пятой колонны, которая должна стать жертвенным инструментом готовящегося майдана?

Теперь как у Пушкина, власть с подозрением смотрит на «племя младое, незнакомое» и тут же законодательно хочет прописать запрет для детей и подростков принимать участие в митингах и других протестных акциях, а заодно, по крайней мере такие идеи звучат на вполне себе официальном уровне, впускать во враждебный интернет по паспорту. Чтобы всё как у нашего друга Ким Чен Ына.

А может, мальчик, в момент, когда мимо него проходили полицейские, читал известную 66-ю сонету из «Гамлета»:

Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж
Достоинство, что просит подаянья,
Над простотой глумящуюся ложь,
Ничтожество в роскошном одеянье,
И совершенству ложный приговор,
И девственность, поруганную грубо,
И неуместной почести позор,
И мощь в плену у немощи беззубой,
И прямоту, что глупостью слывет,
И глупость в маске мудреца, пророка,
И вдохновения зажатый рот,
И праведность на службе у порока.
Все мерзостно, что вижу я вокруг…

и они восприняли это как экстремистский призыв? Ведь сказал же нынешний спикер Госдумы незабвенное: «Меньше слов — меньше срок».

Вот интересно. Привлекли бы сейчас за экстремизм всенародно любимого поэта-барда Булата Окуджаву, который как раз жил на Арбате и где ему стоит памятник, за известную песню про Гамлета:

Рев орудий, посвист пуль,
Звон штыков и сабель
Растворяются легко
В звоне этих капель.

Солнце, май, Арбат, любовь,
Выше нет карьеры,
Капли датского короля
Пейте, кавалеры,
Капли датского короля
Пейте, кавалеры.

И ведь пел-то он про Арбат, май и Гамлета — точно производя те обстоятельства, при которых был задержан юный любитель Шекспира.

«Итак, когда всё временно и тлен…» (Гамлет).

Руслан Айсин

31.05.2017