Глобализация. Форма и содержание

Категория: 
Глобализация

Понятие «глобализация» прочно вошло в нашу жизнь. Написано много книг на тему глобализации, сделано много выступлений, напечатано много статей в журналах и газетах. Отношение к этому явлению в мире неоднозначное. Есть ярые сторонники, апологеты глобализации, такие как Джордж Сорос (мультимиллионер, финансовый спекулянт, авантюрист и филантроп). Есть настолько же непримиримые противники, которые объединяются для совместной борьбы, например, «движение антиглобалистов». Кроме антиглобалистов есть также и учёные, которые критикуют глобализацию (например, лауреат Нобелевской премии по экономике, профессор колумбийского университета в США Джозеф Стиглиц).

Так что это за явление такое «глобализация», когда и почему она началась, какое влияние она оказывает на нашу жизнь?

Считается, что термин «глобализация» был впервые использован американским социологом Р.Робертсоном в 1985 году. Его определение звучит так: «Глобализация — это серия эмпирически фиксируемых измерений, разнородных, но объединяемых логикой превращения мира в единое целое». Хотя слово «глобализация» использовал еще Карл Маркс, который писал в письме Энгельсу: «Теперь мировой рынок существует на самом деле. С выходом Калифорнии и Японии на мировой рынок глобализация свершилась». На самом деле многие ученые и исследователи этого явления давали свои определения. Для сравнения я приведу ещё два:

«Глобализация — это общий термин, обозначающий всё более сложный комплекс трансграничных взаимодействий между физическими лицами, предприятиями, институтами и рынками, который проявляется в расширении потоков товаров, технологий и финансовых средств, в неуклонном росте и усилении влияния международных институтов гражданского общества, в глобальной деятельности транснациональных корпораций, в значительном расширении масштабов трансграничных коммуникационных и информационных обменов, прежде всего через Интернет, в трансграничном переносе заболеваний и экологических последствий и во все большей интернационализации определенных типов преступной деятельности» (Из официального определения ООН).

«Глобализация — это процесс концентрации управления производительными силами общества» (профессор Константин Петров).

Хочу отметить, что глобализация — это не явление XX — XXI веков. Процесс глобализации шёл с самого момента существования человеческого общества, с того самого момента как народы стали вступать во взаимодействие друг с другом (торговля, войны, браки, религия). Типичный пример концентрации управления производительными силами — образование России из раздробленных княжеств с последующим присоединением Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии и Кавказа. Приведу одну цитату: «Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим. К великому огорчению реакционеров, она вырвала из-под ног промышленности национальную почву. Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют новые отрасли промышленности, введение которых становится вопросом жизни для всех цивилизованных наций, — отрасли, перерабатывающие уже не местное сырье, а сырье, привозимое из самых отдаленных областей земного шара. И вырабатывающие фабричные продукты, потребляемые не только внутри данной страны, но и во всех частях света. Вместо старых потребностей, удовлетворявшихся отечественными продуктами, возникают новые, для удовлетворения которых требуются продукты самых отдаленных стран и климатов. На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга. Это в равной мере относится как к материальному, так и к духовному производству. Плоды духовной деятельности отдельных наций становятся общим достоянием. Национальная односторонность и ограниченность становятся всё более невозможными, и из множества национальных и местных литератур образуется одна всемирная литература». Это цитата из «Манифеста Коммунистической партии» К.Маркса и Ф.Энгельса.

Глобализация — явление многоплановое. Процессы глобализации затрагивают различные стороны жизни индивидуума и общества в целом: экономику, политику, экологию, культуру и даже сферу религий. Но самые мощные глобализационные изменения происходят в экономике. Скорее всего, глобализация экономической сферы деятельности обществ «тянет» за собой изменения в других областях. Вкратце опишу те изменения, которые происходят в различных сферах жизни человека и общества под влиянием процессов глобализации.

Экономика
1. Свободная мировая торговля;
2. Появление транснациональных промышленных корпораций;
3. Появление транснациональных финансовых институтов — банков и фондовых бирж. Возможность мгновенного перемещения и инвестирования огромных денежных масс вне границ государств и континентов;
4. Концентрация мирового капитала в руках ограниченного круга «семей»;
5. Усиление взаимозависимости государств в экономике;
6. Опасность разорения малого бизнеса;
7. Потеря своих ресурсов странами «третьего мира»;
8. Глобализация экономических кризисов;
9. Глобализация конкуренции;
10. Падение жизненного уровня людей;
11. Появление единой валюты международных расчетов — доллара, не «привязанного» ни к чему;
12. Рост спекулятивной экономики.

Политика
1. Появление международных политических организаций (ООН, ЕЭС, ВТО, МВФ, НАТО, Всемирный банк и так далее), регулирующих многие аспекты взаимоотношений стран друг с другом, и даже начинающих вмешиваться во внутренние дела «суверенных» государств. Слово «суверенных» я взял в кавычки, потому что процесс глобализации активирует процесс потери национального суверенитета государствами;
2. Процесс стандартизации законодательств;
3. Процесс централизации власти;
4. Усиление политической власти транснациональных корпораций;
5. В то же время возникновение процесса так называемой регионализации, когда регионы начинают играть всё большую роль во взаимоотношениях между государствами.

Культура
1. Усиление международных коммуникаций. Особенно этому способствуют высокоскоростные способы перемещения (поезда, самолеты) и повсеместное распространение интернета. При этом вот что удивительно: казалось бы, глобализация должна привести к большей свободе перемещения людей между странами. Но, если сравнивать со временем 100–200 лет назад и более, то свободы стало намного меньше. Сперва для путешествий вообще не надо было никаких бумаг и разрешений, затем появился загранпаспорт, а в наше время, чтобы получить визу, надо собрать кучу всяких документов и справок, да и это не гарантирует получение разрешения на въезд в страну;
2. Унификация потребительской культуры. Например, однотипные рестораны «МакДональдс» или кафе «Старбакс» со стандартным меню во всех уголках земного шара. Ограниченный набор одежных брендов, который носит 90% населения Земли. К примеру, в сфере спортивной одежды 5–6 мировых брендов. С одной стороны, это удобно, но, с другой стороны, ведёт к вымиранию национальной кухни и национальной одежды соответственно.
3. Конкуренция в сфере культуры в условиях глобализации. Например, доминирующее положение Голливуда в сфере кинопроизводства во всём мире. Несмотря на то, что национальное кинопроизводство тоже существует, кинопродукция Голливуда удерживает лидирующее положение. Тут ещё надо учитывать то, что кино формирует ценности, культуру, мировоззрение, вкус и такое доминирующее положение Голливуда является определенным вызовом национальному самосознанию и национальной идеологии.

Экология
1. Глобализация экологических катастроф. С одной стороны, последствия экологических катастроф становятся глобальными. Даже локальная экологическая катастрофа может иметь всемирное значение, потому что в ареале действия этой катастрофы могут быть те или иные интересы транснациональных корпораций. Действия транснациональных корпораций могут приводить к глобальным экологическим катастрофам. Типичный пример: разлив нефти у берегов Америки транснациональной корпорацией «British Petroleum».

Религия
1.Благодаря интернету и спутниковому телевидению появилась возможность распространения религиозной мысли в самые отдалённые уголки мира, что сделало прозелитизм технологически более простым действием.

Таким образом, я попытался осветить основные области человеческой деятельности, которые подвергаются воздействию процесса глобализации. Конечно, влияние глобализационных процессов намного разнообразнее, глубже и, скорее всего, далеко не все последствия глобализации мы можем спрогнозировать. Но, наверное, сама суть глобализации всё-таки в том, что это есть процесс концентрации управления производительными силами общества и, по мнению многих учёных, этот процесс уже почти завершился.

Хочу отметить что, прочитав книгу Энтони Гидденса «Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь», я пришел к мнению, что Энтони Гидденс относится к тем апологетам глобализации и представительной демократии, которые, вроде бы, и упоминают о некоторых проблемах в обществе, возникающих в процессе глобализации, но всё-таки являются безоговорочными сторонниками и глобализации и представительной демократии. При этом, проанализировав несколько источников, мне показалось, что я заметил одну особенность: авторы, которых условно можно назвать англосаксами (то есть представителей тех стран, которые больше чем другие выигрывают от глобализации), являются безоговорочными сторонниками глобализации, авторы же, имеющие немецкое происхождение (Ульрих Бек, Зигмунт Бауман), анализируют процессы глобализации более взвешенно, показывая и серьезные проблемы, возникающие в процессе глобализации. Непонятно, то ли Э.Гидденс сам носит «розовые очки», то ли, работая на вполне определённую сторону, пытается одеть их на нос своим читателям.

Сразу хочется разделить ещё такие понятия как глобализм и глобализация. Многие противники глобализма склонны отрицать объективный характер глобализации. Так вот Энтони Гидденс очень увлечённо рассказывает о глобализации, но почему-то ни словом не упоминает о таком явлении как глобализм. Естественно, ведь глобализм — это целенаправленная деятельность на достижение мирового господства. Об этом Э.Гидденсу, по-видимому, говорить не очень хочется. Конечно, глобализму надо противодействовать. Но чтобы противодействовать успешно надо научиться не путать эти два понятия, иначе эта борьба выльется в смешную и бессмысленную борьбу с «Макдональдсом» и «Кока-Колой».

Энтони Гидденс буквально двумя-тремя абзацами затрагивает тему электронных денег, свободы и скорости перемещения капитала. Просто констатирует факт наличия этого явления. Но о его отрицательных побочных последствиях он говорит только одним предложением. При этом явление это очень важное и последствия его катастрофические для национальных государств. Возможность свободного мгновенного перемещения любого количества денег в любую точку Земли создаёт практически неограниченные возможности для инвестирования. К чему это ведёт?

Мобильность и скорость перетекания капитала, которую получили те, кто владеет деньгами и готов инвестировать, даёт им несуществовавшую ранее в социально-ориентированных государствах возможность освобождения от социальных обязательств. Как пишет Зигмунт Бауман: «Отказ от ответственности за последствия — самое желанное и ценное преимущество, которое новая мобильность даёт лишённому местной привязки капиталу, находящемуся в „свободном плавании“. Теперь в расчетах „эффективности“ инвестиций можно уже не учитывать затраты на борьбу с последствиями».

Ульрих Бек анализирует истоки власти и могущества корпораций в эпоху глобализации. Он указывает на четыре причины:

1. Предприятия могут переводить рабочие места туда, где им выгоднее, то есть, где ниже издержки на производство (рабочая сила дешевле, налоги ниже);
2. Они могут так рассредоточить производство продуктов и оказания услуг (благодаря разделению труда), что становится непонятной национальная принадлежность фирмы;
3. Они могут заставить национальные государства конкурировать в предложении более выгодных условий для инвестирования;
4. Они могут на своё усмотрение определять место для инвестиций, для производства, для уплаты налогов и для жительства и противопоставлять их друг другу.

Корпорации перестали быть национально-ориентированными. Их главный и единственный интерес — максимизация прибыли. Они вышли из-под контроля и зависимости национальных государств, и что там происходит с государством их совершенно не интересует. Глобализация ведёт к сильнейшему расслоению общества. Разница между самыми богатыми и самыми бедными беспрецедентна для истории.

При этом рост экономики в глобализированном постиндустриальном обществе сопровождается массовым сокращением рабочих мест, ростом безработицы и обнищанием населения. При одновременном увеличении собираемости налогов происходит уменьшение доли налогов с корпораций. То есть всё бремя налогообложения падает на плечи простого народа, малого и среднего бизнеса, которые привязаны территориально к своему государству. Получается так, что те, кто проигрывает от глобализации, обязаны оплачивать социальное государство и функционирующую демократию, а те, кто выигрывает от глобализации, получают огромные прибыли и уклоняются от социальной ответственности.

При этом средства массовой информации, работающие на глобализаторов, пытаются уверить всех в том, что абсолютная свобода перетекания капитала ведёт к росту богатства и это богатство коснется всех: каким-то образом распределится и на простой народ. СМИ представляют ситуацию таким образом, чтобы потребитель информации не замечал связи между обнищанием населения и возникновением баснословных прибылей у ничтожного меньшинства. Наоборот, они пытаются представить дело так, будто эти процессы имеют совершенно разные причины. Если ты беден или обеднел, то это твоя личная проблема, ты сам виноват, ведь вокруг столько возможностей обогатиться, которые предоставляет свободный рынок. Таков их посыл. Но это ложь.

Зигмунт Бауман пишет: «Новые состояния рождаются, растут и созревают в виртуальной реальности, наглухо изолированной от старомодной, суровой и земной, реальности бедняков. Процесс обогащения скоро окончательно освободится от вековечной — сковывающей и раздражающей — связи с производством вещей, обработкой материалов, созданием рабочих мест и руководством людьми. „Старые богачи“ нуждались в бедняках, которые создавали их богатство и поддерживали его. Эта зависимость во все времена смягчала конфликт интересов и побуждала первых проявлять хоть какую-то, пусть минимальную, заботу о последних. Новым богачам бедняки не нужны.»

Процесс создания богатства освобождается от связи с трудом. Как говорит Ульрих Бек, новая магическая формула такова: «капитализм без труда плюс капитализм без налогов».

Справедливости ради стоит сказать, что Энтони Гидденс упоминает об этих отрицательных сторонах глобализации, но тут же пытается перенести ответственность за это с осязаемых транснациональных корпораций на «неосязаемый» объективный процесс глобализации: «Однако не стоит взваливать всю вину на богатых. … Конечно, страны Запада или промышленно развитые страны в целом по-прежнему обладают гораздо большим влиянием на обстановку в мире, чем менее богатые государства. Но глобализация становится всё более децентрализованным процессом — она неподконтрольна ни одной группе государств, а уж тем более крупным корпорациям. В западных странах её последствия ощущаются не меньше, чем где-либо ещё.»

Как-будто не конкретные люди принимают решение о сокращении тысяч рабочих мест, а абстрактная глобализация. Крупные транснациональные корпорации уже давно контролируют властные структуры государств и манипулируют политикой государств в своих интересах. Видимо, этот факт Энтони Гидденсу не известен. И потом, да, в западных странах последствия глобализации ощущаются не меньше. И что с того? Это абсолютно не беспокоит транснациональные корпорации, ибо они стали независимы от национальных государств. Ульрих Бек называет несколько причин шока от глобализации, охватившего континентальную Европу: «Во-первых, страны и общества с первичным экономическим самосознанием — „национализм немецкой марки“, „экспортирующая нация“ — чувствуют себя особенно ущемленными и подвергаемыми опасности со стороны надвигающейся якобы извне глобализации — этим детищем мирового рынка.

Во-вторых, социальные государства, такие, как Франция и Германия, относятся, в отличие от США и Великобритании, к странам, проигрывающим от процесса глобализации. Они попали в затруднительное положение из-за социальной политики в эпоху экономического глобализма: развитие экономики уходит из-под национально-государственного контроля, в то время как социальные последствия этого процесса — безработица, миграция, нищета — накапливаются в системе национального социального государства.

В-третьих, глобализация до основания потрясает самоидентификацию гомогенного, закрытого, замыкающегося на себя национально-государственного пространства, называемого Федеративная Республика Германия. Великобритания, напротив, была мировой империей, и глобализация для неё — лишь приятное воспоминание о прошлом. Правда, Германия тоже давно уже представляет собой глобальное пространство, в котором сталкиваются культуры мира и их противоречия. Но эта реальность до сих пор была затемнена господствующим представлением о себе, как о в значительной мере гомогенной нации. Всё это выяснилось в ходе дебатов о глобализации. Ибо глобализация, как уже говорилось, означает прежде всего денационализацию — эрозию, но и возможную трансформацию национального государства в государство транснациональное».

Шейхамир Дажаев

24.01.2017

Понравился материал - поддержите нас